Онкологический больной, арестованный во время протестов в Гяндже, умер в заключении

12 июля 2019
Айдын Гурбанов (/Meydan TV)

Айдын Гурбанов, один из 80 задержанных во время протестов в Гяндже в июле 2018 года, в среду умер в заключении от рака. Власти Баку отказались освободить его, несмотря на неоднократные обращения его родственников и правозащитников.

Гурбанов был арестован в июле 2018 года после массовых акций протеста в Гяндже, втором по величине городе Азербайджана. До момента своей смерти он провел один год в камере предварительного заключения (КПЗ).

В марте Гурбанов был переведен в медицинскую часть Пенитенциарной службы города Баку из-за его ухудшения здоровья.

Его жена Махбуда Маммадова рассказала Радио Свобода, что Гурбанов умер там 10 июля.

По словам Маммадовой, сотрудники КПЗ позволили ей увидеться с ним на 15 минут. Позже Гурбанов впал в кому и вскоре после этого умер.

«Я умоляла чиновников позволить мне забрать его. Хотя бы позволить ему сделать последний вздох дома. Чтобы его дети держали его за руку. Они мне отказали. Они сказали, что суд должен решить это», — сказала Маммадова Радио Свобода.

3 июля 2018 года житель Гянджи Юнис Сафаров выстрелил в главу Гянджи Эльмара Велиева, нанеся ранения ему и его телохранителю.

Неделю спустя в Гяндже прошел антиправительственный протест против Велиева, в результате которого были смертельно ранены двое полицейских.

Правительство обвинило в насилии исламский экстремизм и заявило, что Сафаров пытался убить Велиева и других высокопоставленных чиновников для того, чтобы дестабилизировать страну и создать исламское государство в Азербайджане.

В ходе последующей полицейской операции было задержано 80 человек, еще 10 человек были убиты полицией.

[Читайте об этом на OC Media: На митинге в связи с покушением на мэра в Гяндже погибли двое полицейских]

Правозащитник Октай Гюлалиев, координатор Комитета против пыток и коррупции — организации, занимающейся общественной защитой Гурбанова и других задержанных в Гянджинском протесте — сообщил OC Media, что похороны Гурбанова состоялись 11 июля.

Гюлалиев сказал, что Гурбанову был предъявлен невероятный список обвинений, в том числе: финансирование терроризма, попытка насильственного свержения правительства, участие в создании религиозного государства, незаконное хранение оружия и незаконное владение складом боеприпасов. Гюлалиев отметил, что, в противовес этим заявлениям, у Гурбанова даже не было собственного дома, и его похороны прошли в доме его сестры.

Жалобы на пытки

Гюлалиев сообщил OC Media, что, по словам членов семьи Гурбанова, после ареста он был доставлен в Главное управление по борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел Азербайджана, где его жестоко пытали.

Генеральная прокуратура и пенитенциарная служба Министерства юстиции в четверг официально заявили, что «сообщения некоторых СМИ о том, что Гурбанов, якобы, умер, потому что его пытали, не соответствуют действительности. Во время его нахождения в КПЗ и в лечебном учреждении не было получено никаких жалоб на применение пыток ни от него, ни от его родственников, а также не было обнаружено следов телесных повреждений [на его теле] ни во время осмотров, которые он проходил, пока во время лечения, ни когда его тело было осмотрено после смерти».

Гюлалиев сказал, что заявление Генеральной прокуратуры и Пенитенциарной службы Министерства юстиции было далеко от истины.

«Когда здоровье Гурбанова ухудшилось, члены его семьи и наша организация неоднократно обращались по поводу пыток в Генеральную прокуратуру, а также в другие соответствующие учреждения. Его жена сказала, что отправила около 1000 судебных телеграмм», — сказал Гюлалиев.

По его словам, Комитет против пыток и коррупции вместе с родственниками Гурбанова обратился 9 июня к президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву по поводу ухудшения здоровья Айдына Гурбанова и Абулфаза Буниятова, осужденного после столкновений в Нардаране в 2015 году.

По словам Гюлалиева, Буниятова освободили 10 июля. «К сожалению, только после смерти Гурбанова и серьезного ухудшения состояния его здоровья».

Он также отметил, что во время содержания Гурбанова под стражей не было проведено надлежащего расследования его дела.

«В целом, это относится ко всем делам, связанным с протестами в Гяндже, потому что все они целиком сфабрикованы политическим истеблишментом», — добавил Гюлалиев.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас