Мнение | Женское лицо войны в Армении

25 сентября 2020

«Женщины за мир» одеты в военную форму и стреляют из автомата Калашникова? Это противоречие показывает, насколько милитаристская идеология изменила Армению — даже мир и гендерное равенство теперь стали в основном военными вопросами.

Недавние фотографии жены премьер-министра Никола Пашиняна, Анны Акопян, в военной форме и с автоматом Калашникова в руках прошли штормом по армянским социальным сетям. В стране, где мужественность неразрывно связана с армией, женщина с пистолетом — причём жена премьер-министра — шокировала.

Не менее шокирующим было и то, что всё это организовала сама Акопян. В рамках своей инициативы «Женщины за мир» Акопян и группа женщин из Нагорного Карабаха приняли участие в недельных учениях, в ходе которых они узнали о тактике и обращении с оружием и погрузились в военный образ жизни.

[Читайте на OC Media: Жена Пашиняна позирует с автоматом Калашникова на фото с мероприятия «Женщины за мир»]

19 сентября Акопян объявила о расширении подобной программы на всю страну. Эта новая программа, организованная в сотрудничестве с Министерством обороны Армении, открыта для девушек в возрасте от 18 до 27 лет, которые стремятся приобрести базовые военные навыки в период 45 дней казарменной подготовки. Анна Акопян заявила, что будет участвовать, как и прежде, но на этот раз только в начале и в конце программы.

Зачем она это сделала? Какую идею она пыталась сообщить армянскому народу? И почему орудие войны должно олицетворять мир?

Путаница в посланиях

Анна Акопян создала инициативу «Женщины за мир» сразу после бархатной революции 2018 года. Как следует из названия, это была якобы антивоенная инициатива, символом которой были украшения, сделанные из пуль.

«Чем больше женщин присоединится к нашей акции, тем больше пуль исчезнет с земли, они просто превратятся в украшения, а это в свою очередь означает, что будут спасены столько жизней», — сказала тогда Акопян. Она признала, что это всё ещё «язык символов», но что он, тем не менее, «не очень далёк от реальности».

Примерно через год первая леди Азербайджана Мехрибан Алиева написала о своей мечте послушать в Нагорном Карабахе мугам — жанр азербайджанской народной музыки. Акопян в ответ лично пригласила Алиеву в Нагорный Карабах, чтобы осуществить эту мечту.

«Если Мехрибан Алиева от своего имени и от имени своего народа говорит, что они мечтают послушать мугам в Карабахе», — сказала Акопян, — «То есть лишь один способ осуществить эту мечту — это мир».

[Читайте на OC Media: Мнение | В противовес всему, что нас разделяет, музыка объединяет нас]

Когда в июле начались столкновения на армяно-азербайджанской границе, Анна Акопян обратилась к азербайджанским женщинам и матерям с призывом положить конец боевым действиям, чтобы не подвергать опасности жизни сыновей азербайджанского и армянского народов.

И всё же, два месяца спустя после всех этих публичных заявлений о мире, она предстала перед публикой в ​​военной форме, держа в руках автомат Калашникова. Что это, как не полная путаница в посланиях?

Несущая стена государственности

Милитаризацию можно понимать как идеологию, основанную на идеализации военных в обществе и государственной политике и отведение им центральной роли. Армения погрязла в этой идеологии. Поскольку страна находится в состоянии конфликта более 30 лет, это не должно вызывать удивления.

Согласно многочисленным опросам, проведённым как в Армении, так и в Азербайджане, жители обеих стран не видят возможности мирного разрешения конфликта. 

Между тем общество сильно разочаровано в переговорах, зашедших в тупик, и широко распространившийся цинизм подталкивает к военному «решению».

Эти мрачные факты, кажется, содержатся в самой истории этого «замороженного» конфликта.

Несмотря на соглашение о прекращении огня, подписанное в 1994 году, режим прекращения огня неоднократно нарушался, а в 2016 и 2020 годах произошла крупная военная эскалация, приведшая к большему количеству жертв, новой волне ненависти и вражды между двумя странами.

В такой ситуации повышенные требования к безопасности со стороны рядового гражданина вполне оправданы.

В то же время ситуация накладывает глубокий отпечаток на восприятие действительности. Армия становится несущей стеной государственности, за которой держатся все другие структуры правления и демократии.

В такой ситуации меняется отношение к правительству, особенно к чиновникам из Министерства обороны, и потакание военным становится не исключением, а главным правилом правительства.

За это приходится платить.

Безопасность становится предлогом для лидеров игнорировать или отклонять вопросы социальной несправедливости и неравенства. Потому что пока идёт война, все ресурсы должны быть направлены на военные нужды.

Человеческие ресурсы, интеллект, талант и способности граждан, которые могли бы быть успешно применены на благо общества, направлены на милитаристские цели, что часто заканчивается летальными исходами.

Силы самообороны

Фотографии Анны Акопян, проходящей военную подготовку, и расширение программы обучения по всей стране идеально вписываются в ситуацию, когда растущий милитаризм Армении поглощает и подчиняет феминизм и другие общественные течения. Действительно, это процесс, в котором любой социальный вопрос, даже вопрос мира, обязательно преломляется через призму военной силы.

Это усовершенствование милитаризма ни в чём не отражается лучше, чем в недавнем предложении о создании «Сил самообороны».

1 сентября власти Армении объявили о плане создания поддерживаемого государством добровольческого корпуса численностью до 100000 человек, который будет действовать наряду с вооружёнными силами. Проект уже вынесен на общественное обсуждение. Граждане в возрасте от 18 до 70 лет, независимо от пола, смогут добровольно участвовать в «Силах самообороны».

Обсуждение в армянских социальных сетях, которое последовало за фотосессией Анны Акопян в Нагорном Карабахе, показывает, насколько широкие слои населения усвоили милитаристские взгляды — многие комментирующие рассматривают это фото как заявление о равенстве женщин и даже о феминизме.

Чем дальше прогрессирует такой милитаризм, тем сильнее становится военное присутствие во всех сферах жизни, сужая пространство для критики войны.

Мы вступаем в ситуацию, в которой мир возможен только через войну, а стремление к гендерному равенству возможно только через строгую патриархальную иерархию военных.

Тем временем армия становится достаточно большой, чтобы поглотить всю страну, а мирное разрешение конфликта всё больше уходить на задний план.

Даже такая элементарная вещь, как отношение войны к фундаментально бесчеловечным явлениям, становится невозможной. Насилие становится новой нормой, а не исключением, и женщины тоже становятся её знаменосцами, придавая насилию более естественный и неизбежный смысл.

Даже во время апрельской эскалации 2016 года в Армении были феминистские тексты, резко критиковавшие войну․ В этом году ничего не было.

Почему женщины не высказались в 2020 году? Или почему не был услышан их объединённый антивоенный и антимилитаристский голос?

Пока ещё слишком рано отвечать на эти вопросы. Возможно, микрофон был доверен Анне Акопян, чья платформа когда-то пользовалась доверием антивоенной части общества. Этот путь теперь, без сомнения, исчерпал себя.

Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения редакции OC Media.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас