Начинается суд над грузинским врачом в Южной Осетии

13 декабря 2019
Врачи на демонстрации солидарности с Важей Гаприндашвили 18 ноября. Фото: Facebook

Судебный процесс над грузинским врачом Важей Гаприндашвили за «незаконное пересечение границы» начался в Южной Осетии через месяц после его задержания.

Несмотря на разговоры о его скором освобождении в Грузии, судья Ленингорского (Ахалгорского) районного суда Фатима Парастаева отказалась освободить его, и процесс продолжается.

Адвокат Гаприндашвили Давид Асатиани заявил, что его клиент отказался признать выдвинутые против него обвинения и заявил, что суд возобновит свою работу на следующей неделе.

9 ноября российская пограничная полиция задержала Гаприндашвили, 58-летнего хирурга-ортопеда и президента Грузинского общества ортопедии и травматологии, а 15 ноября его поместили в камеру предварительного заключения на два месяца.

Его обвиняют в нарушении статьи 322 Уголовного кодекса Российской Федерации «незаконное пересечение границы», что наказывается принудительными работами или лишением свободы на срок до двух лет.

Власти Южной Осетии говорят, что Гаприндашвили был задержан возле села Орчосани в Ленингорском (Ахалгорском) районе после того, как он выехал из контролируемой грузинскими властями деревни Сакоринтло.

Служба безопасности Южной Осетии, КГБ, утверждала, что «нарушение», совершенное Гаприндашвили было частью «возросшего числа» «незаконных вторжений на границу», которые, по их словам, «связаны» с тем, что грузинские власти установили полицейский контрольно-пропускной пункт возле села Цнелиси (Уиста) в Южной Осетии.

Грузинские силы безопасности установили контрольно-пропускной пункт в лесной буферной зоне между Цнелиси и контролируемой правительством Грузии деревней Чорчана в августе, что вызвало недовольство со стороны властей в Южной Осетии.

Эти разногласия осложнили переговоры между сторонами по вопросам безопасности и гуманитарной помощи. В конце августа власти Южной Осетии объявили о строительстве собственного контрольно-пропускного пункта в Цнелиси.

[Читайте подробнее на OC Media: Южная Осетия со своей стороны также приказала построить блокпост в ходе последней эскалации на границе]

Власти Южной Осетии с 5 сентября закрыли контрольно-пропускные пункты на контролируемой Грузией территории и лишь недавно заявили, что ослабят ограничения.

Реакция на процесс местного международного сообщества 

Сотрудники Международного комитета Красного Креста (МККК) — единственные, кто посещают Гаприндашвили в тюрьме в столице Южной Осетии Цхинвали (Цхинвал), и помогают врачу и его семье обмениваться письмами.

Дочь Гаприндашвили, Ирина Гаприндашвили, регулярно информирует общественность о состоянии своего отца в тюрьме, которое описывается вовлеченными сторонами на протяжении всего его пребывания в тюрьме как «нормальное».

Освобождение Гаприндашвили также обсуждалось на последнем раунде Женевских международных дискуссиях 10-11 декабря. Этот формат переговоров был запущен в октябре 2008 года для преодоления последствий конфликта. Сопредседателями являются ЕС, ОБСЕ и ООН.

18 ноября, через 9 дней после его задержания, медики более чем в шести городах Грузии провели митинги «в белых халатах» и выразили протест против задержания Гаприндашвили пятиминутным молчанием.

[Подробнее читайте на OC Media: Коллеги грузинского врача, арестованного в Южной Осетии, борются за его освобождение]

В середине ноября ряд стран, стратегических партнеров Грузии, включая Эстонию, США и Великобританию, призвали освободить Гаприндашвили.

После реакции местных и международных властей 19 ноября власти Южной Осетии пообещали законным путем решить вопрос о «провокационных действиях» Гаприндашвили и «его кураторов».

Они заявили, что желают предотвратить подобные инциденты и «эскалацию напряженности», а также «защитить суверенитет Южной Осетии».

Они также утверждали, что Гаприндашвили был капитаном запаса грузинской армии, который «активно участвовал» в августовской войне 2008 года.

Семья Гаприндашвили отрицает, что он служил в армии во время войны, утверждая, что в то время он работал в госпитале Гудушаури в Тбилиси и почти не покидал клинику.

Коллега Гаприндашвили Леван Начкебия заявил, что во время войны Гаприндашвили лечил двух раненых российских военных летчиков, захваченных в плен Грузией.

21 ноября югоосетинский КГБ сообщил, что переход Гаприндашвили был «хорошо подготовлен и спланирован» и что он не смог объяснить цель своего визита.

Они добавили, что он «сторонник скорейшей интеграции Грузии в НАТО» и «считает, что Южная Осетия является частью Грузии, оккупированной Россией».

Неясные обстоятельства его задержания

Семья Гаприндашвили начала публично высказываться через четыре дня после его ареста после сообщений в югоосетинских СМИ.

Его семья сначала утверждала, что у них нет конкретной информации о цели его визита, но предполагала, что он был задержан во время посещения пациентов, проживающих в Ахалгори.

Семья опровергла заявления нескольких грузинских СМИ о том, что он навещал пациентку Тамар Гигаури.

Важа Гаприндашвили.

Гигаури была последней в числе жителей Ахалгори, нуждавшихся в медицинской помощи, которым власти Южной Осетии не позволили выехать на контролируемую Грузией территорию для лечения.

18 ноября Шота Бидзинашвили, житель села Бершуети, находящегося на подконтрольной Грузии территории около Южной Осетии, рассказал «Радио Тависуплеба», что недавно провел пять дней в тюрьме в Цхинвали вместе с Гаприндашвили.

Они сообщают со ссылкой на Бидзинашвили, что заключенных кормили только один раз в день, содержали в сырых и плохо проветриваемых камерах, и что Гаприндашвили, который заботился о его здоровье и здоровье других заключенных, заявлял протест против этих условий сотрудникам тюрьмы.

Роль России

Грузинская православная церковь и бывший спикер парламента и оппозиционный политик Нино Бурджанадзе оба обратились к России, чтобы способствовать освобождению Гаприндашвили.

В обращении 17 ноября к главе Русской православной церкви патриарху Кириллу патриарх Грузии Илиа II назвал протесты грузин против этого задержания «справедливыми».

Основное внимание в письме было уделено сообщениям о намерении России направить священников, недавно окончивших семинарии, служить на военные базы в Южной Осетии и Абхазии, что Илиа II назвал нарушением церковной юрисдикции Грузинской церкви.

После встречи с Зурабом Абашидзе, специальным представителем Грузии по связям с Россией, российский сенатор Григорий Карасин «выразил надежду» 28 ноября, что Гаприндашвили встретит Новый год со своей семьей.

После недавнего визита в Кремль глава внепарламентской партии «Демократическое движение — Единая Грузия» Нино Бурджанадзе заявила телеканалу «PalitraNews», что она поднимала вопрос о Гаприндашвили во время своих встреч с российскими официальными лицами. 9 декабря она утверждала, что он «стопроцентно» будет освобожден 13 декабря.

Для удобства читателей, редакция предпочитает не использовать такие термины как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании институтов или политических позиций в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас