«Незаконный» захват земель остается безнаказанным в Дагестане

25 сентября 2019
Недавно построенные многоэтажки в Махачкале. Фото: НТВ.

Количество незаконно построенных высотных зданий резко увеличилось в Махачкале, столице Дагестана, в результате коррумпированного процесса, который работает уже два десятилетия.

Из окна квартиры Абдурашида Абдурашидова, юриста и жителя Махачкалы, был виден двор. В нем находились небольшой парк, гараж и спортивная площадка. В 2012 году Абдурашидов узнал, что все это будет снесено. Местная прокуратура заявила, что им необходимо новое административное здание, и его планировалось построить на этом месте. Удивительным было то, что у прокуратуры уже было здание, и находилось оно на соседней улице.

Когда строительство закончилось, Абдурашидов обнаружил, что вместо новой прокуратуры он видит из окна многоквартирный дом. Это был обман размером со здание.

Несмотря на заявления правительства республики о том, что они будут бороться с незаконным захватом земель и привлекать виновных к ответственности, для многих жертв мало что изменилось. 

Несколько лет Абдурашидов боролся в суде за объявление незаконным захвата в 2012 году земли во дворе его дома, и суды неоднократно проводили заседания по этому делу, но из этого ничего не вышло.

Он считает, что незаконность ситуации очевидна. Не только потому, что двор не был предназначен для жилищного строительства, но и потому, что в ситуации присутствовал явный обман.

«У представителя прокуратуры на суде хватило наглости заявить, что участок им нужен для строительства жилого дома» — говорит он.

Абдурашидов сказал, что в последнее время прокуратура Дагестана позиционирует себя как «ярый борец» с незаконным строительством и захватом земельных участков, но «не реагирует на незаконные действия администрации Махачкалы, когда это касается интересов самого ведомства [администрации]». 

OC Media обратились в прокуратуру Дагестана, но прокуратура отказалась давать комментарий до завершения судебного процесса Абдурашидова.

История коррупции

Саид Амиров был мэром Махачкалы с 1998 до 2013 года, когда его арестовали по обвинению в терроризме и заказе убийств. Именно в беспокойное время его пребывания на должности мэра незаконные захваты земли стали обычным явлением.

Новые высотные здания строились по всей столице— довольно часто, во дворах существующих многоквартирных домов, как это случилось с Абдурашидовым. Проблема достигла точки кипения в 2015 году, когда город потрясли протесты против этой практики.

Когда последняя администрация республики пришла к власти в 2018 году, они пообещали разобраться с наследием Амирова.

По данным мэрии Махачкалы, в 2018 году было выявлено 328 незаконно возведенных многоквартирных домов, которые включены в перечень объектов, подлежащих сносу.  В том же году администрация вернула в муниципальную собственность 250 земельных участков, которые были приобретены по фальсифицированным документам.

Хадижат Алишиева из Махачкалы рассказала OC Media, что здание рядом с ее домом строится незаконно. Она сказала, что мэрия обратилась в суд с требованием снести его, но затем «саботировала» дело. Фотография: OC Media.

Тем не менее, эта картина бледнеет в сравнении с масштабом проблемы. За год до этого Курбан Курбанов, который в тот период занимал должность заместителя мэра Махачкалы, на совещании заявил, что мэрия обнаружила 4 000 фальшивых свидетельств о регистрации права собственности на недвижимое имущество и сделок с ним.

Схема

Свидетельские показания и слушания, проводимые Общественной палатой Махачкалы, представили подробности о способах незаконного захвата земель в Махачкале.

Потенциальный владелец определенного земельного участка обращается в администрацию Махачкалы, после чего дает взятку присутствующим чиновникам.

Арсен Магомедов, юрист, специализирующийся на земельных спорах, рассказал OC Media, что взятки обычно платят должностным лицам Департамента архитектуры и градостроительства, а также соответствующему заместителю мэра, отвечающему за конкретный район. 

Взамен за взятку, по его словам, чиновники, применяя поддельную подпись и официальную печать, задним числом составляют фальшивые постановления, подтверждающие, что данный человек является законным владельцем собственности.

Такой документ затем помещается в городской архив.

Если общественности становится известно, что какое-либо конкретное решение было сфальсифицировано, муниципалитет будет защищать себя от обвинений, пытаясь через суд заблокировать строительство, прекрасно зная, что судебная система признает его законным.

Абдурашидов сказал OC Media, что это сотрудничество между муниципальными властями и судебными органами в сфере обслуживания таких незаконных захватов земель осуществляется с согласия мэрии Махачкалы, которая информирована об этом.

Несуществующие владельцы

Муса Гаджимурадов, строитель, проживающий в Махачкале, рассказал OC Media о своем личном опыте с этой схемой.

В 2011 году Гаджимурадов пытался оспорить продажу участка в 80 тыс. квадратных метров, расположенного рядом с его офисом.

В договоре купли–продажи, как он узнал, вопреки закону, не значилось имя продавца — документ содержал только его фамилию и инициалы. 

После посещения мэрии Гаджимурадов смог выяснить полное имя продавца земельного участка. Он говорит, что это имя не значится в адресном бюро и в ЗАГСе. 

В регистрационной палате Гаджимурадову сказали, что согласно постановлению муниципалитета — постановлению № 112 — участок был официально зарегистрирован за лицом с такими же инициалами, но с другим отчеством.

После дальнейшего исследования архивов Гаджимурадов нашел это постановление. Оно было датировано 2005 годом. Более того, оказалось, что существуют две версии этого постановления.

В то время как одна версия является постановлением о продаже земли, другая не имеет к этому никакого отношения. В ней идет речь о присвоении жителю Махачкалы звания «Заслуженный работник сельского хозяйства Республики Дагестан».

Гаджимурдов уверен, что разрешение на продажу земли — подделка.

Он говорит, что считает, что кто-то в городской администрации Махачкалы издает такие дубликаты постановлений, чтобы иметь возможность эффективно прятать их в архивах.

Гаджимурадов говорит, что эти поддельные постановления помещаются в архивы без дополнительной проверки. После этого подделки признаются имеющими юридическую силу в судах и, по сути, отмываются.

Если подмена замечена, то мэрия ссылается на то, что архив потерял данные, и утверждает, что документ не может быть проверен.

Гаджимурадов говорит, что на его заявления «о фальшивом постановлении и оформлении [земли] в собственность на несуществующего [...] человека» не последовало никакой реакции в правоохранительных органах и в Верховном суде Дагестана.

Председатель Верховного суда Дагестана Сергей Суворов, по словам Гаджимурадова, на приеме заявил, что он «не принимает жалобы по земельным вопросам».

Родственные связи

Право собственности на земельный участок рядом с офисом Гаджимурадова было зарегистрировано исполняющим обязанности начальника управления Федеральной кадастровой палаты Дагестана Магомедрасулом Амировым.

Его отец, Магомедсалам Амиров, является судьей Кировского районного суда Махачкалы и братом дискредитированного бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова.

И это далеко не единственный подобный случай, в который был вовлечен Магомедрасул Амиров.

В 2014 году у Гаджимурада Булатова, тренера по самбо из Махачкалы, был отобран, принадлежащий ему участок земли.

«Его участком завладели точно так же — по фальшивым постановлениям, а зарегистрировал право собственности [...] сын судьи, Магомедрасул Амиров», — сообщил OC Media адвокат Булатова, Айдимир Басиров.

По словам Басирова, они добились возбуждения уголовного дела по незаконному захвату земельного участка Булатова в октябре прошлого года, но подозреваемых по этому делу до сих пор нет. «Следователи прямо говорят, что не могут допросить Магомедрасула Амирова, так как он сын судьи», — сказал он.