Когда студенты идут бороться

30 мая 2018
Студенты, блокирующие улицу в Ереване во время протестов (Армине Аветисян /OC Media)

13 апреля в рамках инициативы «Мой шаг» от партии «Гражданского договор» и его лидера Никола Пашиняна по всей Армении начались шествия, собрания и другие виды протестов. Демонстранты выступали против нового назначения третьего президента Армении Сержа Саргсяна. За недели демонстраций студенты составляли основную часть протестующих, совершавшая акты гражданского неповиновения по всему Еревану и в других городах.

Начало борьбы

Перед началом митинга 13 апреля — митинга, который стал началом революции — тогдашний лидер оппозиции, а теперь премьер-министр страны Никол Пашинян и его сторонники прошли путь от второго по значимости города Армении — Гюмри до столицы. Более чем за 14 дней они преодолели 200 километров, прошли крупные и отдаленные местности, и в итоге добрались до Еревана.

Вечером 13 апреля на столичной площади Свободы начался антиправительственный митинг. Никол Пашинян заявил о своем намерении провести акции мирного гражданского неповиновения, а протестующие забаррикадировали площадь Франции в центре Еревана и начали сидячую забастовку.

«Когда начались акции протеста «Мой шаг», я сразу же к ним присоединилась, потому что хочу жить, учиться и работать в свободной и независимой Армении — в стране, где правительство не состоит из бандитов, а в него входят заслуживающие доверия, справедливые, умные люди, избранные народом. Хочу жить в Армении, где не нарушаются права студентов и других людей», — говорит OC Media 18-летняя Ани Акобджанян, студентка Ереванского государственный университет. Ани говорит, что труднее всего ей пришлась борьба с собственными чувствами.

В первые дни протестов однокурсники Ани не проявляли активности — на митинг вышли только 3-4 человека из ее окружения.

«Некоторые полицейские вели себя с нами просто ужасно: били нас, один раз даже ругнулись. Но были также правоохранители, который пытались защитить нас от агрессивно настроенных людей. Были провокаторы, которые отвлекали, призывали к насильственным действиям и запутывали нас. Я не понимала, кому доверять, а кому — нет; какому полицейскому улыбаться, а которого сторонится. Это было тяжело, и сильно мешало мне. Больше всего проблем было с мамой. Она не хотела, чтобы я проводила ночи на улице. Она беспокоилась за меня и даже пыталась забрать домой. Но я три недели не появлялась дома — не могла оставить арену сражений»,  — вспоминает Ани.

Ани Акобджанян и Микаэль Назарян (/Facebook)

Ани в эти дни была не одна. Ее молодой человек, 25-летний студент Ереванского государственного лингвистического университета Микаэл Назарян, был рядом. «Это нельзя считать началом борьбы. Это стало продолжением процесса, который, наконец, успешно завершился», — говорит Микаэль.

[Читайте также: Слышны, но невидимы: как женщины стали непризнанными строителями Бархатной революции]

Политические страсти Армении

16 апреля был одним из самых трудных дней борьбы. Демонстранты пытались заблокировать улицы, ведущие к парламенту Армении, Национальному собранию, но у них не получилось. Полиция тогда арестовала десятки протестующих. Основные силы были сосредоточены на проспекте Баграмяна, где полиция установила колючую проволоку. Во время незначительного столкновения, когда правоохранители пустили в ход шумовые гранаты, были ранены демонстранты и полицейские. Пашинян был в их числе.

Колючая проволока в Ереване 16 апреля (Кнар Худоян /OC Media)

17 апреля во время экстренного заседания Национального собрания третий президент Армении Серж Саргсян стал премьер-министром с 77 голосами «за» и 17 — «против». Вечером того же дня на площади Республики состоялся митинг оппозиции, на котором Никол Пашинян объявил о начале «бархатной» и ненасильственной революции.

18 апреля оппозиция пустилась баррикадировать несколько правительственных зданий. Студенты нанесли значительный удар.

Студенты «проблеск революции»

«В первые дни митингов на площади Свободы были в основном сорокалетние... И, честно говоря, мне казалось, что надежды людей снова угаснут. Но в понедельник, 16 апреля, все изменилось — студенты присоединились к протесту... Мне кажется, именно они стали проблеском революции», — говорит 23-летний студент Ереванского государственного медицинского университета Якоб Гозалян.

Якоб Гозалян (/Facebook)

Студенты утверждают, что в Армении не было ни одного высшего учебного заведения, где бы учащиеся не протестовали. «Вначале на улицы вышли всего несколько наших однокурсников, однако после 16 апреля только с нашего курса было 60 человек», — отмечает Ани.

Голос тысяч демонстрантов был услышан 23 апреля, когда премьер-министр Серж Саргсян подал в отставку. Исполняющим его обязанности стал первый заместитель премьер-министра Карен Карапетян — против него продолжались протесты. Вскоре и Карапетян с его командой отошли в сторону. 8 мая Национальное собрание избрало Никола Пашиняна премьер-министром страны.

«Основным фактором успеха стало привлечение большого количества студентов, с помощью которых мы отпразднуем еще ни одну победу <...> Невозможно остановить тех, кто почувствовал вкус победы», — говорит Микаэль.

«Это действительно большое достижение для студентов — мы нуждались в триумфе. Мы были счастливы и поняли, что сможем победить, если станем единым целым. Однако приписывать победу только студентам не стоит — в этой борьбе было много других людей. Это — достижение армянского народа, а студенты были его ядром», — говорит Ани.

«Для меня победой стало не смена политических кадров, а изменение сознания людей, понятий любви и доверия к стране, появилась надежда на будущее. Вот это для меня победа», — говорит Якоб.

Преподаватели помогали студентам

«В течение этих дней (почти месяц) я не появлялась на занятиях. От своих однокурсников я узнала, что преподаватели не только не запрещали нам участвовать в митингах, но даже поощряли. Когда все закончилось меня очень тепло встретили в университете — спрашивали, как все прошло, где я спала, не ранили ли меня. Я видела гордость и счастье в глазах преподавателей», — вспоминает Ани.

В дни протестов вместе со студентами на улицы вышел преподаватель Ереванского государственного университета и член правления партии «Гражданский договор» Араик Арутюнян. После избрания Никола Пашиняна премьер-министром, Арутюняна назначили министром образования и науки.

Тысячный протест в Гюмри возглавлял лектор местного отделения Армянского государственного экономического университета и исполняющий обязанности заведующего кафедры общей экономической теории 36-летней Карен Петросян.

«Роль студентов в этой борьбе, безусловно, велика. У людей было особое вдохновение свыше: они были уверены, что победят. Радость перешла на всех», — говорит Петросян.

Карен Петросян (/Facebook)

«Волю студентов хотели подорвать, но они просто были счастливы. Их арестовали, а они все равно радовались <...> Правовая осведомленность нашей молодежи очень высока. Они не первый раз участвуют в протестах, их уже задерживали, поэтому они знают все о своих правах и смогли отстоять их».

Петросян считает, что митинги помогли решить еще одну важную проблему — отношение между преподавателями и студентами.

«Раньше многие преподаватели были почему-то убеждены, что студенты — некие субъекты, которых они пичкали, как и чем хотели. Как и во всей государственной системе Республики Армения, так и в высших учебных заведениях, человеческие отношения строились на чувстве страха. Протест стал возможностью излить накопленные эмоции. Наши студенты ничего не боялись. Никакая угроза не могла их остановить», — говорит Петросян.

Полиция арестовала сотни людей в течение недель протестов. (Мари Никурадзе/ OC Media)

Он считает большой ошибкой проводить грань между учащимися и лекторами. Во время его студенчества он требовал, чтобы преподаватели помнили, что как люди, они все равны. Разница — только в обязательствах и обязанностях.

«На митингах нет никаких прав и обязанностей — все равны перед законом. В те дни речь шла только о старшинстве. Они приняли меня как старшего товарища и лидера, и я нес определенную ответственность за их безопасность», — вспоминает Петросян.

В первые дни лишь несколько коллег Петросяна вышли с ним на протест, но по мере того, как увеличивалось число студентов-демонстрантов к ним присоединялись и преподаватели. «В этом деле мало кто хочет быть первым», — отмечает он.

Студенты оценили главенствующую роль Карена Петросяна в протестах в Гюмри, и теперь во всей Ширакской области растет движение за назначение его губернатором.

Статья была подготовлена при поддержке регионального бюро Фонда Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung) на Южном Кавказе. Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения Фонда.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас