Из-за пандемии для многих в Грузии лекарства стали недоступны

21 августа 2020
«Я бы предпочла есть меньше хлеба и купить необходимые лекарства», — говорит Кети, которая потеряла работу уборщицы в хостеле. Фото: Тамуна Чкареули/OC Media.

Из-за экономического кризиса в результате COVID-19, вызвавшего безработицу в Грузии, многие не могут позволить себе необходимые лекарства. Закрытые границы также сделали практически невозможным получать дешёвые лекарства из-за границы.

Границы Грузии остаются закрытыми с 18 марта из-за COVID-19, кроме ограниченного числа исключений. Опрос показывает, что средний семейный доход, вероятно, сократился почти вдвое, и те, кто напрямую зависел от индустрии туризма, теперь сталкиваются с трудным выбором: либо сэкономить деньги в ущерб своему здоровью, либо взять долги, чтобы позволить себе необходимые лекарства.

Упадок туризма внёс серьёзные изменения в жизнь 59-летней Кети. Хостел, в котором она работала уборщицей, закрылся; владелец-иностранец уехал и не планирует открывать его в этом году.

Заработная плата Кети составляла 20 лари (6,50 долларов США) в день, и она работала шесть дней в неделю. Из-за того, что у неё больше нет работы, семья Кети потеряла половину своего дохода.

«Мой муж на пенсии, и он получает пенсию [220 лари (71 доллар США) в месяц], а моя дочь работает на пределе своих физических возможностей три–четыре дня [в неделю] в супермаркете; таким образом она не зарабатывает больше 300 лари в месяц».

Дочь Кети, Сопио, не может долго сидеть или стоять после того, как два года тому назад она перенесла операцию на колено, и ей требуется дорогостоящее лечение. Врач сказал ей, что её операция будет совершенно бессмысленной, если Сопио не сделают уколы в колено.

Кети целыми днями искала «Артрум» — желеобразное вещество, подобное тому, которое естественным образом образуется в суставах. Она не смогла его найти и обратилась к врачу, который сказал ей, что грузинские аптеки не продают его, и что она должна искать его в специальной аптеке для спортсменов, которая является единственным поставщиком. 

Один укол «Артрума» стоит 800 лари — 80% дохода этой семьи. Кети всё же купила его, так как хотела, чтобы её дочь могла передвигаться. 

Теперь, два года спустя, другое колено Сопио снова начало болеть из-за повышенного давления, и ей нужны инъекции в это колено. «Врач сказал нам найти кого-нибудь за границей, кто мог бы доставить нам их».

Сначала Кети попыталась заказать укол. Но вместе со страховкой и доставкой это обходилось столько же, сколько в Грузии.

У Сопио недавно начались проблемы с обоими коленями, что требует дорогостоящих лекарств для суставов. Фото: Тамуна Чкареули/OC Media.

В конце концов Сопио связалась с другом в Италии, который, в свою очередь, нашёл женщину-иммигрантку, покупающую тот же укол у своего врача за 100 евро (120 долларов США).

В декабре прошлого года они купили два укола — по обменному курсу один укол обошёлся Кети в 310 лари. Теперь она купила бы его за 343 лари, а для неё каждая мелочь на счету. 

«Это всё равно была огромная сумма для нас, но я, по крайней мере, знала, что могу сэкономить на инъекции и такси [в больницу и обратно]. Я начинаю копить деньги на следующий укол сразу после того, как куплю новый».

«Старики вроде меня нигде не нужны»

OC Media проконсультировались с хирургом-ортопедом Гиорги Кварацхелиа в Первой университетской клинике Тбилиси. Он подтверждает, что «Артрум», который назначают как в профилактических целях, так и после операции, является одним из дорогостоящих средств поддержки суставов, все из которых импортированные и довольно дорогие.

Сопио должна использовать «Артрум» не менее пяти лет. Но, кроме этого, ей прописали «Gluvilex Ultra», добавку для суставов. «Количество, достаточное на полмесяца, стоит 53 лари, на два месяца — более 200 лари. Понятия не имею, где сейчас взять деньги, но я бы предпочла есть меньше хлеба и купить необходимые лекарства».

У Сопио часто возникают другие проблемы со здоровьем, связанные с её коленями — например, воспаление связок лодыжки прошлой зимой. У мужа Кети — проблемы с тазовыми суставами. В целом, по подсчётам Кети, лекарства, регулирующие давление, для неё и её мужа и лекарства Сопио стоят около 170 лари (55 долларов США) в месяц.

В условиях пандемического кризиса Кети потеряла надежду найти работу.

«Старики вроде меня нигде не нужны. У меня остался год до пенсии, но для меня даже этот год — большой срок. Я могла бы работать в таких местах, как бары и хостелы, но сейчас мне это недоступно ».

Кети подала заявку на участие в государственной программе поддержки при COVID-19, но не получила её.

«У меня не было контракта, и я получала деньги наличными. Возможно, причина в этом».

«Туризм не восстановится до марта»

Ана Теимуразишвили, гид-фрилансер и член Ассоциации гидов Грузии, также лишилась дохода из-за закрытия границ. С тех пор ей с трудом хватает на лекарства для её пожилой матери.

«Мне пришлось отнести свои украшения в ломбард, чтобы купить их [лекарства]. Ассоциация предоставила мне помощь в 150 лари (49 долларов США), когда у меня не было денег на лекарства, потом я отнесла свои украшения в ломбард, потом просила друзей, так что сейчас у меня много долгов. Но, по крайней мере, мне есть, чем заняться. Мои коллеги потеряли весь свой доход».

Ане Теймуразишвили, успешному гиду, пришлось заложить свои украшения, чтобы купить таблетки для матери. Фото: Тамуна Чкареули/OC Media.

Родственник Аны арендовал небольшой киоск с едой и напитками возле Черепашьего озера в Тбилиси, где Ана сейчас работает с полудня до 01:00. Они открыты меньше месяца и поэтому не уверены, какой доход это принесёт.

«Сейчас единственное, к чему я стремлюсь, — это оплатить аренду и иметь возможность позаботиться о своей матери, не беря при этом новых долгов».

Матери Аны каждый месяц прописывают препарат «Эликвис», разжижающий кровь. Это жизненно важно для неё, так как у неё высокий риск тромбоза.

Ана привозила его из-за границы, потому что там полуторамесячная доза была дешевле, чем месячная доза в Грузии. Она не знала, что в Грузии есть программа «Эликвис», пока друг не сказал ей об этом. Тем не менее, даже с государственными субсидиями Ана вряд ли может себе его позволить. «Два месяца назад цена составляла 72 лари, а сейчас — 78 лари».

Нино Хунашвили, заведующая кардиологическим отделением Первой университетской клиники, назвала «Эликвис» мощным и эффективным средством для разжижения крови, которое часто прописывают в Грузии. «Это дорогое лекарство, и все лекарства этой группы тоже дорогие», — сказала она OC Media.

OC Media спросили об «Эликвисе» в нескольких грузинских аптеках. Лекарство необходимо заказывать по рецепту врача, и его доставляют из Турции в течение трёх недель, так как в Грузии его нет.

В целом лекарства матери Аны стоят около 400 лари в месяц; её пенсия покрывает только половину этой суммы.

Сейчас Ана работает в киоске на Черепашьем озере, надеясь, что это принесёт ей малую часть дохода, который она получала раньше. Фото: Тамуна Чкареули/OC Media.

Теймуразишвили сомневается, что сможет вернуться к своей профессии в ближайшее время. По её словам, большинство иностранных туристов были русскими или русскоязычными, и даже если бы границы открылись, она всё равно бы беспокоилась о безопасности. 

«Туризм не восстановится до марта следующего года, а до тех пор люди вроде меня, которым за пятьдесят, останутся ни с чем. Моё поколение никто не нанимает на работу».

Когда Ана обратилась за субсидией, для гидов не было подходящей категории.

«Правительство не видит в индустрии туризма никого, кроме отеля и туроператора», — говорит она. «И нет никакого смысла объявлять себя «зелёной зоной» для путешествий. Этот кризис не только грузинский. Армения и Азербайджан находятся в худшем положении. Люди едут сюда не только ради Грузии».

Статья была подготовлена при поддержке регионального бюро Фонда Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung) на Южном Кавказе. Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения Фонда или редакции OC Media.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас