Социальные работники Грузии начнут забастовку после неудачных переговоров с Министерством юстиции

22 марта 2019
21 марта социальные работники провели пресс-конференцию и объявили о забастовке. (Tabula)

Социальные работники Грузии начнут забастовку в понедельник после неудачных переговоров с Министерством юстиции, на которых не удалось найти решения в связи с их жалобами. Сотрудники Агентства социальных услуг требуют большего количества ресурсов и лучших условий труда.

21 марта социальные работники официально уведомили министерство о проведении забастовки. Они сказали, что в ней примут участие сотрудники Агентства социального обслуживания со всей страны.

Их основные требования включали увеличение числа социальных работников и установление максимального числа дел для каждого из них. Среди других требований были предоставление персональных компьютеров для сотрудников, разработка схемы повышения квалификации социальных работников и освобождение от работы, которая не является частью их профессиональных обязанностей, и другие.

Плохие условия труда

Социальные работники в Грузии уже несколько лет сообщают о нехватке ресурсов и плохих условиях труда. Эта проблема стала предметом внимания общественности в январе после того, как четырехлетний ребенок был избит матерью до смерти, несмотря на запретительный судебный приказ.

Ряд групп по защите прав детей обвинили в этом «неэффективную систему защиты детей», на что социальные работники заявили, что смерть ребенка произошла из-за нехватки ресурсов в Агентстве социальных услуг.

В 2017 году Тбилисский центр образования и мониторинга в области прав человека представил исследование, в котором рассматривались проблемы, с которыми сталкиваются социальные работники, работающие в Агентстве социального обслуживания.

Согласно исследованию, социальные работники сталкиваются с ненадлежащими условиями труда, что, по их словам, выражено в перегруженном графике работы, низких зарплатах, сверхурочных неоплачиваемых рабочих часов и непригодной инфраструктуре.

«Эти проблемы делают Агентство социального обслуживания непривлекательным рабочим местом, социальные работники постоянно уходят из Агентства, и трудно сохранять квалифицированных специалистов, что […] препятствует эффективному развитию системы», — говорится в исследовании.

Кетеван Хуцишвили, социальный работник Агентства, сообщила OC Media, что они вынуждены работать «24/7». В видео, опубликованном на странице «Социальные работники за системные изменения» в Facebook, Хуцишвили заявила, что социальные работники вынуждены тратить половину своей зарплаты на транспорт, так необходимый для их работы. Она также отметила, что им приходится принимать от 200 до 300 дел в месяц и одновременно защищать 100 детей.

«Факт того, что дети и пожилые люди не умирают, — просто случайность. Где ответственность правительства?», — заявила Хуцишвили в парламенте Грузии 5 марта на встрече с министром здравоохранения Давитом Сергеенко.

«Проблемы, о которых мы говорим, не только наши, — это и проблемы сотен наиболее уязвимых людей, к которым социальные работники однажды приходят и остаются до самого конца. Мы остаемся с ними буквально до самого конца, потому что [именно] социальные работники часто ищут место для их захоронения», — сказала Хуцишвили.

По ее словам, это люди, которых оставили их семьи, и которых правительству не удалось перевести в пансионаты.

«Мы просим приютов для этих людей, мы просим об услугах для детей. В течение очень долгого времени мы, социальные работники, повторяли, что наша работа выходит за пределы наших физических, эмоциональных и человеческих ресурсов. В результате страдают самые уязвимые люди», — сказала она.

В настоящее время в Грузии насчитывается всего 227 социальных работников, работающих в Агентстве социальных услуг. По этой причине социальные работники утверждают, что каждый из них должен работать с более чем 100 уникальными случаями каждую неделю. Из-за такого объема работы, по их словам, они едва успевают читать заявления.

«Сервисный центр [в Глдани] уже месяц работает без старшего социального работника. В центре 10 работников, шесть из которых — новички. Там нет внутреннего порядка распределения дел. Человек, который начал работать неделю назад, должен заниматься делом о сексуальном насилии. Кто возьмет на себя ответственность, если они допустят ошибку? Кто несет ответственность за то, что социальный работник получает 100 новых дел в неделю, и им едва удается читать заявления?», — спросила Хуцишвили.

Ответ Министерства

По словам начальника департамента социальной защиты Министерства труда, здравоохранения и социальной защиты Нуцы Одишариа, которая выступила перед журналистами 21 марта, Министерство «сделает все для того, чтобы во время забастовки социальных работников бенефициары не пострадали, и их жизни и здоровью ничего не угрожало».

По ее словам, Министерство будет мобилизовать бывших социальных работников, занятых в других департаментах Министерства, в качестве временных заменяющих работников.

Одишариа отметила, что Министерство начало реформу системы социального обслуживания в 2018 году.

Однако, когда ее спросили, признает ли Министерство, что существуют проблемы с системой социальной работы, она не ответила прямо.

«Социальная работа является важной частью системы социальной защиты. Мы начали работать в этом направлении в 2018 году, провели исследования и составили план действий. Был также принят закон, и поэтому мы быстро продвигаемся в этом направлении», — сказала она.

По ее словам, в 2020 году Министерство планирует повысить зарплаты на 30 %. Она также отметила, что они уже наняли 30 социальных работников, и что еще 20 будут будут наняты позже в этом году.

Говоря о числе дел,  рассчитанных на каждого социального работника, она сказала, что, согласно плану действий, принятому Министерством, каждый социальный работник будет ответственен одновременно за 50 дел. Она также указала, что региональные отделения будут обеспечены автомобилями, а социальные работники в Тбилиси получат бесплатные транспортные карты для проезда в городе.

Смерть ребенка

6 января четырехлетняя Нино Залинашвили была госпитализирована из-за травм, предположительно нанесенных ее матерью. Суд издал предписание, запрещающее матери приближаться к ребенку. Тем не менее, 22 января Залинашвили была найдена мертвой в своей постели, предположительно, после жестокой стычки с ее матерью.

Мать была арестована в тот же день по обвинению в нарушении судебного запрета и в настоящее время находится в предварительном заключении. Полиция начала расследование убийства по неосторожности.

30 января министр социальной защиты Тамила Баркалаиа объявила результаты своего расследования по делу и сообщила, что уволила четырех социальных работников, которые работали над делом ребенка.

«Ребенка должны были забрать у обидчика, чего не произошло. Ни социальные службы, ни полиция не забрали ее. Если бы мать приблизилась к ребенку после того, как ее забрали, это было бы нарушением порядка», — сказал адвокат матери ребенка.

Ряд групп по защите прав человека и детей утверждают, что система защиты детей несовершенна из-за нехватки ресурсов.

25 января Ассоциация социальных работников Грузии издала заявление, в котором говорится, что в сфере защиты детей существуют системные проблемы, и этот случай является симптомом этих проблем.

Они назвали такие проблемы, как неэффективное сотрудничество между различными государственными органами, отсутствие надлежащей подготовки, нехватка услуг по поддержке семьи и, среди прочего, почти полное отсутствие услуг по реабилитации.

«Ассоциация призывает чиновников к изменениям, но тщетно», — говорится в заявлении.

[Читайте подробнее о событиях, связанных со смертью четырехлетнего ребенка, на OC Media: Службу по защите детей обвинили в том, что 4-летнего ребенка в Тбилиси «избила до смерти мать»]

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас