Новая конституция Грузии ограничивает возможность реальных изменений

Рустави, Грузия (Марко Фибер/Flickr)

Подкрепляя либертарианские принципы в конституции Грузии, правящая партия стремится держать правительство в своих немногочисленных руках, а пространство для эгалитарной политики в еще меньших.

Сопико Джапаридзе является соучредителем «Сети солидарности — Центра рабочих», организации работающей по трудовым правам в Грузии.

Сегодня, 5 мая 2017 г. по всей Грузии начинаются публичные слушания по конституционным поправкам, предложенным правящей коалицией. С момента получения конституционного большинства в парламенте в прошлом году, «Грузинская мечта» готовится к внесению законодательных изменений.

Первым шагом партии было создание Комиссии по конституционной реформе для разработки проекта, которые впоследствии станет предметом общественного обсуждения и двух парламентских голосований. Комиссия с самого начала была измотана серьезными разногласиями между «Грузинской мечтой» и оппозицией — многие члены бойкотировали и покинули ее. В ответ оппозиция серьезно озаботилась намерениями комиссии превратить нынешнюю смешанную пропорциональную и мажоритарную систему в строго пропорциональную, сохранить 5 процентный порог для прохода в парламент и отменить прямые президентские выборы. Они заявляют, что таким образом правящая партия использует нововведения для сохранения постоянной власти.

Однако оппозиционные группы еще не прокомментировали 94-ый пункт конституции, который заключается в запрете взимание налогов парламентом без специального референдума и может быть инициирован только правительством. Этот пункт является частью грузинского «Закона о свободе», который бывший президент Михаил Саакашвили пронес в 2010 году, чтобы серьезно ослабить будущие правительства, ограничив их источники пополнения бюджета и задушив перспективу прогрессивного налогообложения во имя «свободы» предприятий и рынка. Тем самым в конституции страны укореняется либертарианская идеология, в ущерб отчаявшемуся, рабочему классу.

Увольнение налоговиков

После Революции роз, которую инициировал Саакашвили в 2003 году, налоговая система Грузии была реформирована и представлена как одна из самых простых и самых регрессивных в мире. Она состоит из шести видов налогов: 20 процентный фиксированный подоходный налог, налог на прибыль (который теперь отменяется, если компания реинвестирует), акцизный налог на некоторые товары, 18 процентный НДС, налог на импорт, который колеблется от 0 до 12 процентов и налог на имущество — до 1 процента. В нее не входят прогрессивное налогообложение, налог на наследство и социальное обеспечение.

Революция роз 2003 года в Грузии должна была стать «ментальной революцией». (Wikimedia Commons)

В 2010 году президент Грузии Михаил Саакашвили бросился вносить поправки в конституцию, ограничив полномочия президента и передав власть кабинету министров. В то же время Саакашвили включил пункт, ограничивающий налоговые полномочия и создал так называемый «Закон о свободе», без каких-либо публичных или частных консультаций.

Даже МВФ выступил против этого, а международные советники вынудили создать запас, позволяющий правительству временно увеличить налоги на срок до трех лет в случае чрезвычайных ситуаций. Саакашвили и Каха Бендукидзе — вдохновители реформ свободного рынка Грузии, в своей статье «Грузия: самые радикальные догоняющие реформы» писали: «Идея заключалась в создании смирительной рубашки для необратимости реформ, проводимых правительством в предыдущий период и создать основу для неприкосновенности принципов экономической свободы».

94-ый пункт фактически исключает одну из важнейших тем дебатов в общественно-политической жизни Грузии

Таким образом, 94-ый пункт ограничивает соотношение государственных расходов к ВВП на уровне 30 процентов, отношение долга к ВВП на уровне 60 процентов и отношение дефицита бюджета к ВВП на уровне 3 процентов. Референдум по этому вопросу может привести к установлению единого налога для всех граждан Грузии — закон запретит проведение референдума по прогрессивному налогообложению.

Либерализируйся

Месяц назад в рамках работы над конституционной реформой, начатой «Грузинской мечтой», Социал-демократическая парламентская фракция инициировала отмену 94-ого пункта.

Они сделали это без поддержки других парламентских групп, зато собрали подписи с 24 другими общественными организациями, включая крупную Грузинскую конфедерацию профсоюзов, с требованием изъять его. В свою очередь, Комиссия по конституционной реформе, которая сосредоточилась на обсуждении процедур участия политических партий, охране грузинского языка и определении брака как союза между мужчиной и женщиной, подавляющим большинством «Закона о свободе» остался в силе.

«Закон о свободе» отрицательно влияет на создание всеобъемлющей, здоровой и устойчивой экономики. Он подрывает бюджетную систему как с точки зрения источника дохода, так и ограничителя расходов.

За прошедший год консервативные группы Грузии масштабными агитациями выступали за пропаганду традиционного, гетеросексуального определения брака. Неудивительно, что западные СМИ в основном сконцентрировались на этом вопросе, полностью игнорируя другие вредные аспекты конституционных поправок.

На самом деле, решение комиссии свидетельствует о высоком уровне приверженности идеологии свободного рынка, которая в настоящее время утверждается в конституции Грузии. И поскольку комиссия уже проголосовала, сейчас начнутся краткие обсуждения нового законопроекта в интересах общества, а затем парламент проголосует весной и еще раз осенью.

Оставшиеся либертанианцы

«Закон о свободе» является абсолютно недемократичным. Он ограничивает налогообложение представительного органа народа, парламента и гарантирует, что референдум, необходимый для увеличения налогов, может быть инициирован только правительством (а не 200 000 подписями, как в случае любого другого референдума). Таким образом, он исключает одну из важнейших тем дебатов в общественно-политической жизни Грузии.

Этот закон отрицательно влияет на создание всеобъемлющей, здоровой и устойчивой экономики. Он подрывает бюджетную систему как с точки зрения источника дохода, так и ограничителя расходов. Фактически, нынешний бюджет Грузии в основном состоит из налогов на добавленную стоимость и подоходного налога, предоставляемый беднейшим слоем грузинского населения (согласно статистике, которую я получила от налоговой службы Грузии) — нет опорного и значимого среднего класса, который мог бы платить за то, чтобы страна функционировала.

Протесты уволенных сотрудников комбината «Азот» в городе Рустави, восточная Грузия, 1 февраля.

Поскольку ухудшение трудовых прав вызвало протесты по всей Грузии, новые поправки, во многом напоминающие первоначальную конституцию, являются мечтой либеральных рыночных торговцев.

Существуют некоторые перспективные, хотя в основном замаскированные предложения, например, закрепление права пользования интернетом. Но с учетом растущих потребностей населения Грузии, будь то в плане социальных услуг или улучшения образования для рынка труда, оно нуждается в активном правительстве, которое может оказать помощь. Но данный акт ограничивает развитие социального обеспечения — налоговые поступления для поддержания долгосрочных и надежных социальных услуг ограничиваются без изменения существующих налоговых шкал. Таким образом, «Закон о свободе» позволяет либертарной идеологии прежнего правительства оставаться в силе, несмотря на то, что в 2012 году избиратели голосовали против власти Саакашвили.

Если этот пункт не будет изъят из конституции сейчас же, других шансов устранить его в обозримом будущем не представится — получение конституционного большинства, желающего согласовать изменения, будет практически невозможно в нынешних условиях поляризации. Это обречет страну на продолжение существования экономической политики, где для бедных и обремененных долгами грузин, единственным шансом на лучшую жизнь является эмиграция.

Западные государства не строили демократические институты и социальное обеспечение за день. Десятилетиями, если не веками, люди боролись за свои права и побеждали. А в Грузии есть многообещающее движение, которое фокусируется на экономических и социальных правах. 24 организации, стоящие за открытым письмом к конституционной комиссии, сформировали коалицию и в следующем месяце выдвинут этот вопрос на публичных консультациях по поводу поправок по всей Грузии. И все же, время, процесс образования и мобилизация населения против «Закона о свободе» будет долгим и извилистым. И если 94-ый пункт останется в силе, дальше будет уже слишком поздно

Эта статья — перевод статьи написанной Сопико Джапаридзе для интернет-издания Open Democracy Russia. Перепубликация OC Media осуществляется в рамках соглашения по обмену контентом.