Старики в Азербайджане: почитаемые, но одинокие

15 декабря 2017

Несмотря на показную патриархальность и уважение к старшим, жизнь стариков в Азербайджане трудна, особенно когда они одиноки. Со средней пенсией в 100 долларов они могут рассчитывать лишь на приюты, добрых соседей и волонтеров.

Глобальные тенденции

Азербайджан принято считать патриархальной страной со всеми сопутствующими атрибутами: уважением ко мнению старших и заботой о пожилых. Так ли это на самом деле?

Реальность отличается от заявленной традиции. В обществе есть и заброшенные, одинокие старики, к которым не проявляется должное уважение. По мнению социолога Умай Ахундзаде, происходит это потому, что традиция — это идеал поведения.

По мнению социолога, причина несоответстия лежит в мобильности новых поколений, и в развитии нуклеарных семей, то есть семей состоящих из супругов и их детей, а не из нескольких поколений, где четко выражена иерархия — дед-отец-сын.

«Во всем мире увеличивается количество нуклеарных семей, где живут два поколения, уменьшается количество детей в семье, увеличивается уровень миграции молодых людей, — говорит Ахундзаде, — Эти глобальные тенденции затрагивают и Азербайджан и создают новые реалии жизни для пожилых».

При этом, как отмечает социолог, тенденции нуклеарности и мобильности обгоняют появление новых практик заботы о пожилых. «Особенно учитывая, что население в Азербайджане не старое и не заботиться о стариках пока еще не вошло в норму», — отмечает социолог.

Социальное и экономическое отчуждение

(urban.az)

Социальная политика государства также не соответствует идеалу патриархата. На 2017 год в Азербайджане 377,8 тысяч человек старше 70 лет, всего в стране 1,3 миллиона пенсионеров, а размер средней пенсии всего 192,20 манат (112 долларов США). На 2017 год прожиточный минимум составляет 155 манат (91 долларов США),  а средняя зарплата 500 манат (294 долларов США).

При этом с 1 июля государство подняло пенсионный возраст для и женщин и для мужчин, доведя его до 65 лет. При этом, по словам экономиста Натика Джафарли, скорость индексации пенсий в последние три года сильно отстает от размеров инфляции.

Волонтер и социальный активист Сабина Кулиева говорит: «В теории я знаю, что есть институт, когда пожилому человеку полагаются сиделки, которые должны приходить каждый день и находиться в доме по часу. Но, к сожалению, у нас не работает служба патронажа, которая помогала бы пожилым одиноким людям».

Кроме того, еще с 1999 года пенсионерам отменили льготы ни для поездки в общественном транспорт и при покупке лекарств.

«Сейчас мы занимаемся проблемой одной бабушки — она не видит, живет с внуком-алкоголиком, — говорит волонтер Сабина Кулиева, — Он часто бросает ее, не бывает дома по нескольку дней. Она слепая сидит дома, если соседи ее накормят — хорошо, если нет — сидит голодная».

Государство также содержит собственные приюты для одиноких и бездомных пожилых людей. Однако как рассказывает волонтер Сабина Кулиева, условия там плохие.

В Азербайджане существуют законы, регулирующие опеку над пожилыми. Так, согласно Гражданскому Кодексу, быть опекуном пожилого человека может лишь тот, чье материальное и жилищное положение это позволяет. То есть, если у потенциального опекуна нет своего дома, то пожилого человека ему не доверят, и сам пожилой человек может в любое время прервать договор об опеке.

(urban.az)

Но, по словам волонтера, домов престарелых в стране очень мало: «Есть дом престарелых в Бильгя (поселок недалеко от Баку). Условия там, мягко говоря, никакие. Я не пыталась туда никого устроить. Также в Психиатрической больнице в поселке Маштага (пригород Баку) есть отделение геронтологии. Там тоже содержатся пожилые люди, при этом они не сумасшедшие, просто им негде жить. Условия там тоже не очень хорошие, койки стоят прямо в коридоре, отделение рассчитано на 60 человек, но живет там 90».

В прошлом году в экспертном сообществе начались обсуждения практики взятия пожилых людей под опеку. Председатель Союза Свободных потребителей Эюб Гусейнов сказал, что если подобный закон будет введен, то он поможет обезопасить пожилых людей от мошенничества.

Ветераны Великой Отечественной

Немного лучше положение Ветеранов ВОВ. Сегодня в Азербайджане их 353 (согласно Госкомстату), и каждый год специальным указом президента им выплачивается единовременное пособие.

В этом году его сумма составила 1 000–1 500 манат (585–880 долларов США) в зависимости от заслуг. Вдовы ветеранов получили 500 манат (300 долларов США), что больше, чем средняя пенсия по стране.

В культуре отношение к ветеранам почетное. Публикуются художественные книги и мемуары. Один из ветеранов войны, Александр Гритченко, военный журналист, до сих пор в свои 95 лет, проводит презентации переизданий своих мемуаров.

Кроме того, ежегодно 9 мая разные организации устраивают встречи с ветеранами, раздают им подарки.

Но реальность ветерана в стране далека от формальных жестов уважения.

«Никто не хочет смотреть за старой беспомощной женщиной»

Аделе Агакишиевой почти 90 лет. Она прошла всю Великую Отечественную войну, с первого дня до последнего. В 1941 году Аделя окончила курсы фельдшера, а в 1942 году ее отправили на фронт, где она была медсестрой.

Старушка живет одна. В прошлом году у нее был перелом шейки бедра и теперь она не встает с постели. Знакомые приютили ее у себя, смотрели за ней, чтобы взамен она переписала на них свою квартиру. Но в чужом доме Аделя долго не вытерпела, вернулась к себе домой.

«Я готова переписать свою квартиру на человека, который обязуется смотреть за мной, — говорит она, — но никто не хочет брать на себя заботу смотреть за старой беспомощной женщиной». За ней присматривает наемная сиделка, которой она платит 300 манат (175 долларов США) в месяц — пенсия ей это позволяет.

Выплатами и пенсией она в целом довольна: «Я получаю 300 манат. 200 манат — это моя обычная пенсия, 100 манат — президентская». Но большинству ветеранов — за 80, поэтому им важны уход и постоянная забота, а не только пособия.

Дом 7 кв. м

При слабой поддержке от государства и уменьшения семей старого типа, один из немногих источников помощи пожилым людям — это волонтеры.

Такие волонтеры и помогли прошедшей через концлагеря Софье Васильевне Соколовой. 89-летняя бабушка не имеет статуса ветерана. Ее пенсию составляет 160 манат (95 долларов США).

Вместе с братом, сестрой и матерью Софья Соколова жила в центральной части Баку в однокомнатном одноэтажном доме. Потихоньку похоронила всех родственников и осталась одна. Детей у нее нет.

Жизненные условия у нее только ухудшались. Крыша стала протекать, в маленьком помещении намокали вещи, сложенные в коробки за неимением места. Санузел был во дворе, а тяжелое детство в концлагерях давало о себе знать: болели ноги, труднее было выходить из дома.

Руководитель социальной службы при Храме Архангела Михаила в Баку Александр Федорович Антропов (ныне покойный), сам ветеран Карабахской войны и куратор ветеранов ВОВ организовал ремонт в домике Софьи Васильевны. Волонтеры собрали деньги, покрыли крышу, сделали пристройку со второй комнатой и санузлом в доме — раньше площадь ее дома была всего 7 квадратных метров.

«Слава богу, я хорошо живу, ни на что не жалуюсь», — говорит Софья Васильевна. Волонтеры не оставляют ее без внимания, часто заходят, помогают с продуктами (сама пенсионерка из-за больных ног из дома не выходит, но в доме старается управляться сама).

«Человеческое общение важнее»

Пожилые люди нередко остаются и на улице. Им может повезти, и их доставят в Приют сестер милосердия Матери Терезы при Католической церкви Баку. Настоятель Католической церкви отец Владимир рассказал, что земля для приюта была предоставлена президентом, в периферийном районе Баку, там был построен небольшой особняк.

Сам приют работает с 2006 года. В приюте могут содержаться пожилые люди, которые не имеют ни дома, ни родственников. «Сюда попадают люди, которые все потеряли. Они или приходят сами, или их кто-то приводит, или сами сестры видят кого-то на улице и понимают, что должны привести его в приют. Часто это не здоровые люди, нередко без документов, которые они потеряли. Часто это пожилые, которые не могут позаботиться о себе», — говорит настоятель.

Приют сестер милосердия Матери Терезы при Католической церкви Баку (Вафа Зейналова /OC Media)

По словам настоятеля, в большинстве у призреваемых проблемы в семье. Приют очень маленький, в нем содержится 20 человек, и, как говорит отец Владимир, это много. Помимо пожилых, там бывают и люди, которые просто оказались в сложной ситуации. Этих людей учат помогать старым людям, чтобы они смогли помочь самим себе.

«Иногда они остаются работать, но в приюте условия строгие и тяжелые, не каждому под силу заботиться о пожилых людях», — говорит он.

По словам настоятеля, в этом году им, как и другим религиозным общинам, была отпущена от государства финансовая помощь: «Сестры сами не просят, им запрещено просить, они не участвуют ни в каких проектах, но если кто хочет, то может помочь финансово».

Он также говорит, что иногда врачи помогают по просьбе сестер. Если пожилой человек умирает, его хоронят на ближайшем кладбище за счет средств приюта.

Как говорит отец Владимир, самая большая проблема пожилых людей — это одиночество. Он считает, что человеческое общение важнее даже здоровья и собственного дома.

Статья была подготовлена при поддержке регионального бюро Фонда Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung) на Южном Кавказе. Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения Фонда или ред.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас