Родить чужого ребенка: суррогатное материнство в Армении

6 января 2020
Илюстрация: Дато Парулава/OC Media

Некоторые в Армении рассматривают суррогатное материнство как шанс для бесплодной пары обрести счастье. Но для женщин, которые становятся суррогатными матерями, это зачастую является сложным опытом.

Гаянэ (имя изменено), 30-летняя женщина из юго-восточной провинции Вайоц Дзор в Армении, говорит, что делит свою жизнь на две части: жизнь «обычной Гаянэ» и «суррогатной матери Гаянэ».

«Я вышла замуж в 20 лет и была счастлива, — рассказывает она OC Media. — В 21 год я уже была мамой и была уверена, что у меня будет еще двое детей, что у нас будет большая, счастливая семья и мы будем жить беззаботно, но…»

Мечты Гаянэ растворились за один год. Они оказалась в затруднительном финансовом положении, и для того, чтобы прокормить семью, муж Гаянэ уехал работать за границу.

«Он год работал за границей; мы жили довольно хорошо в то время, но очень скучали по нему. Он вернулся через год, пробыл месяц, а затем снова уехал. Он работал на стройке. Затем произошел несчастный случай; он получил инвалидность и не мог выполнять какую-либо физическую работу.

[Читайте на OC Media: Севанские села без мужчин]

Гаянэ рассказывает, как в надежде найти работу она обращалась в различные агентства по трудоустройству, покупала газеты, следила за новостями.

«Я начала искать работу и поняла, что могу заработать много денег, будучи крайне полезной для других».

«У меня была знакомая, у которой много лет не было детей: однажды я увидела, как она идет по двору с ребенком на руках. Я очень обрадовалась и поздравила ее, и она рассказала мне, что она завела ребенка с помощью суррогатной матери».

«Она говорила о том, сколько она заплатила, и это навело меня на мысль. Я стала изучать эту тему. Через полгода я уже была суррогатной матерью. Через полгода после этого началась вторая фаза моей жизни».

Суррогатное материнство: последняя надежда стать матерью

Суррогатное материнство — процедура, при которой женщина соглашается выносить беременность для другого человека или людей, которые станут родителями младенца после рождения.

За 10 лет брака Лилит и Седрак (имена изменены) обращались к десяткам врачей, пытаясь завести детей.

«Мы сотни раз сдавали всевозможные анализы. Мы дважды пробовали искусственное оплодотворение, но ничего не получалось. Первые пять лет мы не очень волновались по этому поводу, но потом началась настоящая паника», — рассказывает Лилит OC Media.

Она говорит, что каждый визит к врачу стоил им большую сумму денег. Только на анализы они потратили примерно 150 000–200 000 драм (300–400 долларов США). Аналогичная сумма была потрачена на различные лекарства. Пара заплатила около 4000 долларов США за искусственное оплодотворение.

«Нам с большим трудом удавалось накопить деньги, я тогда работала в школе. Моя зарплата составляла около 150 долларов [в месяц]. Мой муж работал в нескольких местах одновременно. После второй неудачной попытки [искусственного оплодотворения] мы поняли, что у нас не осталось денег, и решили попробовать усыновить ребенка».

Но и здесь семья потерпела неудачу. Они рассказали OC Media, что хотели усыновить новорожденного ребенка, но им сообщили, что в Армении в тот момент не было ни одного новорожденного для усыновления. Без детей Лилит была готова отказаться от своего брака.

«Я решила разводиться, когда одна из моих подруг посоветовала мне обратиться за помощью к суррогатной матери. Мы долго обсуждали этот вопрос с моим мужем, выбрали клинику, внесли некоторые финансовые коррективы и начали копить деньги».

«Нам потребовалось два года, чтобы психологически подготовиться и собрать необходимую сумму».

Лилит и Седрак заплатили за услугу около 20 000 долларов США. Это включало как юридические услуги, так и оплату суррогатной матери — Гаянэ. Гаянэ не захотела раскрывать, какая часть этой суммы была выделена ей.

С Гаянэ, которая должна была стать суррогатной матерью их ребенка, супругов познакомили в клинике.

Обязанности суррогатной матери

Деятельность Института суррогатного материнства, как и всех учреждений суррогатного материнства в Армении, регулируется Законом 2002 года «О репродуктивном здоровье человека и репродуктивных правах».

Закон устанавливает ряд правил и ограничений для потенциальных суррогатных матерей. Женщина должна быть в возрасте 18–35 лет, она должна пройти медицинское и генетическое обследование, чтобы убедиться, что она здорова. Суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклеток. Замужняя женщина может быть суррогатной матерью, только с согласия ее мужа. Наконец, одна и та же женщина может стать суррогатной матерью только дважды.

«Мы сняли отдельную квартиру для Гаянэ, поскольку мы совместно решили, что она будет жить отдельно во время беременности и будет ближе к нам в Ереване, — рассказывает Седрак. — В течение всех 9 месяцев в центре внимания была Гаянэ. Мы предоставили ей все необходимое: качественную еду, одежду и другие предметы первой необходимости».

«Теперь мы благодарим Бога за то, что встретили Гаянэ в клинике и, благодаря ей, почувствовали удовольствие стать родителями».

Он говорит, что когда они решили обратиться за помощью к суррогатной матери, у них был выбор: вместо того, чтобы заключать контракт с кандидаткой, предложенной клиникой, они могли самостоятельно найти женщину.

«В этом случае мы могли сэкономить деньги. Но было также рискованно и сложно по закону найти женщину».

Согласно закону, отношения между суррогатной матерью и теми, кто оплачивает ее услуги, регулируются письменными соглашениями.

Суррогатная мать обязана встать на учет в клинике в ранний период беременности (до 12 недель), постоянно находиться под наблюдением врача, строго следовать рекомендациям врача, и заботиться о своем здоровье.

Если она проживает отдельно, суррогатная мать должна информировать человека или супругов, пользующихся ее услугами, о том, как протекает ее беременность.

«Я почувствовала его первые толчки»

Зара Ованнисян, правозащитница из Коалиции за прекращение насилия в отношении женщин, говорит, что тема суррогатного материнства в Армении остается запретной.

Она говорит, что родители не хотят, чтобы их дети знали, что они родились при помощи суррогатной матери, в то время как сами суррогатные матери часто стыдятся, что прибегали к этой процедуре, чтобы заработать денег.

Процесс также может быть психологически сложным для суррогатной матери.

«С самого первого момента с суррогатной матерью проводится серьезная психологическая работа», — говорит в интервью OC Media психолог Аракс Карапетян.

«С самого начала очень важно психологически подготовить женщину к мысли, что, хотя она и вынашивает плод, это не ее ребенок. Однако физиологические изменения во время беременности также могут вызвать психологические проблемы у суррогатной матери».

«Да, она может быть психологически не готова отдать ребенка, но проблема здесь регулируется законом», — говорит Карапетян.

Закон гласит, что суррогатные матери не имеют родительских прав и не несут ответственность за детей после их рождения; они не могут отказаться их отдавать.

Ованнисян вспоминает случай, когда несколько лет назад 18-летняя суррогатная мать безуспешно пыталась отказаться передать ребенка, которого родила, его биологическим родителям. Она говорит, что после этого правительство ввело правила, согласно которым суррогатными матерями могут становиться только женщины, которые уже родили собственного биологического ребенка.

Гаянэ, не видевшая ребенка, которого выносила, с момента его рождения, признает, что ей самой было трудно справиться с переживанием потери.

«Я носила ребенка внутри себя, я чувствовала его первые толчки, — говорит она. — Мне было трудно. Я не думаю, что стану суррогатной матерью во второй раз».

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас