Река тревоги нашей

3 марта 2017
Река Нальчик (Казбек Ташев/OC Media)

Русловые работы в пойме реки Нальчик создают почву для незаконного захвата водоохраной зоны частными предпринимателями и разрушают экосистему долины.

Состояние экологии Кабардино-Балкарии катастрофически ухудшается. Одним из проблемных районов является небольшая река Нальчик с ее притоками. Уже много лет частные предприниматели при молчаливом согласии городских властей и соответствующих ведомств республики, активно застраивают неприкосновенную водоохранную зону.

Вымирает флора и фауна реки. Это происходит из-за застройки водоохраной зоны и сбросов в реку, что является грубейшим нарушением экологического законодательства, в частности статьи 65-й Водного кодекса РФ. Ее пункты гласят: «Ширина прибрежной защитной полосы устанавливается в зависимости от уклона берега водного объекта и составляет тридцать метров для обратного или нулевого уклона, сорок метров для уклона до трех градусов и пятьдесят метров для уклона три и более градуса». А также: «В границах водоохранных зон запрещаются: (…) сброс сточных, в том числе дренажных, вод».

Поселок Хасанья (Казбек Ташев/OC Media)

Эксплуатация вдоль реки

Здесь, в непосредственной близости к руслу реки, они возводят шашлычные, кафе, автостоянки, продуктовые киоски и магазины. В пойме реки ведется незаконное строительство мотелей и гостиниц. Все эти объекты наносят непоправимый ущерб окружающей среде непосредственно в рекреационной зоне.

В ходе строительства зданий и автостоянок меняется рельеф берега, вырубаются многолетние деревья и кустарники. Уже действующие кафе, а также расположенный в двух шагах от уреза воды вещевой рынок своими стоками, полиэтиленом и пищевыми отходами загрязняют речную воду.

Жители поселка Хасанья, который примыкает к юго-западной части города и находится на правом берегу реки Нальчик, также сбрасывают в нее бытовой мусор и устраивают в водоохранной зоне террасы, с целью последующей застройки.

Пойма реки Нальчик. Хорошо виден строительный мусор, который служит основой насыпанной террасы (Казбек Ташев/OC Media)

Русловые работы убивают реку

Абубекир Хатухов, доцент кафедры зоологии Кабардино-Балкарского государственного университета, автор и соавтор более полусотни научных трудов и статей, уже много лет изучает экологию речных пойм республики и пытается обратить внимание общественности на проблему искусственного изменения ландшафта.

По мнению ученого, главная угрозу экосистеме долины реки Нальчик несут русло-регулировочные работы, которые проводятся с помощью тяжелой техники. Он не исключает, что под видом очистки русла, ответственные чиновники, сращенные с бизнесом, создают новые площадки для строительства в пойме реки закусочных и прочих туристских объектов. Выдача разрешений на их застройку (аренду) — это такой чиновничий «бизнес». Беда в том, что насыпая эти участки, бульдозеры и экскаваторы спрямляют русло реки. Об опасности, которую несет такое «спрямление» Абубекир Хатухов говорит следующее:

«Русловые работы наносят непоправимый ущерб всей экосистеме долины реки Нальчик. Вода в спрямленном русле увеличивает скорость тока (в случае с рекой Нальчик за последние 2-3 года она увеличилась в 2 раза). Это привело к заглублению русла, образованию каньонов практически на всем протяжении реки и обвалам берегов. Власти и бизнес не понимают, что искусственное спрямление русла реки ведет к ее гибели, так как ни одна река в мире не имеет прямого русла, а течет зигзагообразно».

Река Нальчик. По бетонным плитам видно, куда доходила речная вода (Казбек Ташев/OC Media)

«Эколого-экономическое самоубийство»

После нашей предварительной, «теоретической» беседы с Абубекиром Хатуховым, он предложил осмотреть состояние русла реки Нальчик и ее притока — речки Нартия непосредственно на месте. Все, сказанное им в нашем «кабинетном» разговоре подтвердилось. Река действительно ушла вглубь. Неприкосновенная зона, которая распространяется на 50 метров в обе стороны от поймы реки, в черте города Нальчика уже застроена. Теперь застраивается та ее часть, которая примыкает к поселку Хасанья.

«Это и экологическое , и экономическое самоубийство, — говорит Абубекир. — Застройщики, стремящиеся использовать водоохранную зону, как зону отдыха, фактически уничтожают рекреационные возможности долины. Она стремительно теряет свою привлекательность для отдыха. Кому нужны закусочные и отели на берегу несуществующей реки? Чем наш город привлекает туристов? Уровнем обслуживания или «звездностью» отелей? Нет, конечно. Только природой — обширными парками, чистой речкой с живописными берегами, рыбалкой, купанием. По-русски это называется «рубить сук, на котором сидишь».

Река Нальчик. Застройка поймы (Казбек Ташев/OC Media)

В черте города экологическая катастрофа уже произошла. Достаточно взглянуть на расположение старых берегоукрепительных сооружений, чтобы понять, насколько сильно река ушла «вниз». Из-за падения ее уровня перестали наполняться искусственные озера — любимое место отдыха горожан и гостей республики. Три из четырех озер высохли, одно — наполняется меньше чем наполовину. В районе поселка Хасанья, на левом берегу реки по той же причине высох каскад из десяти искусственных прудов, также заполнявшихся рекой. Теперь о них напоминают лишь пустые, поросшие камышом чаши.

«Это и называется деградацией экосистемы, — говорит Абубекир. — Происходит цепная реакция — уничтожение одного природного объекта ведет к гибели остальных, с ним связанных. Если не принять радикальных мер, не остановить застройку берегов, не очистить водоохранную зону от магазинчиков и стоянок, погибнет и такой уникальный объект, как наш знаменитый Атажукинский лесо-парк, которому уже полтора века.»

Строящиеся отели в пойме реки (Казбек Ташев/OC Media)

Умирающая река

Мы выбираемся на левый, возвышенный берег реки и осматриваемся. Действительно, всюду видны признаки скорой гибели леса. Деревья высыхают даже в феврале! Многие из них — дикие груши, яблони, алыча поражены омелой — растением-паразитом. По словам моего спутника, это верный признак деградации. Мы добираемся до гидротехнических сооружений — шлюзов, через которые при сезонном падении уровня реки вода подавалась в пруды и озера. Шлюзы высохли и зарастают бурьяном. Мы делаем фотографии и вновь спускаемся к руслу, исковерканному бульдозерами. Хорошо видны сделанные тяжелой техникой насыпи из речного камня и гальки. Всюду разбросаны пластиковые бутылки и пакеты.

Строительство в водоохранной зоне (Казбек Ташев/OC Media)

«Я часто сюда хожу за образцами для исследований флоры и фауны реки и никогда не беру с собой тару, — с горькой улыбкой говорит Абубекир, — здесь всегда можно найти подходящую посудину.»

Подобрав одну из брошенных бутылок, мой гид заходит в речку и переворачивает камни, что-то ищет.

«Донные и придонные насекомые и другие организмы, — природный индикатор состояния речки, — неторопливо продолжает объяснять Абубекир. — Но я не нахожу ни одного рачка, ни одной веснянки».

Он продолжает переворачивать камни и через несколько минут что-то находит.

«Вот, наконец, нашел!», — говорит он и разжимает ладонь. Я вижу какое-то насекомое, похожее на маленькую стрекозу, сантиметра в три длиной.

«Это веснянка, — говорит Абубекир, — которая входит в основной рацион местных рыб — пескаря, быстрянки, предкавказской щиповки. Мало веснянки, совсем мало. Еле нашел! А вот ручейник», — Абубекир показывает другой камень, только что вынутый им из реки. На нем в коконе из крупного речного песка сидит червячок.

«Не так плохо, как я ожидал, — комментирует свои находки биолог, — но далеко не хорошо. У меня есть фото, которые я делал этим летом. Там хорошо видно, как все дно заросло ряской — водной растительностью темно-зеленого цвета. Это говорит о загрязнении реки бытовыми отходами, остатками пищи, навозом и фекальными стоками. Лежащий на самом берегу реки поселок Хасанья и расположенный у въезда в него торговый комплекс используют реку, как естественную канализацию.»

Ежегодные общественные акции по очистке этой зоны от пластиковых и других отходов реальной пользы не приносят, так как на месте одной выброшенной бутылки или пакета появляются пять других. И, конечно, огромный вред реке наносят стоки, сбрасываемые прибрежными кафе и шашлычными прямиком в реку без всякой очистки.

Река Нальчик. Граница рынка — урез воды (Казбек Ташев/OC Media)

Неиспользованный потенциал

«Наша природа — это все, что у нас есть, — говорит Абубекир. — Но этого не хотят понимать ответственные за нее чиновники, бизнесмены и общественные деятели города и республики. Вместо того, чтобы всеми силами сохранять уникальный ландшафт, правильно развивать экологический туризм, они, кажется, озабочены лишь тем, как бы заработать на реке, предоставляя предпринимателям права аренды на лучшие участки в ее пойме.»

По словам Абубекира, природа не прощает такого к себе отношения. Однажды она разбухнет от дождей и снесет все автомобильные и пешеходные мосты. Такое уже было. Все берегоукрепления рухнут в промытый течением каньон вся долина, ток реки замедлится, а затем и остановится. Окрестности города Нальчика и  вся долина реки Нальчик превратиться в заболоченную малярийную низину, населенную комарами. Тут нелишне будет упомянуть о статье 42-й Конституции РФ: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу гражданина экологическим правонарушением».

Самодеятельная зона отдыха в водоорранной зоне (Казбек Ташев/OC Media)

По словам Абубекира Хатухова, негативные последствия спрямления русла реки Нальчик стали настолько очевидны, что его продолжение не оправдано. Необходимо остановить дальнейшую деградацию экосистемы реки Нальчик, а в перспективе провести реконструкцию всей речной долины сообразно принципам гидрологии и экологии. Рекреационная деятельность, как на самой реке, так и ее притоках должна быть регламентирована.