После саммита «Восточного партнерства» Грузия осталась без «золотой морковки»

6 марта 2018
Европейский парламент (Дато Парулава /OC Media)

Последний саммит «Восточного партнерства» не дал Грузии многого, что заставило страну задуматься о дальнейших действиях.  Официальные лица в Брюсселе советуют запастись терпением, в то время как в Грузии обсуждается то, как сохранить внимание ЕС.

Стремление к членству в ЕС

Незадолго до 5-го саммита «Восточного партнерства» 24 ноября Грузия четко дала понять, что имеет амбициозные планы, в которых конечной целью является членство в объединении.

Еще в 2015 году Президент Европейского совета Дональд Туск назвал Грузию лидером среди шести стран «Восточного партнерства», с коих пор она сохраняля свой имидж ведущего реформатора. После получения в 2017 году безвизового режима в большинство стран ЕС амбиции страны выросли еще больше.

Несколько новых вопросов появились в этой связи. Каковой будет следующая стадия в отношениях Грузии с ЕС? Когда она произойдет? И как Грузия к ней подойдет?

Страна надеялась получить ответы на последнем саммите «Восточного партнерства», но этого не произошло. Хотя имели место быть дискуссии о том, какие у ЕС планы в отношении Грузии и как Грузия намерена вступать в ЕС.

Три заинтересованные страны заметили, что политика ЕС характеризуется внутренней ориентацией и сейчас она озабочена притоком беженцев и «брекситом». Сказать, что у Грузии были большие ожидания от саммита в Брюсселе, было бы преувеличением, поскольку переговоры о расширении явно не были на повестке дня. Но вскоре после саммита ЕС открыл окно возможности для западных Балкан, заявив, что Черногория и Сербия должны быть готовы к членству до 2025 года.

Это сделало еще более непонятными планы ЕС для стран «Восточного партнерства», так как им обещали мало, в отличии от Балкан. Грузия не может открыто демонстрировать разочарование. Но она, безусловно, задается вопросом о необходимости изменения формата «Восточного партнерства», дабы получить ощутимые выгоды и понять, что делать в этом направлении.

(Не очень) большие надежды или почему саммит был провальным

Европейский парламент (Дато Парулава /OC Media)

«Саммит не оправдал наших амбициозных ожиданий, но на самом деле, учитывая ситуацию в ЕС, у нас их и не было», — заявила 15 февраля глава парламентского Комитета по европейской интеграции Грузии Тамар Хулордава.

Позже она сообщила OC Media, что амбиции остаются, но особых ожиданий не было еще до начала саммита. Несмотря на это Грузия, Украина и Молдова направили в ЕС совместные заявления о рассмотрении вопроса их членства в соответствии со статьей 49 Договора о ЕС.

Совместное коммюнике трех стран от 16 сентября призывает Европейский парламент принять резолюцию о создании «путеводителя для членства». Но в декларации саммита от 24 ноября нет пункта о членстве, не говоря уже о путеводителе.

Гораздо интереснее того, о чем в декларации говорилось — это то, о чем там не говорилось. В основном она поддерживает программу «20 задач на период до 2020 года», утвержденную на саммите в Риге в 2015 году. Она уделяет внимание четырем ключевым областям: усиление экономики, улучшение управления, усиление транспортных и энергетических связей, и усиление связей между обществами ЕС и «Восточного партнерства». Она также подтвердила приверженность «сотрудничеству в ряде конкретных областей, таких как малый и средний бизнес, цифровая экономика, инвестиции в широкополосные сети, а также инвестиции в транспортные, энергетические и инфраструктурные проекты».

В документе не упоминается «европейская перспектива», что оказалось чрезвычайно важным для стран, стремящихся к интеграции с ЕС. Этот термин был использован Европейским парламентом еще в 2014 году в резолюции в поддержку Грузии, в которой говорилось, что она, «как и любое другое европейское государство, имеет европейскую перспективу и может претендовать на членство в Союзе».

Но теперь, когда Грузия попросила использовать этот термин, который бы мог стать окном возможности для страны, на саммите эта «золотая морковка» [стимул] была полностью проигнорирована.

Еще в 2016 году у правительства Грузии была более осторожная позиция о членстве. «Мы не можем думать о членстве в 2017 году, потому что это нереально [на данный момент]. Это может вызвать нереалистичные ожидания у людей», — заявил 28 декабря 2016 года министр иностранных дел Михеил Джанелидзе. После саммита, ситуация, похоже, изменилась.

ЕС ясно дал понять, что в ближайшее время он не предложит Грузии  ничего нового, поэтому страна сама должна начать действовать. Совместное заявление трех ведущих грузинских организаций (GRASS, GIP, OSGF) от 1 декабря призвало правительство страны «начать разработку всеобъемлющего межучрежденческого «путеводителя» для членства Грузии в ЕС, который будет включать задачи, приоритеты и все необходимые шаги для достижения этой цели».

Позднее, в декабре, МИД сообщил, что он работает над разработкой такого плана, который будет включать максимальное участие страны в программах ЕС, углубление отраслевого сотрудничества, кооперации в области обороны и безопасности, энергетики, транспорта и торговли.

Что говорят депутаты Европарламента о перспективах членства Грузии?

Ребекка Хармс, депутат Европарламента (Дато Парулава /OC Media)

В Брюсселе в значительной степени советуют проявлять осторожность в отношении любых надежд членства Грузии в ЕС в краткосрочной перспективе.

«Сейчас у нас не стабильная внутренняя ситуация, которая бы позволила предпринимать новые шаги по расширению, — 30 января сказала OC Media депутат Европарламента Ребекка Хармс. — Но ЕС будет расти. В этом я уверена».

Хармс признала прогресс Грузии в выполнении Соглашения об ассоциации, и сказала, что его следует воспринимать всерьез, поскольку «это лучший путь в ЕС». «Чем ближе [Грузия подойдет] к европейским договорам и с тем, что мы воспринимаем нормами и стандартами, тем лучше», — добавила она.

Клер Муди, депутат Европарламента от британской лейбористской партии (Дато Парулава /OC Media)

Однако депутат отметила, что у Брюсселя есть вопросы относительно свободы СМИ в Грузии: «Дело не в том, что кто-то бьет тревогу о ситуации. Мы видим прогресс, у нас есть вопросы. Неудивительно, что такие вопросы есть».

Депутат Европарламента от британской лейбористской партии Клер Муди признала достижения Грузии и считает, что страну следует поздравить с прогрессом. Она сказала, что при обещанном расширения на Западных Балканах, «у грузинского правительства может появиться возможность».

«Но я должна отметить, что не нужно быть нереалистичными в плане сроков. Я считаю, что временные рамки могут быть бесполезны», — сказала она OC Media.

Финский депутат от «Зеленых» Хейди Хаутала проявила еще большую осторожность, сославшись на развитие событий в Венгрии и Польше.

Хейди Хаутала, Финский депутат от «Зеленых» (Дато Парулава /OC Media)

«Мы начали понимать, что есть проблемы, связанные, например, с очень фундаментальными ценностями, а также с верховенством закона. Мы видим, что в некоторых государствах-членах ЕС  провал. Это происходит в Венгрии и Польше. Я думаю, мы должны убедиться, что следующая волна расширений с западно-балканскими странами не ухудшит ситуацию», — она сказала OC Media.

Хаутала говорит, что Грузия не отстает по показателям от некоторых стран Западных Балкан, но не стоит ожидать, что она скоро войдет в Союз. «Переговоры могут затянутся», — говорит она и подчеркивает, что это не просто вопрос «да или нет».

Ана Гомеш, Представитель социалистической партии Португалии и депутат Европарламента (Дато Парулава /OC Media)

«Вы должны принять во внимание, что если мы не займется странами-кандидатами, когда они все еще находятся на этапе выполнения «Копенгагенских критериев», в ЕС может появится что-то вроде внутренней дыры», — говорит Хаутала. «Копенгагенские критерии» являются стандартами, определяющими может ли страна вступить в ЕС.

Представитель социалистической партии Португалии и депутат Европарламента Ана Гомеш сказала, что одним из факторов укрепления европейского пути Грузии были «конкретные развития в экономических отношениях между Грузией и ЕС».

«Я думаю, что существует большой потенциал для развития экономики Грузии в связи с ЕС. Это оценят все грузины, и это также поможет укрепить европейский путь страны», — сказала она OC Media.

Депутат отмечает, что, возможно, сейчас не подходящее время для подачи заявки на членство, но Грузия все еще может «следовать европейскому курсу» и должна избрать «европейские ценности».

Задачи, стоящие перед Грузией

Сегодня политические и экономические связи Грузии с ЕС сильнее, чем когда-либо прежде. Грузия обязалась выполнить Соглашение об ассоциации и получила похвалу за свой прогресс. В настоящее время Европа является основным торговым партнером Грузии, причем около 30 процентов внешнего оборота приходится на страны ЕС. Но стране есть еще над чем работать.

Помимо конкурентной рыночной экономики и способности эффективно выполнять обязательства по членству, в «Копенгагенские критерии» входят «стабильные институты, гарантирующие демократию, верховенство закона, права человека, уважение и защита меньшинств», которые стране еще предстоит выполнить. Здесь и возникают проблемы.

Депутат от оппозиционной партии «Европейская Грузия» Серги Капанадзе говорит, что улучшения должны произойти в отношении стабильности институтов, гарантирующих демократию.

«Мы не можем игнорировать тот факт, что в стране есть неформальный правитель [бывший премьер-министр Бидзина Иванишвили], и существует необходимость в большей институциональной подотчетности. Например, правительство не отвечает на призывы парламента участвовать в дискуссиях и не исполняет публичной отчетности. Это можно исправить», — заявил он на публичной дискуссии «Европа и новый мировой «беспорядок» 15 февраля.

Другие требования также остаются проблематичными. Недавно Грузию критиковали за нарушения верховенства закона в свете дел Афгана Мухтарлы и Мустафы Эмре Чабука. Азербайджанский журналист-расследователь Мухтарлы был похищен силами безопасности Азербайджана у его дома в Тбилиси (предположительно с помощью грузинских силовиков). На родине его приговорили к 6 годам лишения свободы. Бывший управляющий школы Чабук, которого Турция обвиняет в связи с оппозиционером Фетхуллахом Гюленом, в настоящее время проходит процедуру экстрадиции в Турцию, где правозащитники заявляют, что он может столкнуться с бесчеловечным обращением и несправедливым судебным разбирательством.

[Читайте также: Евродепутат призывает Грузию не экстрадировать Чабука]

Европейский парламент (Дато Парулава /OC Media)

Правительство также должно направить усилия на решение проблем с правами человека и меньшинствами. Народный защитник неоднократно публиковал заявления о дискриминации и жестоком обращении с людьми из различных меньшинств, таких как религиозных и этнических меньшинства, ЛГБТ-сообщества и т.д.

Руководитель программы интеграции ЕС в «Фонде Открытое Общество — Грузия» Вано Чхиквадзе говорит, что страна, стремящаяся к членству в ЕС, должна вести себя как кандидат. «Копенгагенские критерии» очень важны, а верховенство закона является одним из самых важных пунктов», — отмечает он.

Он заявил OC Media, что Грузия должна произвести впечатления успешности в глазах ЕС, зарекомендовав таким образом себя в качестве возможного члена.

«Лед тронулся. Теперь только нам решать, как мы будем использовать эту возможность. Сейчас нет единого мнения о том, как это должно происходить: амбициозно настаивать и продвигать свое членство или ждать «перспективы». Мы не должны принимать желаемое за действительное, а обязаны составить план, как убедить и расположить к себе скептически настроенные страны», — говорит он.

Он указывает на несколько проблем, которые, по его словам, нужно решить, в том числе укрепить сотрудничество между претендентами из Восточного партнерства — Грузия, Украина и Молдова. Он также говорит, что Грузия должна занять более активную позицию, поскольку в настоящее темпы диктует ЕС и страна не попадает в его повестку дня. В-третьих, он говорит, что необходимо изменить формат сотрудничества с ЕС, поскольку «нынешний формат не отвечает амбициям и требованиям некоторых стран».

Серги Капанадзе, от партии «Европейская Грузия», согласен с ним. Он говорит, что формат «Восточного партнерства» себя исчерпал и нуждается в пересмотре.

«Я думаю, что следующий шаг должен быть как у  Балкан —  принятие Соглашения о стабилизации и ассоциации или Стратегии, предшествующей присоединению. И если такая стратегия не будет введена в ближайшее время, это будет плохим сигналом», — говорит Капанадзе и отмечает, что ЕС должен дать Грузии больше ресурсов, включая финансовую помощь.

Тамар Хулордава из Комитета Евроинтеграции настроена более оптимистично, в свете начала переговоров по расширению ЕС на Балканах.

«В какой-то момент мы не видели большого энтузиазма у наших европейских коллег, когда обсуждали наши планы и амбиции. Я не хочу сказать, что у нас есть такие же основания для радости, [что и на Балканах], но тема больше не табуирована», — отмечает она.

В отсутствие немедленной «морковки», путь Грузии в ЕС может быть долгим. Переговоры по либерализации визового режима начались в 2012 году и заняли только пять лет, потому что критерии «Плана действий по либерализации визового режима» были не такими высокими, а «морковка» была в пределах досягаемости. Но если ЕС решит связать начало переговоров о членстве в первую очередь с выполнением Грузией «Соглашения об ассоциации», больше десятилетия может потребоваться, прежде чем откроется возможность для Грузии. Тем временем, политический ландшафт может снова измениться.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас