Мнение | Самоубийство, которое потрясло Азербайджан

3 мая 2019

Самоубийство 14-летней Элины Гаджиевой подняло проблему, которая давно существовала в азербайджанском обществе, но которую не так часто обсуждали — травлю. Несмотря на то, что возмущение общественности поведением сотрудников школы и реакцией правительства на это привело к уголовному расследованию, еще неизвестно, будут ли предприняты реальные изменения для искоренения проблемы.

Есть такой старый советский драматический фильм «Чучело», в котором рассказывается история подростка Лены и об издевательствах, которые она терпит в своей школе. Действие фильма происходит в провинциальном городке в России, где 12-летняя героиня изо всех сил пытается ужиться в новой школе.

Одноклассники называют ее «чучелом», главная героиня сталкивается со всесторонней агрессией своих сверстников. Когда она берет на себя вину за то, чего она не совершала, для того, чтобы защитить своего одноклассника, в которого влюблена, ее клеймят как предателя, и травля усиливается. Фильм заканчивается тем, что одноклассники Лены осознают свою ошибку и извиняются перед ней.

В отличие от Лены, для главной героини этой истории нет момента развязки, — она не выживает. 4 апреля 14-летняя Элина Гаджиева предприняла попытку самоубийства во второй раз. Травля в школе со стороны сверстников и учителей изводила ее. Она просила родителей поменять школу, но другая школа, в которую она хотела пойти, отказалась принять ее.

Несмотря на то, что и лучшая подруга Элины, и ее родители жаловались директору школы на травлю, с которой сталкивалась девочка, никто не предпринял никаких действий. В тот день, 4 апреля, во время второго перерыва Элина открыла окно в коридоре третьего этажа своей школы и выпрыгнула из него. Камера слежения показывает, как ее одноклассники, наблюдающих за тем, как она поднимается на окно, подбежали к ней только после того, как она прыгнула.

[Подробнее об этой истории на OC Media: В Баку совершено нападение на подростка за почтение памяти затравленной школьницы]

Тревожная история

Элина, возможно, все еще была бы жива, если бы директор школы Севиндж Аббасова не откладывала так долго вызов скорой помощи. По рассказам друзей Элины, директор школы попросила школьную уборщицу убрать пятна крови с земли и перенести девушку в ее кабинет, где Элина, находясь в полусознательном состоянии, была вынуждена отвечать на вопросы и объяснять, почему она выпрыгнула из окна.

«Просто скажи, что ты хочешь, и мы это сделаем?!», — спросила женщина, позже названная Халидой Багировой, заместителем главы исполнительной власти Сабаильского района. «Я только хочу перейти в школу № 203», — ответила Элина, извиваясь от боли и шока из-за того, что только что произошло. «Ты этого хочешь?» — снова спросила женщина. «Да», — сказала Элина. «Хорошо, я скажу главе исполнительной власти. Он действительно хороший человек. Ты знаешь его? Его недавно назначили», — Элина отвечает, что не знает его. Женщина повторяет, что поговорит с ним, и они позаботятся о том, чтобы Элину перевели в другую школу.

В другом видео Элину спрашивают о директоре школы и ее сверстниках. Элина объясняет, что директор школы хотел избавиться от ее класса, потому что он был проблемным, и что ее одноклассники плохо к ней относились.

После окончания допроса Элину наконец-то доставили в больницу, — через два часа после попытки самоубийства.

Однако родители Элины рассказывают другую историю. По словам матери Элины, им не разрешали навестить Элину в больнице. В интервью азербайджанской службе Би-би-си мать Элины сообщила, что доктор сказал им, что с Элиной все в порядке, и что оба родителя могут навестить свою дочь, как только она будет переведена в больничную палату. При этом, несмотря на то, что родителям не разрешили увидеться с дочерью, директор школы, ее муж и еще один человек, который, как сообщается, является родителем другого ученика, были к ней допущены.

Родителям Элины также не сообщили, когда умерла их дочь. «Они позвонили нам из больницы и сказали, что состояние Элины было критическим. Когда мы приехали в больницу, нас перенаправляли из одной палаты в другую. Когда мы вернулись из одной из палат, нам сказали, что наша дочь умерла».

Элина скончалась 6 апреля. В тревожном видео, снятом в больнице, слышно, как женщина просит охранника вызвать врачей и официально объявить время ее смерти, прежде чем они отключат Элину от аппарата искусственного дыхания. Ни один из двух врачей, которые, по сообщениям местные СМИ, лечили Элину, — Вагиф Рагимов и Ильгар Хагвердиев, — не присутствовали при этом. С тех пор о них не было вестей, и неясно, связывались ли они со следователями.

Кампания против травли

Из-за смерти Элины в социальных сетях начались кампании, призывающие положить конец травле в Азербайджане и наказать всех, кто причастен к ее смерти. Хэштеги #Elinaucunsusma (не молчите о смерти Элины) #bulingeson (конец травле) были одними из популярных в социальных сетях. Группа активистов собрала информационные материалы о том, что такое травля, и о ее последствиях для жизни человека. Популярный рэпер Джамал Али написал стихотворение об Элине.

Кампания в социальных сетях побудила власти предпринять некоторые действия, а фасад школы был превращен в небольшой памятник Элине, — у школьной ограды люди оставляли цветы, игрушки и письма.

При этом директор школы казалась равнодушной к трагедии и растущему возмущению. Просочившаяся в СМИ аудиозапись, где она просит журналиста описать Элину как ребенка из плохой и неудачной семьи; и что ее мать, которая развелась, пренебрегла ею, и это был ее второй брак, вызвала еще большее негодование со стороны общественности.

11 апреля Прокуратура города Баку возбудила уголовное дело по факту самоубийства Элины, а глава Государственного комитета по делам семьи, женщин и детей Гикран Гусейнова сказала, что президент и первая леди выразили личную заинтересованность в этом деле и будут тщательно следить за развитием событий.

12 апреля Аббасова, ее заместитель Лала Магеррамова и школьный психолог Кенуль Агаева были уволены. 16 апреля Сабаильский районный суд вернул Аббасову под домашний арест. Ей было предъявлено обвинение по двум статьям Уголовного кодекса — халатность и угроза жизни, ведущей к смерти. В случае признания вины директору школы грозит штраф в размере 300 манат (175 долларов США) или до шести месяцев исправительных работ по первому приговору и до 5 лет тюрьмы в случае признания вины по второму приговору.

Это было лишь одним из требований, подготовленных группой, организовавшей кампанию в социальных сетях. Другие требования включали принятие закона о борьбе с травлей, а также, среди прочего, проведение  Министерством образования исследования и анкетирования в школах по вопросам запугивания с дальнейшим применением превентивных механизмов.

Вместо того, чтобы принять во внимание эти требования и решить суть проблемы, некоторые школы, как сообщается, начали убирать оконные ручки, чтобы ученики не могли совершать подобные действия. Министерство образования также отклонило заявления о том, что оно поручило школам устанавливать металлические решетки на школьные окна.

До сегодняшнего дня история Элины вызвала волну историй от бывших учеников и учителей о случаях травли, которые они вспоминают, что доказывает, что травля — не новая проблема для Азербайджана.

Это также продемонстрировало, что травли, как концепции, в стране не существует, а соответственно, не предпринимается никаких мер для решения и искоренения этой проблемы.

Поскольку расследование все еще продолжается, еще неизвестно, сможет ли послужить история Элины в качестве прецедента не только для наказания лиц, совершивших это преступление, но и для принятия превентивных мер.

Фильм «Чучело» заканчивается тем, что одноклассники Лены просят у нее прощения. История Элины заканчивается ее последним письмом с вопросом, почему все так сильно ее ненавидят.

[Читайте больше по теме от Вафы Зейналовой: Право на стороне сильного — травля в Азербайджанских школах]

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас