Мнение | Реакцию Азербайджана на COVID-19 нельзя назвать адекватной

Реакция Азербайджана на пандемию была жестокой, авторитарной и неэффективной и служит интересам правящей элиты в ущерб обычным гражданам и подвергающейся постоянным атакам оппозиции.

По мере того, как пандемия COVID-19 продолжает охватывать мир, многие авторитарные страны используют борьбу с вирусом в качестве прикрытия для усиления контроля над гражданским обществом, нападок на журналистов и подавления оппозиции внутри страны. Азербайджан последовал пути, проложенному впервые собратьями по автократии в таких странах, как Иордания, Таиланд и Венгрия.

О том, что страна будет придерживаться подобного подхода, стало ясно в самом начале пандемии. В своём ежегодном обращении в честь праздника Новруз 19 марта (в то время общее число подтверждённых случаев составляло всего 34), президент Ильхам Алиев предупредил о «предателях» и представителях «пятой колонны», распространяющих слухи и провокации, которых, по его словам, власти не допустят.

«Вполне возможно, что в какой-то момент может быть объявлено чрезвычайное положение, — сказал он. — В этом случае изоляция представителей пятой колонны станет исторической необходимостью».

Азербайджан никогда официально не объявлял чрезвычайное положение, но вместо этого 23 марта был введён «особый карантинный режим», который ограничивал гражданские свободы, свободу передвижения и другие права до такой степени, что его отличие от чрезвычайного положения заключалось лишь в названии.

При этом пандемию предотвратить не удалось. На момент публикации в Азербайджане зарегистрировано почти 17000 случаев и 206 смертей. Несмотря на кратковременное затишье в росте числа заразившихся, вирус опять распространился с новой силой за последний месяц.

Защита имиджа

Несмотря на глобальную серьёзность пандемии, власти Азербайджана расставили приоритеты в пользу поддержания своей репутации и своего имиджа, даже несмотря на серьёзную угрозу населению.

Азербайджан был последней страной, которая закрыла свои границы с соседним Ираном в то время, когда Иран уже сообщал о большом количестве инфицированных пациентов. Только после того, как другие страны начали сообщать о случаях COVID-19 среди людей, прибывающих из Азербайджана, власти наконец признали наличие вируса в стране.

Возможно, самый вопиющий пример этого имел место 22 февраля, когда Беларусь обнаружила, что у иранского студента, прибывшего в страну, был обнаружен COVID-19. Он приехал в Беларусь из Азербайджана. Прошла целая неделя, прежде чем Азербайджан официально подтвердил первый случай в стране — 28 февраля.

Как только стало очевидным, что в Азербайджане есть случаи заражения вирусом, новой проблемой для имиджа стали прибывающие в страну заболевшие, и состояние медицинской инфраструктуры вернулось на повестку дня правительства.

27 февраля группа пациентов опубликовала видео из больницы, куда их поместили после пересечения границы с Ираном. В видео видны кровати без простыней, туалеты без мыла и краны без воды.

После того, как это видео широко распространилось, был уволен глава больницы. Вскоре стали появляться и другие видео, в которых рассказывалось об обветшалом состоянии больниц в южных регионах страны, где находились на карантине люди, прибывающие из Ирана.

Стали подниматься вопросы о неправильно распределённых средствах, однако пандемия оказалась отличным прикрытием для того, чтобы заставить замолчать тех, кто выступает с критикой реакции правительства на пандемию.

Преследования

После объявления особого карантинного режима, десятки журналистов подвергались преследованиям за так называемые «нарушения карантина». По данным Совета Европы, были арестованы как минимум 11 журналистов.

Правительство также предприняло меньшие, более коварные антидемократические меры: некоторые журналисты сообщали, что во время карантинного режима был резко ограничен доступ к публичной информации.

20 марта азербайджанский депутат Ганира Пашаева предложила создать департамент мониторинга социальных сетей, который бы выявлял, отслеживал и наказывал тех, кто распространяет «ложную» информацию в социальных сетях.

Департамент так и не был создан официально, однако в последующие месяцы несколько видных интернет-критиков были приговорены к административным арестам за критические посты о том, как правительство справляется с COVID-19.

В этом месяце было принято ещё одно решение, которое ознаменовало дальнейшее подавление независимых СМИ в более широком масштабе, включая ограничение доступа к платформам социальных сетей.

5 июня пленум Верховного суда направил дела пяти медиа-платформ, доступ к которым заблокирован с 2017 года, в Бакинский апелляционный суд. Целью этого, по мнению некоторых экспертов, является также блокирование материалов этих веб-сайтов в социальных сетях.

Пять медиа-платформ: «Meydan TV», «Azadliq Radio», «Turan TV», «Azerbaycan Saadi» и газета «Azadliq» — были заблокированы азербайджанскими интернет-провайдерами по указанию Министерства связи.

Власти обосновали цензуру тем, что сайты якобы ставят под угрозу национальную безопасность страны.

Выволакивали из собственных домов

В выходные дни 6–7 июня рейд полицейского спецназа, показал насколько комфортно власть себя чувствует, применяя насилие против своих граждан.

После того, как в городах Баку, Гянджа, Сумгайыт и Лянкяран, а также в Апшеронском районе была объявлена ​​полная изоляция, жители, подозреваемые в выходе из дома, преследовались с безрассудной решимостью.

Распространение в интернете видео, где полиция насильно врывается в дома граждан и выводит оттуда людей без ордера, привело к широкой критике действующих мер и жестокости действий полиции.

По данным Министерства внутренних дел, 11 человек были задержаны и приговорены к административному аресту на срок от 15 суток до двух месяцев.

Кадр из видео, снятого жильцом дома в Баку, на котором полиция уводит мужчину в нижнем белье.

Карим Сулейманов, один из арестованных, утверждал, что после задержания десятки полицейских избивали его почти пять часов.

Во время карантинного режима также усилились атаки на политические партии.

С 24 марта были арестованы по меньшей мере 30 членов оппозиционной партии «Народный фронт», а Тофиг Ягублу, член оппозиционной партии «Мусават» и бывший политзаключённый, был арестован по сфабрикованному обвинению об автомобильной аварии.

За это время произошло, помимо этого, и много других арестов и случаев преследования со стороны правительства, однако, к сожалению, их сложно перечислить все.

Создается очередной ландромат?

Неудивительно, что реакция Азербайджана на COVID-19 была встречена обеспокоенностью и прямым осуждением всего мира. Такие разные организации, как ОБСЕ, ПАСЕ, «Репортёры без границ» и многие другие, призвали правительство изменить политический курс.

Но давайте посмотрим правде в глаза, когда правительство Азербайджана воспринимало какую-либо международную критику как признак того, что нужно что-то менять? — Ни разу.

Даже тогда, когда весь мир писал о секретном ландромате на сумму около 2,8 млрд долларов США. 

В ходе расследования, признанного одним из крупнейших совместных журналистских расследований, было обнаружено, что правящая элита Азербайджана отмывала средства через подставные компании, созданные в Великобритании.

Власти немедленно опровергли эти утверждения. Не было ни судов, ни привлечённых к ответственности, иными словами, абсолютная безнаказанность. Всё продолжилось в том же духе, как обычная бизнес-модель.

Через три года после разоблачения азербайджанского ландромата создается ещё один фонд, на этот раз без секретности, а в соответствии с действующим указом президента.

Фонд поддержки борьбы с коронавирусом был создан с целью «предотвращения распространения коронавирусной инфекции» и «оказания финансовой помощи контрмерам». Президент Ильхам Алиев и его жена, первый вице-президент Мехрибан Алиева, щедро пожертвовали туда свои ежегодные зарплаты в размере 130000 манат (76000 долларов США) и 100000 манат (60000 долларов США) соответственно.

Президент также выделил 20 млн манат (1,2 млн долларов США) из резервного фонда президента. Среди недавних пожертвований можно увидеть перечисления от крупных и малых предприятий, государственных учреждений и частных лиц, «отражающие корпоративную социальную ответственность и единство государства и гражданина».

В отличие от секретного ландромата, который никак не освещался в местных СМИ в то время, новостям об этом фонде уделяется больше внимания, чем состоянию пандемии внутри страны.

По состоянию на 11 июня фонд собрал почти 114 млн манат (60 млн долларов США). И хотя изначально эти деньги были предназначены на оплату труда медицинских работников и улучшение инфраструктуры и технического потенциала медицинских учреждений, на эти цели не было потрачено ни копейки.

Выступая на пресс-конференции 9 июня, пресс-секретарь Кабинета министров Ибрагим Мамедов сказал, что в финансировании нет необходимости. Власти Азербайджана не предоставили никаких подробностей о будущем фонда.

Но возникает ряд вопросов: как страна, которая может похвастаться тем, что является самой богатой в регионе, внезапно испытывает недостаток денег на базовые медицинские услуги? Или, если в сундуках действительно не осталось золота, почему тогда правительство пожертвовало 5 млн долларов Всемирной организации здравоохранения и Ирану?

Почему власти отчаянно нуждались в деньгах до этого, а теперь в них не нуждаются?

Учитывая то, насколько плохо власти управляли экономикой страны в прошлом, можно предположить, что их личные копилки нуждаются в пополнении, и эта пандемия, как и фонд, являются ещё одним способом наполнить карманы.

Это ещё один несчитанный пример плохого управления, за который должен заплатить азербайджанский народ. К сожалению, во время этой пандемии ему приходится платить не только заработанными трудом налогами, но и своей жизнью.

Присоединяйтесь к нашей группе на WhatsApp и подписывайтесь на наш Телеграм-канал, чтобы первыми читать наши новости о коронавирусе на Кавказе!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас