Мнение | В Азербайджане секс — это оружие

Иллюстрация: Мариам Никурадзе.

Нармин Шахмарзаде стала мишенью хакеров — они украли её личную информацию и интимные материалы, которые затем опубликовали в интернете. Специально для OC Media Нармин написала, почему считает, что за этим стоят азербайджанские власти и как сексуальный шантаж становится всё более распространённой тактикой в Азербайджане.

Мой профиль взломали 9 марта, на следующий день после моего участия в акции протеста по случаю Международного женского дня в Баку. Хакеры опубликовали мои личные разговоры, фотографии и аудиозаписи.

Несмотря на мои обращения в Министерство внутренних дел (МВД) и Генеральную прокуратуру, не было предпринято никаких мер. Я не получила ответа даже после того, как заявила, что они сами замешаны в этом деле. 

Однако они игнорировали меня не всегда. Меня вызвали в МВД и допросили, когда я публично высказала свою позицию против Второй войны в Нагорном Карабахе. А когда я высказалась о «национальном герое Азербайджана», меня вызвали в прокуратуру, обвинили в преступлении и в конечном итоге признали виновной.  

Сейчас, когда государство и пальцем не пошевелило, чтобы разобраться с преступными деяниями, совершёнными против меня, я могу прийти лишь к одному выводу — оно было причастно к совершению этих деяний.  

Но я не единственная, в чью частную жизнь они так грубо вторглись. Эта практика имеет давнюю и отвратительную историю в Азербайджане, которая использует женскую сексуальность и частную жизнь для того, чтобы опозорить родню и напомнить всем, что даже самые интимные моменты жизни не являются их собственными.

Отвратительная история

За день до взлома моего аккаунта Мухаммад Мирзали, оппозиционный блогер, проживающий во Франции, записал видео, в котором сказал, что ему отправили интимное видео его сестры. По словам блогера, отправитель угрожал опубликовать видео, если тот не согласиться хранить молчание.  

Видео его сестры было опубликовано через несколько часов после того, как Мирзали сделал эти заявления.  

Чуть более недели спустя на Мирзали было совершено жестокое нападение. Блогер, получивший несколько ножевых ранений, обвинил в этом азербайджанское правительство. 

В этом году, в преддверии Международного женского дня, на Facebook были опубликованы сообщения фем-активистки Гульнары Мехдиевой, содержащие глубоко личную информация. 

Самое последнее хакерское нападение случилось 29 марта, когда в интернете разместили интимные снимки, предположительно, дочери оппозиционного политика Джамиля Гасанли. Гасанли также обвинил в случившемся правительство. 

Несмотря на то, что распространение материалов интимного характера было выбрано в качестве способа подавления и запугивания лишь в последние два года, такая тактика не является чем-то новым. Она используется уже долгое время, причём наиболее известным из случаев является дело Хадиджи Исмаиловой 2012 года. 

Но почему в Азербайджане преследует таких людей? Они ведь не революционеры, у них нет власти свергнуть правительство.

Это так, но зато они независимы. Они не просто наносят удары по должностным лицам, а направляют свою критику на высшие правительственные уровни. Они не боятся называть имена, независимо от того, насколько сильны те, против кого они выступают. 

Опасность для правительства заключается в том, что их мужество может вдохновить других. Если они не будут наказаны, то другие последуют их примеру. Угнетая этих людей, азербайджанские власти сумели запугать всё общество. 

Почему интимные снимки? 

Если мы взглянем на предыдущее десятилетие, то « наказание» независимых критиков и членов оппозиции обычно осуществлялось посредством арестов по сфабрикованным обвинениям. Не зря Азербайджан считается одной из худших стран по количеству политических заключённых, содержащихся в тюрьмах. 

Но эта практика наносит ущерб международной репутации правительства — поэтому они сменили тактику. Теперь вместо длительных приговоров власти предпочитают краткосрочные, но частые аресты и публикацию интимных материалов.

Интимные снимки, которые использует правительство, всегда женские — независимо от их цели. Если они нацелены на конкретную женщину, то распространяют её фотографии. Если же хотят нанести удар по мужчине — публикуют фотографии его родственниц. 

Как и в большинстве других стран на Кавказе, большая часть азербайджанцев считает женщин носительницами чести и нравственности своих семей, особенно мужей или других родственников мужского пола. 

Это означает, что сексуальная жизнь женщины возможна только между ней и её мужем. Это значит, что секс считается «приемлемым» только после большой свадьбы. Сама свадьба должна быть засвидетельствована многими гостями, что само по себе происходит только после успешного «подтверждения» (осмотра под наблюдением более старшей родственницы) девственности невесты. 

Девственная невеста — гордость семьи, а женщина, которая уже имеет сексуальный опыт вне брака — позор. Складывается так, что женщина, которая занимается сексом вне брака, находится вне контроля своей семьи, следовательно, её отец и братья — слабые, беспомощные мужчины. 

Власти максимально используют эту традицию в качестве инструмента дискредитации и запугивания.

В итоге мятежницу — а мы должны помнить, что сила мятежницы заключается в том, что это мужественный и нравственный поступок — выводят аморальным человеком. Если родственница мужчины занимается сексом вне брака, то это должно унизить его, показать, что он слаб и достоин презрения.

Зачастую в таких материалах, которые распространяют для шантажа и наказания, говорится о женском занятии оральным сексом. Это играет на тех же патриархальных предрассудках: «Нравственная женщина не занимается оральным сексом. Им занимаются только проститутки». 

Проще говоря, такие устаревшие ценности полезны для правительства, ведь они принижают саму индивидуальность женщины. Это одна из причин, почему власти пытаются сохранить «традиционность». 

Явным показателем этого является выступление президента Алиева в 2019 году по случаю 100-летия Бакинского государственного университета.

«Мы живем в традиционном обществе и должны продолжать жить в нём. Мы должны уважать женщин, мы должны оберегать их, мы должны защищать их. Не они [женщины], а мы [мужчины]», — сказал он. 

«Существует гендерное равенство, и мы это признаём. Но мы не можем жить отдельно от традиционного мышления». 

Под предлогом «защиты» женщин правительство не только ограничивает их свободы, но и извращённо следит за тем, чтобы сексуальный шантаж самих женщин и их родственников оставался эффективным.

Безусловно, это распространяется не только на тех, кто является непосредственной мишенью. Боязнь стать жертвой такой схемы гарантирует молчание миллионов людей, если те вдруг когда-то захотят высказаться. 

Но наиболее ужасающим является самое главное послание правительства при публикации интимных материалов.

Спальня — самое интимное, уединённое место для людей. Проникая туда и выпуская снятые кадры в массы, они передают послание: «Мы контролируем всё, и нет ничего, что мы не сможем увидеть». 

_____________________________________________________________________

Мнение, высказанное в этом материале, принадлежит его автору и может не совпадать с точкой зрения редакции OC Media.

Мы в соцсетях: ТелеграмОдноклассникиInstagramFacebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас