Протестуя сквозь зашитые рты: стихийная забастовка в Чиатуре

29 мая 2019
Обогатительная фабрика «Грузинский марганец» в Чиатуре. (Мари Никурадзе/OC Media)

После начала стихийной и несанкционированной забастовки в начале этого месяца шахтеры марганцевых рудников в Чиатуре зашили себе рты, чтобы показать, чего стоит их рискованная работа.

В начале мая около 3000 шахтеров в промышленном городе Чиатура на западе Грузии объявили забастовку. Это были работники ООО «Грузинский марганец», — крупнейшего работодателя богатого залежами руд, но в остальном бедного и пыльного города с почерневшей от загрязнений марганцем рекой.

В этих туннелях этих рудников в результате несчастных случаев, связанных с работой, погибли многие работники, а большинство тех, кто все еще здесь трудится, называет свою работу «рабством». Они говорят, что боятся за свою жизнь и за здоровье своих семей, но им нужно как-то сводить концы с концами.

К протесту, который 15 мая начали 150 шахтеров «специального режима», вскоре присоединились все работники. 27 мая, — в 11-й день голодовки рабочих, — закрылись магазины и перестали работать школы, и тысячи местных жителей, включая школьников, присоединились к маршу солидарности через город.

Это была стихийная забастовка — она ​​не была инициирована профсоюзами, и перед тем, как выйти на улицы, рабочие не прошли трехнедельного процесса посредничества с компанией, предписанного законом. Поэтому компания пригрозила подать на рабочих в суд, но они все равно продолжали забастовку.

Протест сквозь зашитые рты

33-летний Гела Бадзгарадзе сидит в палатке с желтым брезентом в центре города, в нескольких метрах от офиса компании «Грузинский марганец». OC Media общались с ним, когда прошло 8 дней с тех пор, как он начал голодовку вместе со своими соратниками.

Он работает в компании «Грузинский марганец», — спорной горнодобывающей компании, которая в 2006 году приобрела лицензию на добычу марганца в течение 40 лет в городе.

«Они зарабатывают миллионы, а нам платят гроши — мы работаем, как рабы. Именно это вызвало забастовку, и если наши требования не будут выполнены, мы зашьем себе рты», — сказал Бадзгарадзе 22 мая в интервью OC Media. На следующий день один из рабочих сделал именно это, а другой последовал его примеру через день.

Протест начался 15 мая после того, как рабочим подали некачественную еду, — «кость, покрытую жиром», как сказал OC Media 29–летний Темур Шекиладзе. Он проработал в компании 9 лет на разных должностях, после чего его уволили; он не указывает причину увольнения.

Темур Шекиладзе, бывший шахтер. (Мари Никурадзе/OC Media)

«Чиатура сегодня выглядит, как свалка. Компания готова сделать все ради марганца. Рабочим подали вонючие кости, это и вызвало протест. Они требуют повышения заработной платы на 50 % — на 600 лари (215 долларов США) — а компания не хочет выплачивать эти суммы, в то время как их собственные зарплаты составляют десятки тысяч в месяц», — сказал Шекиладзе.

Протест начали 150 шахтеров «специального режима» — шахтеров, которые работают по 12 часов в смену 15 дней подряд, с одним 15-минутным перерывом в день. Хоть они и не работают другую половину месяца, в течение 15 дней работы им запрещено покидать казармы, находящиеся в ведении компании, на протяжении 12 часов.

Даже тем, кто живет в 10 минутах ходьбы от рудника, не разрешается ночевать дома, за исключением случаев крайней необходимости.

Рабочим, проводящим ночь в руднике, «Грузинский марганец» предоставляет еду. Начальник отдела кадров Иракли Петриашвили заявил журналистам, что у компании в прошлом были проблемы с обеспечением едой — например, подача пищи с опозданием или недостаточно большие порции, было даже несколько случаев пищевого отравления, но «ничего настолько серьезного, чтобы [служба контроля качества] сделала выговор».

Сколько платят за работу с высоким уровнем риска?

Гугули Цуцкиридзе раздает еду рабочим в казармах. Официально работая медсестрой в компании, она зарабатывает всего 220 лари (80 долларов США) в месяц, поэтому она подрабатывает, раздавая еду, за 50 лари (18 долларов США). «Я подаю очень много порций в день, за каждую из них я выручаю лишь 3 тетри», — говорит Цуцкиридзе в интервью OC Media.

Лали Хведелидзе уже 14 лет работает оператором канатной дороги. Ее зарплата составляет около 300 лари (110 долларов США) в месяц, иногда даже меньше. Она также работает уборщицей, за что ей дополнительно не платят.

«Компания заявила, что наш зарплатный бюджет составляет 3 миллиона лари (1,1 миллиона долларов США). Разве они не должны повысить нам зарплату из-за инфляции? Они подняли зарплату себе», — говорит Хведелидзе.

Гугули Цуцкиридзе [слева] и Лали Хведелидзе [справа]. (Мари Никурадзе/OC Media)

«Грузинский марганец» принадлежит компании Georgian American Alloys со штаб-квартирой во Флориде, которая претендует на звание одного из крупнейших работодателей в Грузии с около 6000 работников. На их веб-странице говорится, что оборот компании составляет 10 % от общего экспорта Грузии.

Национальное статистическое управление Грузии включает «Грузинский марганец» в число 50 крупнейших компаний с точки зрения иностранных инвестиций.

По словам Ираклия Петриашвили, «Грузинский марганец» тратит каждый месяц на рабочих почти 3,8 млн. лари (1,4 млн. долларов США), куда входит зарплата, транспорт, питание и страхование как для них, так и для их семей.

Протест в Чиатуре. (Мари Никурадзе/OC Media)

«Зарплаты довольно высокие — только на [выплату] зарплат каждый месяц выделяется 3 175 000 евро (1 140 000 долларов США)», — сказал Петриашвили 22 мая. «Я не могу сказать, что не ожидал удара, но все же я удивлен».

По его словам, эта сумма распределяется между 3116 работниками, при этом 490 инженеров-технологов получают ежемесячную зарплату в размере 1430 лари (500 долларов США), а другие работники получают в месяц 950 лари (350 долларов США).

Опасная работа

По данным Первого профсоюза Чиатуры, 12 мая во время работы на руднике Корохнели один шахтер был госпитализирован из-за удара камнем по голове. Другим повезло меньше.

В марте 2018 года в рудниках в Чиатуре скончался 45-летний Заза Абрамишвили. Он рыл тоннель в руднике Шухрути, когда она обрушилась.

Еще один несчастный случай был зафиксирован в апреле 2017 года на заводе по переработке в Чиатуре, где рабочий умер после падения с высоты.

Шахтер Гела Бадзгарадзе сказал OC Media, что работники рудника считают, что компания «не заботится о человеческой жизни».

«Рудник полна дыма [...]. В дыме содержится свинец, который остается в нашей крови», — сказал Бадзгарадзе.

Гела Бадзгарадзе, шахтер. (Мари Никурадзе/OC Media)

OC Media удалось поговорить с Бекой Перадзе, руководителем отдела инспекции труда Министерства здравоохранения, труда и социальных дел, который осмотрел рудник в декабре.

Он сказал, что они выявили нарушения безопасности труда, связанные с инструментами коллективной и индивидуальной защиты.

«Мы предупредили компанию о нарушениях охраны труда и предоставили им достаточное время для решения этих проблем. В июне мы проверим, были ли они решены», — сказал Перадзе.

Шахтеры годами требуют безопасных условий труда и более высокой оплаты из-за высокого риска рабочих условий.

Тем не менее, их протесты редко заканчиваются успехом. Прошлым летом они заявили, что планируют объявить забастовку с требованием повышения заработной платы на 30 %. Забастовка была отменена после того, как компания заявила, что повышение зарплат будет постепенным, и на данный момент они могут позволить себе повышение лишь на 10 %.

В течение многих лет работники требовали подписания коллективного договора для юридического регулирования их отношений с компанией. Подписав его, они также обязались не бастовать в течение следующих трех лет.

В результате компания пригрозила бастующим работникам юридическими последствиями. 22 мая компания заявила, что рабочие отказались вести с ними переговоры, и что их участие в забастовке позволяет им уволить рабочих или потребовать компенсацию за нанесенный ущерб.

Рудник, где работают шахтеры. (Мари Никурадзе/OC Media)

Коте Эристави, директор программ по социальной политике правозащитного Центра по обучению и мониторингу прав человека (EMC), сказал OC Media, что предупреждение служило для запугивания работников.

«Я не думаю, что у компании есть моральные полномочия предъявлять иск шахтерам, работающим в плохих и несправедливых условиях, которые признаны самой компанией», — сказал Эристави.

«Экологическая катастрофа»

Под угрозой здоровье не только работников рудников. Одним из требований бастующих шахтеров было то, чтобы компания прекратила транспортировку добытого марганца в открытых тарах, из-за чего марганцевая пыль распространяется по улицам.

«Я сам лично ездил в Чиатуру, и ситуация действительно катастрофическая», — заявил министр охраны окружающей среды Леван Давиташвили в парламенте в начале марта.

Выбросы марганцевого завода загрязняют реку Квирила, которая протекает через Чиатуру. (Мари Никурадзе/OC Media)

По данным группы по защите экологической политики «Зеленая альтернатива», до 2009 года компания функционировала без лицензии и оценки воздействия на окружающую среду.

После получения лицензии в 2009 году соблюдение компанией условий лицензии не проверялось до 2012 года. С тех пор компания была оштрафована за неоднократное нарушение условий лицензии.

Тем не менее, компании не были выдвинуты обвинения ни в неуплате штрафов, ни в неосуществлении каких-либо значительных улучшений для защиты окружающей среды.

Согласно официальным данным, полученным организацией «Зеленая альтернатива», из-за нарушения условий лицензии компания продолжала наносить «непоправимый вред окружающей среде» и «оказывать негативное воздействие на почву, воду и воздух» настолько, что предполагаемый ущерб для окружающей среды оценивался суммой в 20420 миллионов лари (150 миллионов долларов США).

Видимо, правительство не могло отозвать лицензию у самого крупного работодателя в городе и поэтому стремилось назначить специального менеджера.

В 2017 году суд назначил Николоза Чиковани специальным менеджером компании. Согласно «Зеленой альтернативе», постановление предоставило ему право не только осуществлять деятельность по выполнению условий лицензии, но и право «управлять предприятием полностью независимо и единолично».

Грядут изменения?

Несмотря на назначение Чиковани, не все считают, что были предприняты настоящие изменения.

Нино Гуджараидзе из «Зеленой альтернативы» сказала OC Media, что «то, что мы наблюдали до сих пор, является лишь ухудшением ситуации». Она сказала, что компания сосредоточена на том, чтобы максимально использовать ресурсы, которые имеет, независимо от воздействия на окружающую среду.

«Масштабы территорий, где производится добыча, увеличились. После добычи полезных ископаемых земля не рекультивируется, и процесс продолжается с нарушениями... Что касается улучшений, их почти не видно, и я подозреваю, что их нет», — сказал Гуджараидзе.

«Ничего не изменилось и для шахтеров», — говорит Коте Эристави из EMC, — «поскольку все еще происходят смертельные случаи, воздух все еще загрязнен, и грузовики, на которых они перевозят марганец, продолжают загрязнять город».

Грузовик с марганцем в Чиатуре. (Мари Никурадзе/OC Media)

«Все пренебрегают психосоциальным здоровьем работников. Работники специального режима лишены возможности видеться со своими семьями в течение 15 дней. Они рассказывают нам, как их жены водят к ним детей, которые наблюдают за отцами из-за ворот», — говорит Эристави.

В заявлении от 27 мая компания «Грузинский марганец» сообщила, что полностью прекратит перевозку марганца автомобильным транспортом, и вместо этого построит железнодорожный маршрут. По сообщению компании, строительство нового перерабатывающего завода, учрежденного назначенным судом управляющим, уже завершено, и на заводе проводятся проверки.

Новый завод предназначен для устранения загрязнения реки, так как в настоящее время вода, используемая при обогащении марганца, закачивается в реку вместе с илом. Из-за этого река почернела.

Обогатительная фабрика «Грузинский марганец» в Чиатуре. (Мари Никурадзе/OC Media)

OC Media не удалось связаться с Николозом Чиковани для получения комментария, однако в видео, предоставленном нам компанией «Грузинский марганец», видно, как Чиковани призывает работников вернуться к работе и помнить о последствиях их «неадекватного, неуместного и невозможного требования» о повышении заработных плат на 50 %.

Но ситуация изменилась 27 мая, в 13-й день забастовки, после того, как тысячи людей прошли маршем по улицам Чиатуры. В этот день были закрыты магазины, и в знак солидарности с бастующими шахтерами на улицы вышли даже школьники.

После протеста директор обогатительной фабрики подал в отставку. По сообщению компании «Грузинский марганец», «он полностью понимает текущую ситуацию и говорит, что из-за этого его отставка является наиболее оптимальным решением».

В тот же вечер была достигнута договоренность между шахтерами и руководством компании «Грузинский марганец» о том, что зарплаты повысятся на 35 %, но будут повышаться постепенно.

Кроме этого, компания пообещала «улучшить и разработать эффективные профилактические меры в отношении условий труда, безопасности и здравоохранения».

В заявлении также говорится, что каждый работник сможет индивидуально выбирать себе меню.

Самое главное — выполнение этого соглашения является обязательным.

В понедельник министр экономики Натиа Турнава пообещала, что Министерство обеспечит выполнение соглашения.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас