Россия «не расследует» преследования ЛГБТ в Чечне

18 октября 2017
Максим Лапунов («Новая газета» /YouTube)

На пресс-конференции в Москве 16 октября российские правозащитники сообщили, что следственные органы России недобросовестно расследуют преследования ЛГБТ в Чечне. Активисты помогают чеченским представителям ЛГБТ бежать из республики.

В августе этого года с уполномоченным по правам человека России Татьяной Москальковой встретился Максим Лапунов, жертва чеченских силовиков, преследуемый за гомосексуальную ориентацию, и рассказал как оказался в плену у чеченских силовиков. Москалькова передала заявление Лапунова в Главное следственное управление Следственного комитета России по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Сейчас идет предварительное расследование, по результатам которого будет принято решение о возбуждении уголовного дела. Однако, по словам правозащитников, за несколько недель следователь неоднократно нарушил закон и допустил утечку информации.

В разговоре с OC Media руководитель «Российской ЛГБТ-сети» Игорь Кочетков отметил, что цель проведенной пресс-конференции — привлечь внимание общественности к бездействию российских следственных органов.

Дело пропавшего певца

Руководитель «Российской ЛГБТ-сети» Игорь Кочетков заговорил на пресс-конференции и о пропавшем 8 августа в Грозном певце Зелимхане Бакаеве. По словам Кочеткова, Бакаев был задержан чеченскими властями в связи с подозрениями в гомосексуальности.

18 сентября МВД Чечни отказало в возбуждении уголовного дела по факту исчезновения Зелима. Но 24 сентября, сразу после визита в Чечню Татьяны Москальковой, в интернете появился видеоролик, в котором Бакаев сообщает, что с ним все в порядке, и он находится в Германии. Ролик тут же стал крутиться по чеченским и некоторым российским федеральным каналам.

Но, по словам Кочеткова, «высокопоставленный дипломат Европейского союза» сообщил, что Бакаев в августе в Евросоюз не въезжал.

Пленение и пытки

Пресс-конференция началась с рассказа Максима Лапунова о том, как он оказался в плену у чеченских силовиков. Директор российских программ Human Rights Watch Татьяна Локшина отметила, что Максим поступил «мужественно», подав заявление в следственные органы и согласившись выступить перед аудиторией.

«Почему, кроме Максима, никто из пострадавших не решился выступить? Максим не чеченец. За ним не стоит огромная семья, находящаяся в Чечне, для которых объявления такого рода смерти подобны», — сказала Татьяна Локшина.

Максим Лапунов из Перми. В Чечне он оказался два года назад: приехал к друзьям и решил остаться. В плену молодой человек оказался 16 марта. На улице его затолкали в машину четверо неизвестных мужчин.

12 дней Максим провел в одной из «секретных тюрем», где его избивали и угрожали убить.

«Основное обвинение в мой адрес было связано с тем, что я гей. Меня заставили сдать человека. Нас вместе привезли в подвал отделения полиции. Нас развели по разным комнатам, но я видел, что его начали избивать. Били его достаточно долго, с промежутками, давали отдышаться. Затем меня отвели в камеру. Она была залита свежей кровью», — рассказал на пресс-конференции Максим.

«Меня избивали по ногам, бедрам, спине, ягодицам. Когда падал, давали отдышаться. Устраивали очные ставки с тем парнем, спрашивали, как мы развлекались. Делали все возможное, чтобы унизить, оскорбить, потешить свое самолюбие».

Максим рассказал, что его отпустили только после того, как он подписал пустые бланки и дали в руки пистолет, чтобы на нем остались его отпечатки пальцев.

«Я подписал эти бумаги (не знаю, что за бланки это были), а на следующий день рано утром меня отвезли на вокзал и отправили домой. Мне до сих пор снятся кошмары. Каждый вечер туда привозили нового «обвиняемого», и я слышал их крики и стоны. Я прошу правительство и СМИ заняться этим делом, потому что те, кто поступает так бесчеловечно, должны за это ответить. Все мы люди, у нас у всех есть свои права», — сказал Максим Лапунов.

Небрежность следствия

По словам юриста «Комитета против пыток» Владимира Смирнова, правозащитники «сделали все возможное, чтобы расследование этих преступлений проходило на высоком уровне, но эффективного расследования не было».

«29 сентября в городе Ессентуки Максима допросил следователь. Перед этим Максим заявил несколько ходатайств: о допуске нас к делу, предоставлении ему защиты и проведении отдельных проверочных мероприятий. Но следователь нарушил УПК. Он не допустил нас к процессу и не провел важнейшие следственные мероприятия: не провел никаких опознаний, никого не допросил, ничего не сделал», — сказал Владимир Смирнов.

По словам адвоката, следователь Александр Кожев провел «психосоматическое» исследование на полиграфе и назначил судмедэкспертизу для подтверждения следов избиения Лапунова.

«Совершенно очевидно, что спустя полгода после описанных событий никаких следов побоев на теле уже нет. Мы поняли, что расследование либо не ведется, либо ведется не в том ключе», — заключил адвокат.

Глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин сказал, что за четыре недели, прошедших с момента передачи заявления Лапунова в следственное управление, проверочные действия не были проведены. Кроме того Максим до сих пор без какой-либо государственной защиты.

В интервью «Новой газете» Игорь Каляпин сообщил, что показания заявителя уже не являются тайной следствия и известны чеченским полицейским.

«Последствия этой ситуации, я предполагаю, будут весьма практические. Например, будет произведен ремонт в тех помещениях, в которых 12 суток незаконно содержался наш заявитель. Следы его нахождения там, которые была надежда получить при соблюдении тайны следствия и безотлагательного производства следственных действий, будут уничтожены. Мы с таким явлением неоднократно сталкивались. Сотрудники, которые задерживали и пытали нашего заявителя, будут задним числом переведены в другие подразделения чеченской полиции», — сказал в интервью Каляпин.

По его словам, все будет подготовлено к тому, чтобы отказать в возбуждении уголовного дела.

«В отказе российских властей расследовать преступления в Чечне, мы видим сознательные попытки и чеченских властей, и некоторых федеральных каналов ввести общественность в заблуждение, скрыть факты похищения и насильственного лишения свободы людей в связи с их сексуальной ориентацией», — заключил Игорь Кочетков.

Правозащитник сообщил присутствующим, что с 1 апреля этого года сотрудники организации помогли уехать 79 людям. 27 из них — те, кто был похищен и подвергался пыткам. 42 человека — это их родственники, которым силовики угрожали, обыскивали, пытались заставить их вернуть своих бежавших родственников в Чечню. Среди вывезенных из республики есть люди, чьи друзья были задержаны.

Как сообщает «РИА Новости», глава Президентского совета по правам человека России Михаил Федотов сообщил, что следственный комитет обеспечит Максиму Лапунову безопасность, «когда в этом будет необходимость».