От Бейрута до Еревана: история выжившей

7 декабря 2020
Шогик Экимян-Годалазян, выжившая после взрыва в Бейруте. Фото: Нелли Петросян / OC Media.

73-летняя Шогик Экимян-Годалазян переехала в Армению после мощного взрыва в августе 2020 года, разрушивший её дом в центре Бейрута. Этот путь, проделанный незадолго до начала войны в Нагорном Карабахе, не был простым.

У Шогик Экимян-Годалазян в ногах до сих пор остаются осколки стекла от взрыва в Бейруте в августе 2020 года. Она одна из 1100 ливанских армян, иммигрировавших в Армению после происшествия. В течение нескольких месяцев она провела в деревне, где жила в семье своей дочери.

Мать двоих детей, Шогик, провела 50 лет своей жизни в Бейруте большая часть пришлась на время гражданской войны в Ливане. Но, как прокомментировала Шогик OC Media, взрыв 4 августа один из крупнейших неядерных взрывов в истории не был похож ни на что, что она когда-либо видела. Когда случился взрыв, Шогик стояла у плиты на кухне. Затем внезапно все стёкла вокруг неё разбились на тысячи осколков.

«Всё небо было покрыто чёрным дымом. Я ничего не могла понять. Все были в панике», вспоминает Шогик.

Взрывом её ноги были повреждены осколками до самых колен. Хотя через несколько мгновений после взрыва ей удалось вытащить часть стекла из ног, многие осколки остались под кожей.

Стекло и оставленные им следы всё ещё видны под кожей Шогик. Фото: Нелли Петросян / OC Media.

В результате взрыва она потеряла почти все свои документы, а паспорт одна из немногих вещей, которые ей удалось спасти. Теперь у Ани Тарпинян, дочери Шогик, проблемы с получением вида на жительство для своей матери.

«Я считаю, что государство должно уделять этому вопросу особое внимание. Маме не дают прописку из-за отсутствия документов. Но как мы можем получить документы, если всё потеряли?» сказала она OC Media. «В Армении просят бумажную версию документов, но их нет».

Власти Армении объявили о программе поддержки ливанских армян, приехавших в Армению после взрыва. Предполагалось, что программа вступит в силу в конце сентября. Но война в Нагорном Карабахе прервала процесс.

Согласно плану, переехавшие получат субсидирование арендной платы, коммунальных услуг и оплаты за обучение, а также ливанские армяне освобождаются от уплаты местных налогов и пошлин. Также им гарантируется бесплатное или субсидированное медицинское лечение, в зависимости от процедуры.

«Потерянные документы можно получить в Ливане и отправить в Армению. Единственное, что мы можем сделать, чтобы помочь ливанским армянам в этом вопросе это упростить процедуру получения гражданства и вида на жительство. Премьер-министр уже распорядился [упростить процедуру]», сказал OC Media в сентябре руководитель отдела развития стратегии Аппарата главного уполномоченного по делам диаспоры Ованес Алексанян.

Но даже если Шогик получит новые документы, поскольку судьба программы помощи под вопросом, ей придётся по-прежнему полагаться на гораздо менее всестороннюю помощь неправительственных и международных организаций. Для правительства приоритет социальные потребности тысячи беженцев из Нагорного Карабаха.

Возвращение на родину и война

Дом Шогик располагался в семиэтажном доме в Мар-Михаэле, одном из армянских кварталов Бейрута. Она жила там одна после смерти мужа.

Сразу после взрыва дочь Шогик отчаянно звонила из Армении, чтобы узнать, что случилось с её матерью. Ей сказали, что её мать мертва. Только когда её муж прибыл в квартиру, она обнаружила, что Шогик выжила.

Шогик говорит, что несмотря на то, что её дом был богато обставлен, больше всего ей не хватает книг. «Каждый раз, когда мы говорили об отъезде, я беспокоилась о своих книгах. Муж моей дочери обещал вернуть всё, что могло уцелеть».

Шогик ежедневно радуется Серин, своей внучке. Фото: Нелли Петросян / OC Media.

Сегодня выжившие после взрыва в Бейруте в Армении ищут работу, лучшие условия жизни и безопасность. Большинство из них потеряли свои дома в Ливане и всё ещё пытаются пустить корни в своих новых домах.

«Repat Armenia», неправительственная организация, поддерживающая репатриантов, в сотрудничестве с Аппаратом главного уполномоченного по делам диаспоры запустила Программу поддержки трудоустройства для ливанских армян, чтобы помочь им легко интегрироваться в местный рынок труда.

«Сто десять ливанских армян обратились в нашу неправительственную организацию в поисках рабочих мест. Чтобы помочь им в этом, мы запустили кампанию и создали платформу, в которой размещено более 280 вакансий», сказал OC Media в начале сентября исполнительный директор «Repat Armenia» Вардан Марашлян.

Группа также разработала пакет медицинского страхования для ливанских армян, покрывающий медицинские расходы на сумму до 7 миллионов драм (15000 долларов США) по цене 120000 драм (250 долларов США).

Ещё одна проблема, о которой говорят многие ливанские армяне это адаптация к местному языку, поскольку говорят они на западноармянском языке, отличающимся от восточноармянского языка, на котором говорит большинство в Армении.

Учебный центр «Big Mind» в Ереване запустил проект под названием «Давайте говорить на восточноармянском языке», в рамках которого проводятся бесплатные занятия для ливанских репатриантов, таких как Шогик. Представитель «Big Mind» сообщил OC Media, что с момента запуска программы в начале осени большинству участников удалось найти работу.

«Мы планируем второй запуск курса обучения, как только ситуация в стране стабилизируется», сказал OC Media в ноябре директор проекта Акоп Макдис.

Для Шогик проблемы адаптации несколько иные. Она пенсионерка, снова выходящая на рынок труда, что не так-то просто. Тем более, что её самым продолжительным трудовым стажем, несмотря на её медицинское образование, была должность учительницы западноармянского языка.

Шогик трудно сказать, чего именно она ожидает от властей Армении особенно в таких сложных условиях. Она искренне сочувствует всем тем, кто потерял дома и пострадал от войны в Нагорном Карабахе. Она знакома с войной, сказала она.

Шогик потеряла брата из-за бомбы, взорвавшейся в первые годы Гражданской войны в Ливане, и она до сих пор помнит, как эхо взрывов разносилось по городу, когда она отдыхала дома после возвращения из больницы, родив старшую дочь.

Тем не менее, говорит Шогик, она всё ещё надеется, что отсутствие у неё собственного дома и надлежащего правового статуса в Армении не будет полностью проигнорированы правительством. 

С балкона дома её дочери видны Арагац и Ара, две самые большие горы Армении, и целыми днями Шогик смотрит на этот пейзаж.

По словам Шогик, она счастлива быть в Армении, хотя ей бы и хотелось большей поддержки. Она не планирует возвращаться в Бейрут.

_____________________________________________________________________

Для удобства читателей, редакция предпочитает не использовать такие термины как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании институтов или политических позиций в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.

Мы в соцсетях: ВКонтакте, Телеграм, Одноклассники, Instagram, Facebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!