«Советские» условия для заключенных с ограниченными возможностями в Армении

19 февраля 2019
(Photolure.am)

Большинство армянских тюрем были построены в советский период или даже раньше, и хотя в них проводился косметический ремонт, многое все еще функционирует так же, как в советскую эпоху. Для заключенных с ограниченными возможностями это означает отсутствие приспособленных жилых помещений, отсутствие здравоохранения и исключенность из тюремной жизни.

Министерство юстиции Армении проинформировало ОС Media, что на Сентябрь 2018 года в пенитенциарных учреждениях Армении содержалось 153 человека с инвалидностью.

Тем не менее, Артур Сакунц, член Наблюдательной группы при Министерстве Юстиции Армении, сказал  OC Media, что назвать реальное число невозможно из-за проблем с постановкой диагноза и трудностями сбора соответствующих документов в тюрьмах.

Наблюдательная группа при министерстве была создана в 2005 году. Она имеет право беспрепятственного входа в пенитенциарные учреждения.

Сакунц, который возглавляет Ванадзорское отделение Хельсинкской гражданской ассамблеи, одну из ведущих правозащитных групп страны, перечисляет множество проблем, с которыми сталкиваются инвалиды в тюрьмах Армении.

«Для людей, имеющих ограниченные возможности, нахождение в исправительных учреждениях Армении означает медленную смерть», — говорит он.

Устаревшие здания

Здания большинства пенитенциарных учреждений Армении построены в советские времена или ранее. Несмотря на то, что в них периодически делали косметические ремонты, это полностью не приспособило здания к потребностям заключенных с ограниченными возможностями.

Сакунц отмечает, что во многих тюрьмах «советского типа» площадки для прогулок находятся на крыше зданий, что затрудняет доступ для заключенных со специальными нуждами. «Если другой заключенный не поможет им, они останутся без дневного света», — сказал Сакунц.

Ваагн Марукян, арестованный в 1993 в возрасте 19 лет и приговоренный к пожизненному заключению за убийство, был досрочно освобожден в декабре из-за его ревматоидного артрита. Последние четыре года Марукян прикован к инвалидной коляске.

По его словам, в тюрьме Артик, где он содержался с 2016 года до своего освобождения, люди со специальными нуждами не могли выйти на прогулку даже с инвалидной коляской и помощью, потому что там не было плоских поверхностей. «Инвалидное кресло невозможно передвинуть», — сказал Марукян OC Media.

Заключенные со специальными нуждами говорят о трудностях даже в использовании ванных комнат. Доклад 2017 года Уполномоченного по правам человека Армении констатирует множество таких проблем — в большинстве камер ванная отделена ступеньками, унитаз для применения неудобен, а пандусов нет вовсе.

В некоторых тюрьмах, таких как «Нубарашен» и «Артик», туалеты напольные — отверстия в полу, предполагающие сидение на корточках, что делает их практически невозможным к использованию заключенными со специальными нуждами, такими как Марукян.

«Мои сокамерники, другие осуждённые всегда мне помогали пользоваться ванной комнатой, туалетом», — сказал Марукян. — «Так как без чьей-либо помощи я бы не смог ничего делать».

«Дефицит специалистов»  

Сакунц говорит, что проблемы заключенных с ограниченными возможностями усугубляются нехваткой квалифицированного персонала и специалистов. Он говорит, что низкая заработная плата и плохие условия труда приводят к тому, что многие вакансии в исправительных учреждениях подолгу остаются свободными.

«В пенитенциарном учреждении «Ванадзор» до сих пор нет врача», — говорит Сакунц. — «В целом, в тюрьмах Армении услуга первичного медицинского обследования технически хорошо оснащена, но есть дефицит специалистов».

Марукян жалуется, что когда он отбывал срок в тюрьме, даже если врачи были доступны, когда заключенный заболел, врачи должны сообщить об этом администрации тюрьмы прежде, чем предпринимать какие-либо действия. «В начальстве пока решают, что до как, для осуждённого эти минуты могут быть фатальными», — говорит Марукян.

«Было бы хорошо, чтобы был бы какой-то закон, который давал бы полномочия главврачу, чтобы он решал в тот момент что лучше для человека», — добавил он.

Артур Сакунц, глава Ванадзорского отделения Хельсинкской гражданской ассамблеи (hcav.am)

По словам Сакунца, многие люди со специальными нуждами не могут даже получить документы об официальном признании их инвалидности, поскольку медицинский персонал подчиняется начальнику управления пенитенциарного учреждения и «не всегда принимает объективные решения».

Для обеспечения профессиональной независимости медицинского персонала в марте 2018 года была создана государственная некоммерческая организация «Центр пенитенциарной медицины», которая все еще не начала функционировать.

Пресс-секретарь уголовно-исполнительного управления Министерства юстиции Армении сказала OC Media, что центр должен был открыться 15 января, но «по сей день этот процесс заморожен. В чем причина не знаю».

По словам Сакунца, правозащитники настаивали, чтобы «Центр» действовал под ведомством Министерства здравоохранения, но в конце концов правительство сделало его подведомственным Министерству юстиции.

Заключенные заботятся о других заключенных

В то время, как уполномоченный по правам человека Армении в докладе 2017 года отметил, что международные нормы запрещают организовать уход одного заключенного с помощью другого, по словам Сакунца, в армянских тюрьмах это часто случается.

«Родные платят  [другим заключенным], и они помогают. У тех, у кого нет родственников, одна надежда — на  совесть сокамерников», — добавил Сакунц.

Он говорит, что родственники обеспечивают заключенных продуктами и другим необходимым.

«Все эти деньги [пенсию] я тратил и трачу на лекарства и честно говоря даже не хватает чтобы купить все. Когда я был в заключении мне помогали не только родственники, но и другие осуждённые», — сказал Марукян.

В случае Марукяна, только некоторые из необходимых ему лекарств предоставлялись в тюрьме. Остальное он или его родственники должны были покупать.

Сакунц говорит, что «пенсия для инвалидов может быть полезной», поскольку это позволило бы заключенным с инвалидностью оплачивать предметы первой необходимости и не зависеть от великодушия других.

Он сказал, что «неформальные», или «неписанные» законы — «разборки, организация карточных игр, распространение наркотиков, коррумпированная связь с руководством учреждения для получения привилегий», оставляют заключенных со специальными нуждами вне этой системы как «изгоев».

Согласно отчету о деятельности Наблюдательной группы за 2014–2015 годы, «практика применения «неформальных» законов, оставшаяся еще от советского периода» «продолжает оставаться серьёзной проблемой» в тюрьмах.

Несмотря на то, что власти Армении заявили, что они побороли уголовную криминальную культуру в тюрьмах, по словам Сакунца, ничего не изменилось.

Грядут перемены?

По словам Манука Микаеляна, первый заместитель начальника уголовно-исполнительной службы, министерство в настоящее время ведет переоборудование санузлов для заключенных, в том числе и с ограниченными возможностями.

Микаелян сказал OC Media, что планируется ремонт ванных комнат и санузлов в тюрьме «Нубарашен» и других пенитенциарных учреждениях страны, с учетом нужд заключенных с ограниченными возможностями. Он сообщил, что в одной из тюрем уже созданы особые условия в санузлах.

По словам Микаеляна, министерство собирается объявить о конкурсе на постройку пандусов для заключенных со специальными нуждам.

Как Сакунц, так и Наре Оганнесян, другой член Наблюдательной группы, подчеркивают, что проблема заключенных с ограниченными возможностями в исправительных учреждениях системная, и для ее решения требуется продолжительное время.

Тем не менее, Оганнесян говорит, что в то время, как государственные органы говорят другое, пока не замечено существенных изменений после «Бархатной революции».  

«Государственные органы, возможно, в своих отчетах представят другую действительность», — сказала Оганнесян. «Вероятно, велико их [властей] желание что-то изменить, либо зафиксировать некие изменения, но волна изменений не чувствуется так, как хотелось бы нам».

По словам Марукяна, с другой стороны, революция оказала положительное влияние на заключенных с ограниченными возможностями.

«То, что меня освободили, это заслуга революции. До революции мы с помощью моего адвоката годами обращались и нам всегда отказывали».

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас