Мнение | Выборы — наше первое «ОК, бумер» политическому порядку Азербайджана

13 февраля 2020

Скука, товарищеский дух и конфликты с участниками карусельного голосования на выборах — таков мой опыт наблюдателя на недавних выборах в Азербайджане.

Это были классические азербайджанские выборы: вбросы бюллетеней, избирательные карусели, голосующие покойники и иностранные наблюдатели, повторяющие друг за другом, как попугаи, что всё было прозрачно и демократично.

Любой, кто интересуется кавказской политикой, хорошо знает об этом. Но читать об этом или смотреть видео на YouTube и в Facebook и реально в этом участвовать — это очень непохожие ощущения.

Раньше я никогда не голосовал на выборах. Отчасти потому, что я жил в Турции, а отчасти потому, что я анархист. Но в этот раз было по-другому. Я решил принять участие в выборах в качестве наблюдателя от своего друга — Самеда Рахимли.

Можно с уверенностью сказать, что этот опыт изменил меня навсегда. Самед баллотировался от избирательного округа № 34 Хатаинского района. С этим районом в Баку меня связывает то, что я там родился и прожил шесть лет.

Я вернулся в Хатаи спустя 20 лет. Было особенно холодно, почти нулевая температура. И всё же у меня было желание почувствовать, что такое выборы. Я подошёл к избирательному участку ровно в 7 утра. Выборы должны были начаться в 8 и продлиться до 7 вечера.

Обрезанные углы и карусели

Голосование на избирательном участке № 19, располагавшемся в школе № 269, где я дежурил, было немедленно омрачено нарушениями, причём со стороны «хозяйки» избирательного участка, ни больше, ни меньше.

Это женщина лет 70 по имени Халида Абдуллаева, она работает завучем директора школы № 269.

Вскоре после того, как я и другие наблюдатели пришли на участок, мы стали свидетелями того, как она взяла шесть бюллетеней и обрезала их углы. Это запрещено законом о выборах. Угол избирательного бюллетеня можно обрезать, только если вы даёте его избирателю. Это означает, что бюллетень был использован.

Я и другие наблюдатели выразили протест против этого. Халида извинилась и сказала, что эти бюллетени выдадут в первую очередь.

Остальная часть дня прошла без каких-либо серьёзных происшествий, хотя явка была очень низкой. Тем временем я познакомился с другими наблюдателями, представлявшими других кандидатов — тоже независимых.

Несмотря на то, что наблюдатели от некоторых кандидатов не возражали против нарушений, если они были на руку их кандидату, мы все решили объединить наши усилия, чтобы наш общий конкурент Михаил Забелин из правящей партии «Новый Азербайджан» не украл победу на выборах.

Чуть позже приехали голосовать несколько жителей Нахчыванской Автономной Республики. У них с собой были временные виды на жительство в Хатаи. Сначала я был не против, потому что не знал, что им полагается голосовать в округе их постоянного проживания, если у них нет при себе документов, подтверждающих, что Центральная избирательная комиссия разрешила им голосовать по адресу временного проживания.

Но когда на избирательный участок стали являться один за другим избиратели из Нахчывана, стало ясно, что происходит карусельное голосование. Другими словами, это была организованная группа избирателей, которые ходили по разным избирательным участкам и голосовали на каждом из них.

Во время первого большого наплыва участников карусели Имран Алекперов, кандидат в депутаты и юрист по профессии, подкараулил их и снял на видео, как они пытались голосовать.

Участники карусельного голосования. Фото: Джавид Ага/OC Media

Чуть позже другой кандидат, Шахлар Гаджиев, также пришёл на участок и вступил в конфронтацию с другой группой избирателей каруселей.

«Почему ты не даёшь мне голосовать? — спросил его один из участников карусели. — Может, я за тебя проголосую!»

«Мне не нужен твой голос!» — ответил Гаджиев.

Это был тот настрой, который я искал на этих выборах. Эта его фраза и та сила, с которой он ее произнёс, зажгли во мне слабую надежду.

«Смертельно скучно» 

После 5 часов вечера явка избирателей резко снизилась, и только восемь человек пришли голосовать. И тогда я увидел, как «теневые наблюдатели», которые, оказывается, все были сотрудниками и учителями в школе № 269, исчезли.

Другие наблюдатели сказали мне, что их прислали на избирательный участок на случай, если настоящие наблюдатели устроят крупный протест. Но из-за низкой явки им, наверно, было смертельно скучно.

Пока мы ждали, член избирательной комиссии Азер Алекперов, известный педагог, получивший премию «Заслуженный учитель» от президента Ильхама Алиева, сказал нам, что нам всем нужно пойти по домам, так как не набрался кворум в 25 %.

Для меня это прозвучало подозрительно, поскольку требование о кворуме применимо только во время референдума, и он никак не мог этого не знать.

Я думаю, что скорее всего, он сказал это просто, чтобы мы пошли домой.

Голосование закончилось в 7 часов вечера. Когда избирательные урны были запечатаны, у неиспользованных избирательных бюллетеней нужно было обрезать углы (противоположные углам, которые обрезали, если бы их выдали избирателю), и проставить на них штампы. Это была трудоёмкая задача, поскольку из 1124 бюллетеней было использовано только 123.

На всякий случай, я записал весь процесс на видео. Когда они закончили, настало время для начальницы избирательной комиссии заполнить графы протокола: сколько избирателей было в списке, сколько пришло голосовать, сколько неиспользованных бюллетеней и так далее.

По закону, избирательные урны должны быть прозрачными, однако многие не были. Фото: Джавид Ага/OC Media.

Секретарь участковой комиссии Эльман Надиров сказал нам, что сначала напишет черновик протокола, который потом перепишет начальница комиссии. Он сказал, что хочет сделать все правильно, потому что, если допустить небольшую ошибку в официальных документах, произойдёт катастрофа.

Я и другие наблюдатели сказали ему, что всё в порядке.

Затем пришло время открыть урну для голосования для подсчёта голосов. Три бюллетеня были непригодны — три человека испортили их в знак протеста. Кандидат от партии «Новый Азербайджан» набрал 24 голоса, его соперник, независимый кандидат Ниджат Гасымзаде, набрал 33 — больше всех кандидатов на нашем избирательном участке.

Мой кандидат, Самед Рахимли, набрал всего шесть голосов, но меня и это устраивало, лишь бы проиграл Забелин. Но большинство наблюдателей ушли после того, как стало ясно, что выбранный ими кандидат не победит. Они пошли домой, не попросив посмотреть заполненный протокол.

Вот тогда всё пошло не так, как надо.

У Халиды болит голова

«У меня голова болит, я пока не могу писать протокол, — стала говорить начальница избирательной комиссии Халида Абдуллаева. — Дайте мне сперва разобраться со школьными делами».

Все члены комиссии начали убирать столы и стулья на избирательном участке, говоря, что на следующий день ученики придут в школу. Я сказал «хорошо» и остался ждать с двумя другими наблюдателями. Но протокола так и не было.

Я начинал злиться и беспокоиться, потому что мой самолёт в Турцию улетал в 4 часа утра. Несмотря на мои протесты, они выставили меня из комнаты, закрылись и стали писать протокол. Приехал мой кандидат, Самед Рахимли, и стал требовать соблюдать наше право наблюдать за тем, как пишут протокол. 

Джавид, второй слева, на 19-м избирательном участке избирательного округа № 34 Хатаинского района.

Но у старой опытной Халиды Абдуллаевой был в запасе ещё один трюк — она сказала, что не может найти печать, а без неё протокол будет не официальный и не завершённый. Они всё бросили и стали её «искать».

Печать так и не нашли, и, так как я опаздывал на самолёт, мне пришлось уйти. Я не видел, что происходило после полуночи. Но, по словам других наблюдателей, семь других избирательных участков в 34-м Хатаинском избирательном округе постигла аналогичная судьба: наблюдателям не показали протоколы и не предоставили копии при запросе.

На следующий день, когда я прочитал результаты Центральной избирательной комиссии, я был в шоке. По их данным, из 1121 зарегистрированного избирателя, 482 пришли голосовать, и 96 из них проголосовали за кандидата от партии «Новый Азербайджан» Михаила Забелина. Но я видел собственными глазами, и всех наблюдатели подтверждают, что число избирателей не могло быть больше 123.

Я полагаю, они всё-таки нашли свою печать.

В любом случае, Самед Рахимли и другие кандидаты планируют обратиться в суд с целью аннулировать результаты. Копии протоколов, которые удалось заполучить на нескольких избирательных участках, а также многочисленные записи и визуальные материалы, докажут, что Михаил Забелин не был избран, или, даже если был, он победил практически без капли реальной народной поддержки.

Это стало для меня поворотным моментом. Возмущение от просмотра видео в интернете, было ничто, по сравнению с этим. Я стоял там часами, считая каждого входящего избирателя, лично останавливал карусельное голосование, старался не есть, только чтобы наблюдать — и всё это превратилось в ничто всего за пару часов.

Я никогда до этого момента не ощущал такого настоящего гнева.

Тогда я решил, что с этих пор буду участвовать в процессе голосования. Я узнал, как на самом деле работает «подтасовка» голосов. И больше знаний об этом поможет мне разработать план, как остановить это в следующий раз.

Я не потерял надежды и не провалился в яму ненависти. Сейчас я чувствую себя более сознательным. Я горжусь тем, что защищал свой труд многочасового ожидания и наблюдения. Кроме того, было приятно защищать волеизъявление людей, которых я никогда не встречал в своей жизни.

Эти выборы научили меня, что у меня есть настоящие друзья, у каждого из которых есть совесть (мы все были наблюдателями). Я знаю, что нам предстоит пройти долгий путь, и мы его только начинаем, это только первые наши детские шаги. Но, тем не менее, мы начали двигаться, и это огромное преимущество перед застоем старого порядка.

Мы сказали своё первое «ОК, бумер» 9 февраля 2020 года.

[Подробнее о парламентских выборах в Азербайджане 2020 года: По предварительным данным, в парламенте Азербайджана почти нет изменений]

Мнения, высказанные в этой статье, принадлежат лично автору и могут не отражать точку зрения редакции OC Media.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас