Datablog | Эффект объединения вокруг флага в Грузии

Фото: Саломе Хведелидзе / OC Media.

Во время кризиса поддержка правительства часто усиливается благодаря так называемому эффекту объединения вокруг флага. Кризис COVID–19 в Грузии не стал исключением.

Данные по всему миру показывают, что во время пандемии во многих странах, за некоторыми исключениями, действует эффект объединения вокруг флага. Грузия следовала той же тенденции: в период с ноября–декабря 2019 года по май 2020 года рейтинги эффективности многих лиц и институтов выросли втрое.

Тем не менее, с учётом того, что на 31 октября назначены выборы в парламент, неясно, повлияло ли это на партийные предпочтения граждан.

В опросе, проведённом CRRC Georgia в период с 21 по 23 мая при финансовой поддержке Посольства Нидерландов в Тбилиси, людей просили оценить институциональную эффективность премьер–министра, парламента, полиции, президента и Грузинской православной церкви. Вопрос был сформулирован так же, как и в опросе NDI и CRRC за ноябрь–декабрь 2019 года.

Сравнение результатов показывает, что рейтинг одобрения парламента вырос примерно втрое — с 9% до 30%, президента — с 9% до 25% и премьер-министра — с 21% до 66%. 

Позитивная оценка институциональной эффективности церкви увеличилась с 50% до 66%, несмотря на значительные разногласия вокруг решений, принимаемых церковью во время кризиса. Повсеместный рост рейтингов одобрения свидетельствуют о явном эффекта объединения вокруг флага.


Несмотря на сплочение вокруг правительства Грузии, с точки зрения того, привело ли это к росту поддержки правящей партии «Грузинская мечта», данные неоднозначны.

В мае 25% населения заявили, что «Грузинская мечта» была самой близкой им партией, что примерно сопоставимо с цифрой в 21% населения, которые заявили о том же в ноябре–декабре 2019 года. Процент населения, заявивший, что им ближе всего «Единое национальное движение» (ЕНД), также снизился с 14% до 4%.

Это кажется большим сдвигом. Но при этом доля людей, воздерживающихся от ответа на вопрос, какую партию они поддерживают, увеличилась с 3% до 12%. Кроме того, процент лиц, ответивших, что они не знают, какая партия им ближе всего, выросл с 5% до 12%. Процент заявивших, что нет партии, которая была бы им близка, существенно не изменился: 37% населения высказалось об этом в ноябре–декабре и 38% в мае.

Учитывая эти данные, возможны как минимум два объяснения. В то время как опрос NDI проводился лицом к лицу, опрос «Монитора COVID-19» проводился по телефону. Возможно, что в мае больше сторонников ЕНД оказалось в категориях «не знаю» и «отказываются отвечать» из-за дискомфорта, который те испытывали, когда делились политическими взглядами по телефону. С другой стороны, рост числа ответов «не знаю» может быть результатом реального роста неопределённости. Разумно предположить, что оба этих фактора сыграли роль, а также, возможно, и ряд других факторов.

Несмотря на возросший уровень неопределённости, «Грузинская мечта», похоже, укрепила свои позиции, — по крайней мере, по мнению доли населения, заявившей об их поддержке. Приведёт ли это к успеху на выборах, ещё предстоит увидеть. Но ясно то, что грузины сплотились вокруг своих институтов во время кризиса COVID–19.

Эта статья написана Дастином Гилбретом, заместителем директора по исследованиям в CRRC Georgia. Взгляды, представленные в статье, являются взглядами самого автора и не отражают точку зрения Посольства Королевства Нидерландов, CRRC Georgia или любой связанной с ними организации.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!