Чеченцы и «воры в законе» — не очень совместимые понятия

10 марта 2017

Конфликт русского «вора в законе» с чеченскими и дагестанскими заключенными в исправительной колонии в Туве, на юге Сибири может выйти из-под контроля. Накаленная ситуация уже начала распространяться на другие тюрьмы в России, а попытки примирить противоборствующие группы пока ничем не заканчиваются.

Недавно в одной из российских тюрем произошла стычка между так называемым «вором в законе» Русланом Гегечкори (Шляпа Младший) и заключенными чеченцами и дагестанцами. По его приказу они были сильно избиты, а тюремная мечеть, где они проводили религиозные ритуалы, была разрушена. Чеченцы и дагестанцы объявили кровную месть криминальному авторитету, и вряд ли одними возможными извинениями, инцидент не будет исчерпан.

Произошедшее в середине февраля в одной из колоний в Тыве происшествие, уже вышло за пределы тюремных стен и в одночасье приобрело характер конфликта, в результате которого может пролиться кровь. С одной стороны конфликта заключенные живущие по «понятиям воровской жизни», с другой стороны оскорбленные и требующие сатисфакции чеченцы и дагестанцы.

Кровная месть

Все началось с обычной ссоры новоприбывшего для отбывания наказания «вора в законе» Руслана Гегечкори, который вступил в перепалку с чеченцами. Через некоторое время, посмевших перечить 30-летнему «законнику» избила группа заключенных в момент, когда они совершали намаз. Также была полностью разгромлена стилизованная под мечеть комната. Начальство колонии не вмешалось в ситуацию.

В нескольких исправительных колониях сразу же были проведены собрания заключенных мусульман, которые потребовали мести в отношении зарвавшегося вора. Даже авторитет его отца Роланда Гегечкори (Шляпа Старший) не изменил планы оскорбленных кавказцев-мусульман. Некоторые призывали в отместку наказать обоих.

«Понятия»

Асет Мальсагова, чеченская правозащитница, объездила почти все российские тюрьмы, где находятся в заключении чеченцы. О тюремной жизни и иерархии осведомлена очень хорошо. Она, считает, что роль так называемых «воров в законе» и их влияние в российских исправительных колониях сильно преувеличено.

«Воры и лагерное начальство чаще всего работают сообща, то есть на определенных уступках друг другу, их взаимоотношения больше на торги походи. Смотрящие полностью под системой, этот институт утратил свою значимость. В лучшем случае они попросту подсаживаются на общак (тюремная касса) и трясутся уже за свой кусок. «Огромная» их работа за годы моей деятельности в этой сфере заключалась в том, чтобы сообщить мне о фактах произвола. В случае с Гелогаевым Хадисом, которого реально убивали в Карелии инфу я получила от них. Когда все подтвердилось, уже я сама обратилась к очень авторитетным ворам, они сказали, что их законы в Карелии не работают, ровно как не работают там и конституционные законы. Есть смотрящие и чеченцы, но нулевые парни, которые живут по той же схеме», — говорит Асет Мальсагова.

В российских исправительных колониях, долгое время главенствовали тюремные законы, которые устанавливали и следили за их беспрекословным исполнением заключенные, наделенные статусом «воров в законе». В свою очередь между этими криминальными авторитетами была своя связь, которая позволяла коммутировать и держать под контролем огромную массу заключенных, численность которых порой доходила до 1 миллиона человек. Сейчас эта цифра составляет около 700 тысяч человек.

Не секрет, что к созданию института «воров в законе» приложили руки и спецслужбы. Через якобы независимых и принципиальных авторитетов, невозможно в спокойствии держать такое количество людей за решеткой. Благодаря тюремным авторитетам, на многих зонах, тюремщики закрывают глаза на то, что многие пользуются кое-какими благами, что и находящиеся на воле люди. Естественно взамен главы тюремной иерархии обеспечивают порядок на контрольных территориях.

Вызов чеченских заключенных

Однако, за последние 10–15 лет ситуация начинает меняться, с появлением в местах заключения молодых жителей Северного Кавказа. Многие из них строго соблюдают исламские традиции. Придерживаясь радикальных взглядов, они устанавливают на зонах свои порядки и делают это со свойственной молодым кавказцам упрямством и максимализмом.

Российский оппозиционный политический деятель, Лидер гражданского движения «Лига обороны Москвы», Даниил Константинов, который находился на зоне, сам лично убедился, что институт «воров в законе» в стране испытывает сильнейшее давление кавказских исламистов. Вот что он пишет в своей статье на странице движения «Русский сектор» в Вконтакте.

«Я наблюдал начало и развитие этого конфликта еще находясь в СИЗО, когда у всех на устах были конфликты в кавказских лагерях, где «зеленые» (исламисты) открыто отказались подчиняться ворам и воровским понятия, выстраивая свою собственную структуру и внедряя свою нормы поведения. На все попытки давления они отвечали хорошо организованным насилием, превосходящим по своей интенсивности насилие блатных. Так, например, в одном из лагерей «зеленые» напали с арматурой на целый барак блатных и избили всех, кто там находился. Затем конфликт стал распространяться и на другие лагеря с большим процентом мусульманского контингента. Случались конфликты на этой почве и в Матросской тишине».

В российских тюрьмах, по предварительным данным правозащитницы Асет Мальсаговой, только по статье за участие в НВФ находится около 30 тысяч жителей Чечни. Это не считая, тех кто осужден по обычной уголовной статье. Некоторые известные «воры в законе» в своих немногочисленных интервью признают что относятся к чеченцам хорошо, но в тюремном обществе их не особо жалуют. Известный «вор в законе», ныне покойный Александр Северный (Саша Север) сказал:

«Как человек, как личность я скажу так: я мужиков-чеченцев очень сильно уважал. За их достоинство, за их гордость. Хотя их и недолюбливали многие. При всем этом я всегда восхищался ими. За то, что они могут вот так постоять за себя, за своих близких. И когда началась эта война, я душой и мозгами были с ними. Потому что они отстаивали свою Родину».

В обострении обстановки в тувинской колонии, по мнению некоторых бывших заключенных чеченцев виновата молодая кавказская поросль «прочитавшая пару исламских брошюрок». Салавди Ахтаханов (фамилия изменена) отсидел в общей сложности 14 лет. Он говорит, что молодые чеченцы очень напористо пытаются вводить свои порядки, разрушая устои тюремного общежития.

«Очень много сидят чеченцев-салафитов. Они собирают своих единомышленников и постоянно идут на обострение с другими заключенными и сокамерниками: не разрешают в камерах курить, выражаться нецензурной бранью и других «маленьких радостей» быта зеков.  И их пренебрежение проецируется лишь на таких как они, но никак не против надзирателей и тюремного начальства, которые могут и дубинкой приложить и в карцер закинуть».

Время для перемирия?

К разрешению конфликта между «ворами в законе» и представителями кавказских диаспор в ближайшее время может подключиться влиятельный «законник» — проживающий в Чечне Азиз Батукаев (Азиз). По некоторым данным, с этой просьбой выходили и на чеченского «законника» Ахмеда Домбаева (Ахмед Шалинский), который отбывает срок на территории Северной Осетии. Однако он категорически отказался выступать посредником.

По мнению бывшего заключенного Аслана Камаева (фамилия изменена), «Азиз может разрешить эту ситуацию, потому что он в хороших отношениях и с руководством Чечни. Но если Руслан Гегечкори публично не принесет извинения, то вряд ли удастся замять эту тему».