Почему Абхазии не хватает света?

5 февраля 2021
В результате рейдов, правоохранительные органы отключают тысячи аппаратов в сутки. Фото: Марианна Котова / OC Media.

Каждую зиму Абхазия сталкивается с проблемой энергоснабжения в течение последних нескольких лет. Правительство обвиняет майнеров криптовалют, но эксперты утверждают, что проблема лежит намного глубже.

Веерные отключения в Абхазии — традиционное зимнее явление. Электроснабжение Абхазии зависит от уровня воды в водохранилище Ингурской (Энгурской) гидроэлектростанции, которой совместно управляют абхазские и грузинские сотрудники. Зимой притока нет из-за того, что в горах лежит снег, следовательно вода за плотиной падает до критических отметок.

Эта тенденция наметилась ещё в 2015 году. В течение пяти лет каждый февраль на территории всей республики вводили режим ограниченного потребления энергии. Иногда такой режим длился месяц, иногда — две недели, а свет отключали на 2 или 4 часа в сутки.

Но этой зимой ситуация вышла за привычные рамки.

Плотина на реке Ингур. Фото: Доминик Цагара / OC Media.

В первых числах декабря выяснилось, что электросети по всей Абхазии испытывают серьёзные перегрузки. От этого начали гореть кабели, трансформаторы и целые энергокомплексы. Например, в начале декабря в Сухуме (Сухуми) половина города осталась без света после того как выгорело всё оборудование на одной из подстанций.

«Причина — нагрузка на сеть из-за незаконного подключения оборудования для майнинга криптовалют», — говорит Руслан Кварчия, директор по оперативно-технологическому управлению и режиму государственной компании «Черноморэнерго» в Абхазии.

Чтобы не сгорело всё, по всей Абхазии и сразу ввели веерные отключения по 6 часов в сутки. А параллельно стали выявлять нелегальные подключения к электросети.

Фермерское хозяйство по-абхазски

Самыми крупными потребителями электричества стали криптофермы. Но, так как их законом запретили ещё в 2016 году, все они подключились к электросети и пользуются электричеством незаконно. 

Криптомайнинг — это добыча криптовалюты с помощью специальных устройств, работающих от электричества и с помощью интернета.

Милиция, сотрудники управления по борьбе с экономическими преступлениями, эксперты по энергетике и даже спецназ стали выезжать на объекты с установленными аппаратами для майнинга. Но единственное, что позволяет им закон — это нажать на выключатель и опечатать его бумажной пломбой. Поэтому сразу после отъезда группы правоохранителей, хозяева криптоферм включают их снова.

Чтобы прекратить игру в кошки-мышки, с законодательной инициативой выступил президент Абхазии Аслан Бжания. Он внёс в парламент законопроект, предусматривающий штраф за незаконное пользование электричеством от миллиона до пяти миллионов рублей ​(примерно от 13 до 66 тысяч долларов США). За хищение свыше мегаватта проект закона предусматривает уголовную ответственность и конфискацию оборудования для майнинга в случае повторного подключения к сети.

В среду 2 февраля законопроект депутаты в ходе сессии парламента приняли в первом чтении, с условием доработать ко второму чтению.

По мнению народных избранников, в законопроекте ничего не говорится об ответственности энергетиков, без участия которых подключение к электросетям вряд ли осуществимо.

Россия ставит свои условия 

«Если бы не переток электричества из России, то никакой охоты на майнеров бы не было, — говорит наш собеседник, владелец небольшой криптофермы, имя которого по понятным причинам назвать невозможно. — Им [властям] было бы плевать на низкое напряжение и веерные отключения, майнеры бы работали, как могут, но Россия ставит свои условия. А с ними приходится считаться».

Территория бывшей Ткуарчал ГРЭС. Фото: Марианна Котова / OC Media.

На время ремонта ИнгурГЭС, то есть с 20 февраля 2020 года по 1 мая 2021 года, электричество поступает из России по договору, который предусматривает лимит в 800 миллионов киловатт-часов.

Во что бы​ то ни стало Абхазии нужно уложиться, а для этого ежедневное потребление должно составлять примерно 8 миллионов киловатт-часов, как говорит министр экономики Кристина Озган. При том объёме электричества, которое потребляет Абхазия сегодня, без света она может остаться уже в марте.

Но тенденция к снижению потребления наметилась сразу после публичного обращения президента Аслана Бжания, где он озвучил своё решение выступить с законодательной инициативой — ужесточить санкции в отношении майнинга.

Майнинг идёт в народ

Как только стало понятно, что «спокойно» манить уже не получится, криптофермеры начали распродавать своё оборудование. Информация о майнинге распространилась и в обществе в целом. И даже те, кто имеет самое отдалённое представление об этом процессе, стал мечтать о «машинке, печатающей деньги» — так теперь называют устройства для майнинга в Абхазии.

«Мы скинулись всем двором и поставили один аппарат в подвале нашей пятиэтажки, — говорит нам другой наш собеседник.

Закон позволяет лишь отключить оборудование от сети и опечатать бумажной пломбой. Фото: Марианна Котова / OC Media.

«Через полгода мы сможем положить асфальт​ перед нашим домом. Если власти города не способны нам в этом помочь, мы сами [сделаем], пусть только не мешают».

Ещё один респондент рассказывает, что поставил устройство для майнинга прямо у себя дома.

«В YouTube куча роликов, как изготовить звукоизоляционный короб, я его туда поставил, вывел трубу для отвода тепла, трубу направил в комнату через отверстие в двери».

«Энергию берёт этот прибор как два масляных обогревателя.​ Их я выключил, и включил майнер. Получается, что он и дом греет и деньги зарабатывает. Через два месяца его стоимость должна окупиться, и он начнет приносить чистый доход. Главное, чтобы свет был», — сказал он, добавив, что не считает, что нарушает закон. 

«Я не ворую электричество, я за него плачу. Перегрузки у меня нет. Я не нарушитель. А вот те чиновники, что по 1000 аппаратов имеют, а из телевизора нас учат жить​ — вот они самые главные преступники», — говорит он.

Саид Куджба, госинспектор департамента по Энергонадзору, считает, что запрет на майнинг должен касаться всех: если запрещено иметь ферму, то и по одному устройству дома держать тоже нельзя. 

«Когда тема с майнингом только начала приобретать популярность, я тоже купил себе несколько аппаратов, — говорит Саид. — Но когда стало понятно, что они наносят вред нашей энергосистеме, я их выключил. И посоветовал поступить также всем своим знакомым».

По словам специалиста, приоритетны тепло и свет для населения, а заработок на дефицитном ресурсе — преступление, пусть это пока и не прописано в уголовном кодексе.

Корень зла — низкий тариф

Если бы цена за свет в Абхазии была справедливой, никто не стал бы заниматься майнингом, говорят энергетики. 

«Посмотрите, в других странах в таком масштабе кто-то занимается майнингом? Нет! Потому что там надо платить за свет. А у нас — не надо», — говорит Виктор Вершинин, начальник одного из ​ отделов «Черноморэнерго».

Цена одного киловатт-часа электроэнергии в Абхазии — 0,005 доллара США. Для сравнения: в Армении и Грузии потребители платят до 0,08 доллара США за 1 кВтч, а в Азербайджане — до 0,06 доллара США.

Как говорит Вершинин, майнинг — не причина энергокризиса, а последний гвоздь в крышку гроба энергосистемы Абхазии, так как уже не первый год энергетики бьют тревогу и предупреждают, что сеть работает на пределе возможностей.

«Энерговооружённость людей растёт. То есть у нас у всех появляются дома более мощные приборы, кондиционеры, тёплые полы. А провода старые», — говорит Вершинин.

«Долгие годы во власти не было людей, которые понимали бы, что нужно вкладывать в энергетику, поднимать тариф, устанавливать счётчики. Без этого хорошего света у нас не будет никогда».

Ветхость энергосети — проблема для Абхазии глобальная. Фото: Марианна Котова / OC Media.

По словам президента Аслана Бжания, чтобы обеспечить бесперебойную работу энергосистемы в Абхазии, необходимо вложить минимум 4 миллиарда рублей (53 миллиона долларов США) в реконструкцию электросети и примерно миллиард (13 миллионов долларов США) на оснащение населения приборами учёта, то есть счётчиками.

В одном из последних публичный выступлений министр экономики подчеркнула, что без инвестиций энергетике республики вряд ли удастся выйти из кризиса. Но для того, чтобы начать привлекать бизнес, необходимо внести изменения в законодательство, запрещающее инвестиции в энергетику Абхазии.

__________________________________________________________________

Терминология, использованная в этой статье, выбрана автором. 

Для удобства читателей редакция предпочитает не использовать такие термины, как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании политических институтов и должностей в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.

Мы в соцсетях: ВКонтакте, Телеграм, Одноклассники, Instagram, Facebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!