Публичные извинения как новый политический тренд на Северном Кавказе

15 августа 2017
Скриншот из видео извинения мужчин из Ногайского района Дагестана

В течение многих лет глава Чечни Рамзан Кадыров требовал личных извинений за любое оскорбление на своих страницах в социальных сетях. Эта тенденция публичного унижения теперь начинает распространяться в соседние республики — Ингушетию и Дагестан.

12 июля в YouTube появилось видео с извинениями двух избитых и окровавленных жителей Ногайского района Дагестана за снятый ранее видеоролик, в котором они оскорбляли главу Дагестана Рамазана Абдулатипова. Стоящие рядом с ними двое мужчин обратились к Абдулатипову с просьбой «ради Аллаха простить этих заблудших».

[Читайте подробнее: В Ногайском районе Дагестана выбран новый глава]

Обычно руководителей такого ранга, как Абдулатипов, хорошо защищает закон. По уголовному кодексу РФ, за «публичное оскорбление представителя власти» наказывают «штрафом в размере до сорока тысяч рублей (680 долларов США) или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года».

Однако пьяная болтовня парня, видимо, так сильно задела 71-летнего Рамазана Абдулатипова, что эти меры не были достаточны.

«Самосуд для Дагестана — это нормально?»

Для Дагестана это был первый случай выяснения отношений между простым жителем и главой региона в такой форме. Впрочем, некоторые люди отнеслись к этому критично.

Пользователь YouTube ProAntismus пишет в комментариях к видео с извинениями, получившему широкое распространение в Дагестане:

«Так так, а избивших нашли? Полиция вообще работает в РФ?!».

Другой пользователь Ruslan Kiselev под этим видео спрашивает:

«Самосуд для Дагестана это нормально? Дагестан это Россия?».

Дагестанский юрист Марат Исмаилов считает, что за избиение молодых людей можно завести уголовное дело.

«В данном случае, думаю, стоит подать обращение в прокуратуру. Пусть проверят по факту избиения и примут меры в пределах компетенции. Хотя бы для того, чтобы в Дагестане не оставляли без внимания, такие самосуды. Мириться с этим нельзя, иначе войдет в норму этот беспредел», — заявил Исмаилов «Кавказ.Реалии».

Мода на публичные извинения, теперь распространявшаяся на другие республики Северного Кавказа, пошла из Чечни. Даже в Чечне это относительно новое явление. Десять лет назад большинство людей не могло себе такое представить в республике.

Теперь глава Чечни Рамзан Кадыров требует извинения почти за любое оскорбление, будь это от женщины, мужчины или подростка. Видео с извинениями он сразу же загружает на свои страницы в социальных сетях.

За пределами Чечни

Принудительные извинения перед главой Чечни давно уже вышли за пределы республики. В прошлом году за свои высказывания в отношении Кадырова извинился красноярский депутат Константин Сенченко. В ходе своей критики Сенченко обращался к Кадырову на «ты», но уже в видеопослании депутат называет главу Чечни по имени и отчеству.

Этот случай привлек внимание многих российских СМИ. «Новая газета» даже выпустила большую статью с заголовком «Культура политического диалога в России стремительно заменяется законом джунглей».

Автор статьи Алексей Тарасов отмечает: «Взрослого мужчину, крупного, по красноярским меркам, бизнесмена, отца семейства после нескольких слов, сказанных в адрес Кадырова, за считанные часы нагибают — и это на глазах у всей страны. Финал комичен, поскольку мужчины — отвечают, а извиняются — дети».

В феврале главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт заявил, что якобы 99% террористов — мусульмане и что еврейские объекты являются первой мишенью террористов в Европе.

Через несколько дней ему уже пришлось оправдываться и просить прощения у Кадырова за сказанные слова.

[Читайте подробнее: Главный раввин Москвы извинился перед Кадыровым за «оскорбление мусульман»]

Обилие извиняющихся перед Рамзаном Кадыровым критиков из народа и политических оппонентов отметили в своей программе журналисты телекомпании «Дождь» Павел Лобков и Ксения Собчак. Они в ироничном стиле попросили у него прощения. Ксения Собчак, стоя на коленях с завязанными сзади руками, благодарила Кадырова за то, что он ее не застрелил за неприятный вопрос о Чечне.

В Ингушетии

В соседней с Чечней Ингушетии, несмотря на языковые и культурные связи, публичные раскаяния и извинения не так прочно вошли в моду. Однако власти уже сейчас предпринимают в этом направлении некоторые шаги.

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров предложил показывать по местному телеканалу выявленных коррупционеров. Для этого он распорядился создать специальную программу.

«Мы знаем, что ФСБ задержало какого-то гаишника, бравшего взятку, или что сотрудницу миграционной службы «взяли» за взятку, а общество не знает», — мотивировал свое решение глава Ингушетии.

Публичному порицанию в Ингушетии собирались подвергнуть и нарушителей правил дорожного движения, а также нерадивых ингушских студентов, которые плохо учатся в высших учебных заведениях за пределами республики.

Однако эти нововведения не принесли желаемых результатов. Правила дорожного движения продолжают нарушать, а успеваемость ингушских студентов все еще оставляет желать лучшего.

«Передать Орешкину, что я на него тоже плевал»

«Желание втоптать в грязь и унизить человека, показав свое физическое превосходство над ним, — это удел слабых и закомплексованных людей. Достойный человек никогда не будет лишать этого достоинства другого человека, даже если он тебя словесно оскорбил», — рассказал OC Media чеченский общественник Магомед Абдурзаков.

По его словам, «унижая публичными извинениями, руководители тешат только свое псевдосамолюбие, но вызывают стойкое отторжение и неприятие простых людей».

В российской истории есть факты, когда высшие руководители реагировали на оскорбления рядовых жителей. Во время правления императора Александра III некий солдат Орешкин напился в царевом кабаке. Начал буянить. Его пытались образумить, указывая на портрет государя императора. На это солдат ответил: «А плевал я на вашего государя императора!» Его арестовали и завели дело об оскорблении императора.

Познакомившись c делом, Александр понял, что история не стоит такого внимания, и начеркал на папке: «Дело прекратить, Орешкина освободить, впредь моих портретов в кабаках не вешать, передать Орешкину, что я на него тоже плевал».