Обильный урожай: в восточной Грузии гниют персики

5 августа 2017
(Sulkhan Bordzikashvili/OC Media)

В этом году обильный урожай персиков пришелся в регионе Кахетия на востоке страны. Однако фермеры не спешат праздновать: фрукты гниют, их не удается сбывать. Вопрос стоит в том, почему никто им не содействует в этом деле?

Фермеру Мише из деревни Чумлаки не удалось продать свой урожай персиков этом летом. Ему, как и многие другим, пришлось сделать коньяк из оставшегося количества.

Обильный урожай персика и нектарина стал большой проблемой для кахетинских фермеров, которые до последнего пытаются его допродать, хотя некоторые уже забросили это дело и перестали срывать их с деревьев.

Более проблематичными оказались нектарины, которые превышали спрос и несмотря на то, что цены были низкими, продавать их оказалось слишком сложно. Другая проблема, по мнению фермеров, заключается в том, что закупщики из Азербайджана, на чью долю приходится большая часть урожая Грузии, пришли слишком поздно. Они утверждают, что столкнулись с некоторыми проблема на границе.

Новый завод по производству соков

(Sulkhan Bordzikashvili/OC Media)

Заместитель министра сельского хозяйства Грузии Гела Ханишвили рассказал OC Media, что в этом году возникли определенные проблемы с экспортерами, но не с азербайджанскими. Причина заключалась в увеличении импортной пошлины со стороны России, но замминистра отметил, что после переговоров это вопрос был решен.

Фермеры продолжают жаловаться, что правительство никак не содействовало в продаже урожая.  Миша заявляет, что подобных проблем во время предыдущего правительства не было, но в последнее время ситуация становится хуже.  

В июне этого года чиновники вместе с грузинской компанией Kula по производству соков, компотов и других фруктовых продуктов посетили Кахетию. Они пообещали фермерам, что проблем с продажей урожая больше не будет, так как вскоре в регионе откроют новый завод, который будет закупать фрукты у местных жителей.

Однако производство еще не запущено и урожай, соответственно, компании не продан.  Министерство объяснило задержку тем, что оборудование для завода поступило слишком поздно.

Директор Kula Вано Гоглидзе заявил на встрече с фермерами 30 июня, что в этом году компания приобретет около 500 тонн персиков.

Пресс-секретарь Kula рассказал OC Media, что закупка персиков и нектаринов все еще в процессе, но не могут сказать, сколько точно они смогут приобрести. «Мы уже купили 317 тонн. Цены варьируется в зависимости от качества. Наша компания платит примерно 0.3 лари (0.13 долларов США) [за килограмм] за продукт лучшего качества», — говорит он.

Персики гниют в ящиках

Фермер Уча Кемашвили отмечает, что те малые деньги, что он получил от продажи персиков, не смогли окупить вложенное и теперь решил отказаться от их выращивания. После сбора, фрукты начинают гнить в ящиках, что обходится ему намного дороже. Поэтому он предпочитает сразу их выбрасывать, чтобы хотя бы сохранить ящики.

«Я думаю срубить персиковые деревья и вместо них сделать виноградник. По крайней мере, виноград не так легко портится. У меня не получилось заработать даже половину того, что вложил. Это катастрофа», — говорит он, добавляя, что пытался продать фрукт по самой низкой цене, не безрезультатно.

«Нектарин стоит 0.3-0.4 лари (0.13-0.17долларов США) за килограмм, персики — 0.7 лари (0.29 долларов США). Это минимальная цена, чтоб я как-то остался в плюсе, но люди все равно не покупают, а фрукты гниют», — отмечает он.

Часть урожая до сих пор остается на деревьях, потому что он не может заплатить рабочим за их сбор. «Я даже делал объявление в Facebook, просил людей прийти и забрать их бесплатно. Мне очень грустно, что им приходится гнить на деревьях», — говорит Уча Кемашвили.

Ханишвили сообщает, что «в 2013 году правительство внесло поправки в закон, чтобы фермеры могли объединиться и добиться успеха вместе». Правительство уверяет, что кооперативы сократят расходы и расширят их возможности, однако сельские жители не использовали эту возможность.

Фермер Леван Кирвалидзе говорит, что свой урожай продал по ставке 0.15 лари (0,06 долларов США) за килограмм, хотя и остался в убытке. «Я уже даже не надеюсь, что в сельскохозяйственном секторе можно получать какую-то существенную прибыль. Нет ни единого шанса», — отмечает он.

Рынок персиков

(Sulkhan Bordzikashvili/OC Media)

В деревне Китаани фермеры организовывают рынок персиков, куда съезжаются скупщики из разных регионов Грузии и соседних стран. Имеда Катамадзе перепродает их в Батуми. Он отмечает, что приезжает сюда каждый год и считает, что на данном этапе проблема не в клиентуре, а в обильном урожае.

Он говорит, что важно то, как фермеры продают свои продукт и что их обязательно следует перевозить в холодильниках. «В противном случае все фрукты испортиться, не доехав до Батуми. Я тоже должен себя застраховать, поэтому тщательно отбираю персики перед покупкой».

«Они вспоминают о нас только перед выборами…»

(Sulkhan Bordzikashvili/OC Media)

Бондо Майсурадзе владеет несколькими нектариновыми плантациями. Сейчас он недоволен отсутствием внимания со стороны правительства. «Они должны были навестить нас и увидеть в какой действительно тяжелой ситуации мы находимся. Но они вспоминают о нас только перед выборами… До нас никому нет дела, когда мы действительно в беде», — говорит он.

У Лери Майсурадзе кредит в банка, который он не может погасить. Если у него не получится продать урожай, то может потерять дом. «Я занял у банка 6 000 лари (2 500 долларов США), но не могу выплатить даже часть денег. Персики не продаются, не знаю, что делать».

По данным Министерства сельского хозяйства, в этом году было экспортировано 6 800 тонн персиков, что на 55 процентов больше, чем за аналогичный период в прошлом сезоне. Крупнейшими импортерами грузинских персиков и нектаринов являются Россия (78 процентов), Азербайджан (12 процентов) и Армения (4 процента).

(Sulkhan Bordzikashvili/OC Media)

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас