Аналитика | Посредственное развитие: почему в люксовой гостинице в Батуми погибло 12 человек?

4 января 2018
Батуми (Leo Keler)

«Отель построен в авангардно-минималистском стиле. Он энергоэффективен и наносит минимальный вред окружающей среде», — говорится в описании гостиницы «Леогранд», в котором 24 ноября случился пожар. В результате 12 человек погибли и 21 — получили ранения. Возможно, под «минималистическим» также имелось в виду соответствующие стандарты качества строительства, которые создают иллюзию развитие наших городов.

Не в первый раз вера в быстрое развитие ни к чему не приводит. Споры о дорогостоящих строительных проектах давно идут в Батуми.

Во время строительства гостиницы Sheraton в 2010 году под ее бассейн была передана небольшая часть прилегающего городского бульвара. В 2014 году гостиница Hilton попытался приватизировать участок, который активисты называют историческим наследием — бывшее кафе «Осьминог». Через год новый план развития города вывел на улицы людей, которые требовали изменить сценарий коммерциализации бульвара.

Видео о реконструкции батумского бульвара от Министерства финансов и экономики Аджарии привело к массовой мобилизации активистов.

Задолго до происшествие в «Леогранд», не соблюдение стандартов строительства привело к созданию общества «Батоми», в которую вошли архитекторы, журналисты и юристы. Они занимаются защитой общественных интересов при урбанизации Батуми.

Не подпольный базар

Сразу стало понятно, что пожар в «Леогранд» — не то то же самое, что возгорания на подпольных базарах или старых домах на периферии города. Речь идет о престижном, дорогом и, предположительно, серьезном предприятии, на котором погибло 12 человек.

После Революции роз в 2003 году и победы партии «Единое национальное движение» (ЕНД) развитию Батуми стали уделять большое внимание. Законодательство и государственную политику, касающуюся санитарии, безопасности и экологии, игнорировали в пользу стимулирования роста строительных проектов. Все три этапа были упразднены или ослаблены — то есть, экспертная оценка мер безопасности, строительства и эксплуатации зданий больше не контролировались государством.

«Проблема стала систематической, и решение было политическим, — заявил архитектор и представитель общества «Батоми» Гия Рамишвили на дискуссии Восточно-европейского центра многопартийной демократии (EECMD) в декабре 2017 года. — Это было сделано для привлечения инвесторов и создания для них комфортной среды».

Глава архитектурной службы батумской мэрии Иракли Ахаладзе признал, что упрощенные процедуры с 2009 года позволили инвесторам игнорировать технические требования. «Не нужно представлять планы строительства или геологические оценки, что легко позволяет строительным компаниям получать разрешения. Были случаи, когда здания конструировали без водопровода», — говорит он.

По его словам, даже при строительстве здания с «высоким риском» не обязательно представить план, а только их оценку.

Саморегулирование

Таким образом, в Батуми действует саморегуляция, где только крупные международные бренды, скорее всего, соблюдают своим собственные стандарты. Их можно увидеть в регистрационных документах, однако правительство никак не оценивает или контролирует эти стандарты.

«Мы довольно часто находились в подвешенном состоянии», — говорит Рамишвили.

По словам Ахаладзе, в 2012 году «Леогранд» получил разрешение на строительство 6 000 квадратных метров при тогдашней правовой системе, которая не обязывает предоставлять властям план пожарной безопасности. При завершении работ и начале эксплуатации здания также не были проведены оценки безопасности.

Грузинские политики, похоже, признали необходимость внедрения некоторых строительных стандартов и в январе 2016 года представили International Building Code (IBC) — строительный кодекс, который вступил в силу через год.

Однако местные активисты утверждают, что строительные компании неоднозначно встретили изменения и до окончательного утверждения документ был несколько изменен. Например, по словам Рамишвили, кодекс IBC обязует здания с более чем тремя этажами иметь более двух входов, однако в Грузии он применяется для строений в восемь этажей.

Бессильные регуляции

Даже имея некоторые стандарты, остается вопрос, есть ли у правительства достаточно ресурсов для обеспечения их соблюдения.

Рамишвили утверждает, что 11-месячная борьба за внедрение стандартов IBC пока бессмысленна, поскольку он не может гарантировать их соблюдение или заставить правительство понести ответственность при их нарушении.

Однако IBC может быть полезным ресурсом для правительства. Государственные учреждения политически не заинтересованы в этом процессе и, даже при желании, не имеют возможности применять их.

«Политическая воля такова, что государственные органы не имеют полномочий. Строительные компании и инвесторы имеют неограниченную власть. Небольшая часть общества, которая называет себя разработчиками, без всякого уважения к понятию, заполучила все права», — говорит Рамишвили.

Призывы к более надежному регулированию звучат не первый раз. Представитель ЕНД Роман Гоциридзе заявил телекомпании «Аджара», что Грузии нужна сильная частная система страхования. Он считает, что страховые компании эффективнее государства смогут обеспечить соблюдение строительных норм.

Тем временем группа владельцев гостиниц заявила, что просто нужно было лучше подготовить  персонал для обеспечения мер безопасности.

В преддверии акции солидарности в Батуми 10 декабря, организаторы писали в Facebook, что «каждый гражданин Грузии должен взять на себя ответственность [за трагедию]», и «государство начинается с каждого из нас».

Общество «Батоми» не согласно. По их мнению, трагедия не может быть на совести каждого, а — только власти и государственных органов. Кампании по усилению публичной ответственности не могут являться инструментом борьбы против неконтролируемой коммерциализации, слабых и бессильных регуляций или дисбаланса между государственными и частными компаниями.

«Батоми» также считает неэффективными призывы к рыночном решениям, таким как перекладывание ответственности на страховые компании или просто переподготовке персонала.

Один из основателей «Батоми» Шота Гуджабидзе говорит OC Media, что десятки зданий построены таким образом, чтобы при возгорании пожарные просто не смогут оказать должную помощь. Он призывает правительство полностью переориентировать свое внимание с индивидуальных противозаконных действий на признание масштаба катастрофы, которое нестандартное развитие оказало на жителей Батуми.

Сегодня во все еще быстро меняющемся Батуми общество «Батоми» пообещало продолжать борьбу с тем, что они называют, китчем и непрофессионализмом, которые не идет ни в какое сравнение с тем, что правительство и строительные компании именуют «экологичностью» и «развитием города».

Статья была подготовлена при поддержке регионального бюро Фонда Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung) на Южном Кавказе. Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения Фонда или редакции OC Media.