Первые три человека осуждены по делу о протестах в Ингушетии

20 декабря 2019
Предыдущий протест в Магасе 4 октября 2018 года. Фото: Азнаур Ташаев / OC Media.

Российский суд осудил за применение силы к представителям власти первых троих из 34 арестованных после акций протеста в столице Ингушетии, Магасе, 26–27 марта.

Железноводский городской суд в Ставропольском крае на прошлой неделе приговорил обвиняемых к срокам от четырех месяцев до 1 года и пяти месяцев.

Все трое признали вину в применении насилия в отношении представителей власти, не опасного для жизни и здоровья, за что законом предусмотрено до 5 лет заключения. 

Их дела были рассмотрены в «особом порядке» — по упрощенной процедуре, при которой обвиняемые признаются во всех предъявленных им обвинениях в обмен на меньшее наказание.

Все трое обвиняемых были арестованы вместе с 31 другими после протестов в Магасе 26–27 марта, который перерос в стычки с Росгвардией. Шестерых из них Мемориал признал политзаключенными. 

Главным требованием демонстрантов была отставка Юнус-Бека Евкурова, который являлся на тот момент главой Ингушетии, и отмена соглашения с Чечней о демаркации границ, заключенного 26 сентября 2018 года.

Согласно этой спорной сделке, подписанной Евкуровым и главой Чечни Рамзаном Кадыровым, около 340 квадратных километров (около 9 %) территории Ингушетии было передано под административный контроль Чечни.

«Признали свою вину»

Первый приговор был вынесен 12 декабря, фитнес-тренеру Рамазану Гагиеву, который, как сообщает Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ), полностью признал свою вину. 

«Суд установил, что Гагиев в 7 часов 30 минут на [центральной] площади [Магаз] стопой ударил в щит бойцу нацгвардии Пахомову, который испытал боль в запястье левой руки», — говорится в приговоре, сообщает РАПСИ.

Гагиев был приговорен к 4 месяцам лишения свободы в колонии-поселении. С учетом срока, проведенного в следственном изоляторе, он был освобожден в зале суда. 

На следующий день, 13 декабря, суд  приговорил к 16 месяцам колонии-поселения Сейт-Магомеда Нальгиева. 

Хаваз Евгажуков, адвокат Нальгиева, сказал OC Media, что Нальгиева обвинили в том, что что он прижал металлическим ограждением сотрудника Росгвардии, предварительно выхватив у него резиновую дубинку, — в результате сотрудник Росгвардии почувствовал боль.

По словам Евгажукова, «суд прошел нормально, дело рассмотрели в особом порядке, сторона гособвинения была объективна».

«На видео с митинга 26–27 марта видно, как Нальгиев в составе толпы вместе с ограждением упал и навалился на сотрудника Росгвардии», — добавил он. 

По словам Евгажукова, у Нальгиева были смягчающие обстоятельства и положительные характеристики: «он работал в МЧС, имеет награды, трижды был участником парада победы на Красной площади».

«Мой подзащитный признал вину и раскаивается. После вступления приговора в законную силу, через десять дней он выйдет на свободу», — сказал он.

В понедельник третий осужденный —  Зелимхан Томов — был приговорен к 1 году и 5 месяцам лишения свободы в колонии–поселении. Прокурор запрашивал 1 год и 3 месяца колонии общего режима. 

Адвокат Томова, Аслан Арчаков, сообщил OC Media, что с учетом срока, проведенного в следственном изоляторе, 25 декабря Томов будет на свободе.

«Знаковые» решения

Российский адвокат Андрей Сабинин, который ведет дела нескольких других активистов протестов в Магасе, сказал OC Media, что эти судебные решения можно считать знаковыми для формирования мнения и о предстоящих.

«Все они вынесены в рамках признания вины подсудимыми. Хотя 4 месяца и порядка полутора лет — достаточно разные приговоры», — сказал он. 

«В любом случае, понятно, что принято решение не лишать свободы тех, кто выбрал особый порядок. Думаю, что для остальных, а их большинство, сроки будут больше, и так быстро на свободу они не выйдут».

По словам Сабинина, признание вины Гагиевым, Нальгиевым и Томовым не представляют прямой угрозы для тех, кто обвинен в организации протеста. 

Тем не менее, он говорит, что «в обвинительных заключениях указано, что действия совершены под воздействием и в силу авторитета лидеров [протеста]». По его словам, это может быть прочитано, как «не было бы воздействия, авторитета и организации — не было бы насилия с моей стороны». 

Сабинин говорит, что в особом порядке вину можно признать только полностью, «поэтому эти приговоры могут сформировать возможность для следствия и обвинения в будущем использовать их как доказательство вины лидеров [протеста]».

«Вступивший в законную силу приговор по «особому порядку» допускается в качестве доказательства по [другому] уголовному делу без дополнительной проверки», — сказал OC Media Магомед Беков, адвокат одного из лидеров протеста в Магасе. 

Он говорит, что те, кто отказался от особого порядка рассмотрения дела, признают только то, что они применили насилие, но не признают предъявленное обвинение, где сказано, что лидеры протеста организовали их на применение насилия.

«Никто из них не дал показаний, что лидеры протеста их организовали применить насилие в отношении представителей власти», — говорит адвокат Беков. 

«На приговор в отношении лидеров сей факт никак не повлияет, так как судом будет принято политическое решение. Всё зависит от воли Центра [Москвы], который, по моему убеждению, и  дает указания, какими должны быть сроки », — добавил он.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас