Семь силовиков получили сроки по делу пыток в ингушском «Центре Э»

31 июля 2018
Тимур Хамхоев в здании суда (Кадр /Кавказский узел)

В пятницу в Нальчике, столице Кабардино-Балкарии, суд огласил приговоры бывшим сотрудникам ингушского Центра по борьбе с экстремизмом. Ни обвинение, ни защита не удовлетворены приговором, но общественные деятели считают, что «это огромное достижение правозащитников Северного Кавказа».

27 июля Северо-кавказский военный суд в Нальчике огласил приговоры для бывших сотрудников ингушской полиции и Федеральной службы безопасности (ФСБ), которые обвинялись в должностных преступлениях, пытках и убийстве задержанного.

Главный фигурант, бывший глава Центра противодействия экстремизма (ЦПЭ), известного также как Центр «Э», Тимур Хамхоев, осужден на 7 лет лишения свободы в колонии общего режима. Его сообщники Алихан Беков, Андрей Безносюк и Иса Аспиев получили сроки от 5 до 10 лет. Бывший сотрудник ФСБ Мустафа Цороев осужден на 5 лет колонии общего режима, и бывший начальник Сунженского отдела полиции Магомед Беков — на 3 года колонии.

Только один осужденный, бывший заместитель начальника Центра «Э» Сергей Хандогин, получил 3 года колонии условно, без лишения звания полковника и государственных наград. Другие фигуранты были лишены права работать в правоохранительных органах.

Полицейским среди прочего инкриминируется незаконное задержание жителя Ингушетии, от которого они требовали признания в преступлении против сотрудника правоохранительных органов. По данным следствия, подобные случаи имели место и в 2010 и 2012 годах. Кроме того, бывших сотрудников Центра «Э» обвинили в убийстве задержанного Магомеда Далиева и в пытках его супруги, Марем Далиевой. Только один из семерых осужденных был напрямую признан виновным в убийстве.

По этому делу проходило восемь потерпевших и 130 свидетелей.

[Читайте на OC Media: Глава ингушского Центра «Э» утверждает, что он — жертва политических интриг]

Ни сторона обвинения, ни защита не удовлетворены приговором. Родственники пострадавших считают приговор слишком мягким, а адвокаты и осужденные — слишком жестким. Учитывая тяжесть преступлений бывших полицейских, обвинение требовало как минимум от 6 до 16 лет колонии строгого режима для каждого из обвиняемых.

«Знаковый приговор»

По мнению общественных деятелей, следивших за процессом, приговор демонстрирует, что даже в «самом проблемном» регионе России «преступники в погонах» могут быть наказаны.

Константин Гусев, сотрудник общественной организации «Комитет против пыток»,  сказал OC Media, что «каким бы не был приговор, он является знаковым. И не только для Кавказа, но и всей страны». Он добавил, что не считает приговор ни слишком строгим, ни слишком мягким — «в данном случаи они получили именно среднее наказание».

По словам Гусева, всероссийская статистика показывает, что «в большинстве случаев в таких ситуациях полицейские вообще избегают наказания или получают минимальные, условные сроки». Поэтому, по его словам, вынесение реальных приговоров — «это огромное достижение всех правозащитников Кавказа и самое главное — мужества потерпевших, которые шли до конца, невзирая на давление».

Глава ингушского отделения правозащитного центра «Мемориал» Тимур Акиев сказал OC Media, что этот процесс дает сигнал остальным «оборотням в погонах», что им придется отвечать за свои преступления. Он добавил, что «если учитывать реалии наших дней и то, что сам процесс над сотрудниками ЦПЭ беспрецедентный, то можно относится только положительно к такому решению суда. Еще когда только возбуждали уголовное дело против сотрудников ЦПЭ, мало кто верил, что итог будет именно таким».

«Для тех, кто еще отдает предпочтение применению насилия в ходе допросов подозреваемых, стало очевидно, что наказание за такие действие вполне реально, и, рано или поздно, садисты должны исчезнуть из правоохранительных органов», — сказал Акиев OC Media.

Официальные статистические данные показывают снижение числа сотрудников российских правоохранительных органов, осужденных за служебные преступления,: с 2010 по 2017 год их число снизилось в два раза, с 1817 до 798.

Та же статистика показывает, что подсудимых силовиков чаще оправдывают, чем наказывают. Требуя более сурового наказания, родственники пострадавших от действий бывших сотрудников ингушского Центра «Э» в феврале провели ряд одиночных пикетов в Москве и Ингушетии.

[Читайте на OC Media: Тимур и его команда. Как ингушский Центр «Э» оказался бандой садистов и вымогателей]

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас