Конец Шанхая — района Баку на железнодорожных путях

21 августа 2018
Шанхай, Баку (Вафа Зейналова /OC Media)

Шанхай — название небольшого района, расположенного вдоль главной железнодорожной магистрали Баку, который должен быть снесен, а оставшиеся дома — отгорожены от путей. В то время как местные жители рассказывают о трагической гибели детей, пострадавших от поездов в Шанхае, некоторые говорят, что компенсация, предлагаемая правительством за снос их домов, недостаточна для переезда в другое место в городе.

Никто в точности не знает, как «Шанхай», небольшие трущобы в районе Кешля на востоке Баку, получил свое название — даже те, кто живут там. Через него проходят железнодорожные пути, и несколько раз в день проезжают поезда и электрички. Дома стоят так близко к путям, что поезда задевают ветки деревьев, растущих во дворах.

Вся жизнь поселка протекает вблизи железнодорожных путей. Здесь же играют дети и расположены магазины, выходящие прямо на пути.

Шанхай, Баку (Вафа Зейналова /OC Media)

Но у Шанхая печальная слава – за 60 лет его существования, по словам местных жителей много детей погибло под колесами поездов. Из-за того, что точного графика движения поездов нет, зазевавшиеся жители рискуют получить увечья или даже расстаться с жизнью.

«Я жил здесь на протяжении пятнадцати лет, — вспоминает бакинец Микаил. — Все мое детство прошло на железнодорожных путях. В полуметре от путей был магазинчик — просто в сарайчике прорубили окно, через которое продавали предметы и продукты первой необходимости. Иногда я бежал за хлебом, а тут ехал поезд. Приходилось ждать, пока проедет весь состав, иногда 30-35 вагонов, чтобы вернуться обратно».

Зимой дети проводят много времени в школе, но во время длительных летних каникул, как говорят местные жители, требуется особенная бдительность. «Постоянно кто-то из старших наблюдает за детьми, их нельзя оставлять без внимания», — говорит OC Media местная жительница по имени Расмия.

Шанхай, Баку (Вафа Зейналова /OC Media)

Расмия переехала в Шанхай девять лет назад, создав семью. Первое время муж не выпускал ее из дому — боялся, что ее собьет поезд. «До сих пор не могу привыкнуть к шуму поездов, они ходят и днем, и ночью», — говорит она.

Расмия рассказывает, что была свидетельницей нескольких несчастных случаев на путях: «Однажды, я тогда только переехала сюда, в гости к родственникам приехала молодая девушка-студентка. Она не знала местных «обычаев», и ее сбил поезд».

Жизнь у железной дороги

Шанхай находится за проспектом Гейдара Алиева, за стильными стеклянными высотками. В Баку немало таких поселков с узкими проулками, заборами с виноградниками, играющими детьми.

Шанхай, Баку (Вафа Зейналова /OC Media)

Поселок возник в шестидесятых годах и разрастался вплоть до середины девяностых. У владельца первого дома, как говорят жители, были документы, купчая. Самого владельца уже нет в живых, но в крепком двухэтажном каменном доме, как говорят местные, до сих пор живет его многочисленное потомство.

Остальным не повезло с официальным оформлением жилища: «Шанхай» возник и разрастался стихийно. Постепенно в него переселялись жители регионов. «Здесь в основном живут талыши, приезжие из Ленкорани», — рассказывает OC Media одна из жительниц.

Галиб Мамедов, этнический талыш, охранник из Ленкорани, приехал в Шанхай со своей женой Гульназ и построил дом. Вскоре за ними последовали родственники и односельчане, которые строили дома по соседству.

Почти весь поселок — это «нахалстрой» — самовольные постройки, на которые не было выдано разрешение властей и документов

Несмотря на то, что прав на землю у жителей нет, коммунальное обслуживание есть: на каждом доме висят счетчики воды, газа и электричества. «Канализационные трубы мы проводили сами, — говорит жительница поселка. — Купили трубы, наняли мастеров, они проложили их между двух рельсов».

Конец Шанхая

В конце 2017 года власти объявили, что Шанхай будет снесен. В первую очередь, начали сносить дома вдоль действующих путей. Представитель местных властей Низаминского района сказал OC Media, что планируется возвести  там забор, чтобы изолировать поселок от железной дороги. Местные жители, которые узнали об этом по слухам, обеспокоены.

Шанхай, Баку (Вафа Зейналова /OC Media)

Эйнулла — пенсионер, который живет в Шанхае — боится, что поселок не снесут, а просто отгородят от остального мира. Свой дом Эйнулла построил еще в шестидесятые, когда работал здесь на бетонном заводе.

Али — сосед Эйнуллы и его бывший коллега по бетонному заводу — приехал в Шанхай 22-летним в 1964 году. «Я был сиротой, без отца и матери, сам построил себе здесь дом. Потом женился, создал семью, через пути построил дом сыну. Мы — как перелетные птицы, где приземлились, там и строились», — говорит он. Несмотря на условия жизни, переезжать он не хочет. «Здесь почти центр города, можно добраться в любую его часть, да еще тихо и деревья есть, где еще в городе вы такое увидите?», — говорит он.

Несмотря на то, что документов на жилье ни у кого нет, жителям все равно полагается компенсация, если их дома сносят. Дом Расмии планируют снести. «Мы доживаем здесь последний месяц, жду не дождусь, когда уже съедем», — говорит она. В их доме две небольшие комнаты, и компенсация небольшая — 1000 манат за 1 квадратный метр (590 долларов CША). В черте города за такую сумму квартиру она не купит, поэтому планирует переехать поближе к родителям — в Карадагский район, примерно в 25 километрах от Баку. При сломе домов в других районах Баку компенсация несколько выше — от 1500 манат (880 долларов CША) за квадратный метр.

Шанхай, Баку (Вафа Зейналова /OC Media)

Многие жители говорят, что они не могут переехать из-за маленьких компенсаций. Квартира Ахмеда — всего 20 кв. метров, и у него есть право на 20 тысяч манат (около 12 тысяч долларов США) компенсации. «Говорят, что это рыночная цена, но на эту сумму ничего нельзя купить даже в пригороде, о бедняках совсем не думают!» Он показывает на детей, играющих неподалеку: «Это мои, а я единственный кормилец».

У Ахмеда высшее образование, но работает он охранником за 350 манат в месяц (210 долларов США). При таком доходе, как он говорит, скопить на новую квартиру невозможно. Вместо этого, Ахмед ждет, когда государство предложит ему компенсацию побольше.

Старожил поселка Мухтар считает, что власти сами виноваты, поскольку такая ситуация сложилась из-за того, что они не контролировали строительство.

Представитель Исполнительной Власти Низаминского района, винит в этом предыдущее правительство, говоря, что поселок разрастался до начала 1990-х, когда у власти был Народный Фронт. «В стране не было порядка, люди строили дома без разрешения».

Журналисты и иностранные туристы часто приходят в Шанхай фотографировать жизнь на железнодорожных путях. Короткометражный фильм Теймура Гаджиева «Баку-Шанхай», снятый там, был показан на нескольких престижных международных фестивалей. Но вскоре этот район исчезнет, и вряд ли кто-нибудь из местных жителей скажет, что будет об этом жалеть.

Статья была подготовлена при поддержке регионального бюро Фонда Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung) на Южном Кавказе. Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения Фонда или редакции OC Media.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас