«Токсичный» выбор Северной Осетии

6 марта 2018
Новая труба на заводе. (Алина Бигаева /OC Media)

Уже несколько лет жители Владикавказа бьют тревогу, выражая обеспокоенность экологическим состоянием столицы Северной Осетии. Виновником проблем владикавказцы считают металлургическое предприятие «Электроцинк», которое находится внутри города. Однако у этой истории есть и другая сторона медали: на заводе трудится около 2 000 человек, которым нужно кормить свои семьи.

Промышленное предприятие «Электроцинк» является для Северной Осетии самым крупным налогоплательщиком и инвестором. Налоговые отчисления в республиканский бюджет по итогам 2017 года ожидались в размере порядка 300 млн. рублей (5,37 миллионов долларов США).  По данным парламента Северной Осетии, в 2017 году доходы бюджета республики составили 20,8 миллиардов рублей (370 миллионов долларов США).

«Электроцинк» — это одно из самых старых предприятий промышленности Северной Осетии. Заводу уже более ста лет, многие семьи работают там поколениями. В 2017 году  средний размер заработной платы на заводе с учетом выплаченных премий составил 41 155 ($728) рублей в месяц, проинформировали в пресс-службе металлургического предприятия.

В конце декабря 2003 года предприятие вошло в состав Уральской горно-металлургической компании (УГМК), крупнейшего производителя меди, цинка, угля и драгоценных металлов в России. В настоящее время «Электроцинк» производит цинк, кадмий, серную кислоту и цинк-алюминиевые сплавы.

Экологическая угроза

Вход на завод. (Алина Бигаева /OC Media)

За время существования завода производственные цеха и находящееся там оборудование сильно износились и стали представлять реальную угрозу для экологии и здоровья. Так, 5 октября 2009 года на «Электроцинке» в результате сбоя на предприятии произошел аварийный выброс и была превышена допустимая в атмосфере концентрация сернистого ангидрида, сообщил тогда министр промышленности, связи и информационных технологий Северной Осетии Александр Усков. 

Над Владикавказом образовалась густая пелена, а многие жители почувствовали головные боли и першение в горле. Прокуратура возбудила административное производство в отношении металлургического предприятия.

6 ноября того же года во Владикавказе из-за аварии на заводе снова произошел выброс диоксида серы в атмосферу, причиной которого стала авария трубы сернокислотного цеха. После этого руководство металлургического предприятия пообещало, что сделает производство безопасным. По информации пресс-службы завода, выбросы на «Электроцинке» сейчас происходят в пределах допустимых норм.

В июле 2016 года состоялось заседание рабочей группы при полномочном представителе президента России в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) Сергее Меликове. На нем  была принята программа по нормализации санитарно-эпидемиологической обстановки во Владикавказе на вторую половину 2016 года – 2017 год. Общий объем ее финансирования  составил 850 миллионов рублей (15 миллионов долларов), а источниками названы бюджеты Северной Осетии и Владикавказа, а также четыре предприятия тяжелой промышленности в республике, в том числе «Электроцинк».

Ряд первоочередных мероприятий направлен на субъекты, в деятельности которых было установлено превышение нормативов допустимых выбросов загрязняющих веществ. Основным исполнителем мероприятия данного направления является «Электроцинк», сказал тогда полпред Меликов.

Промышленность тоже надо развивать

Металлургический завод находится в самой черте столицы Северной Осетии и такое близкое соседство очень не устраивает жителей Владикавказа. Люди продолжают жаловаться на выбросы с предприятия и плохое самочувствие. Экологические активисты на протяжении ряда лет выходили на протестные акции, требуя закрытия завода.

Шесть лет назад, в 2012 году на одном из пикетов протестующие столкнулись с ветеранами производства «Электроцинка», проходившими мимо, и в ходе диалога они так и не смогли прийти к взаимопониманию. Противники завода возмущались тем, что не владеют информацией о том, что происходит на «Электроцинке», что «вся гадость (с предприятия) выкидывается в город и мы ею дышим, а вы в цеху не чувствуете этого». На это  бывшие сотрудники металлургического завода ответили, что если завод закроют, то несколько тысяч человек останется без работы, а многим нужно выплачивать кредиты и ипотеку.

В октябре 2016 года завод объявил об остановке свинцового производства и сокращении рабочих мест. По словам председателя правительства Северной Осетии Таймураза Тускаева, который регулярно в 2017 году посещал завод, остановка свинцового производства на «Электроцинке» является существенным фактором оздоровления экологической ситуации во Владикавказе.

«Помимо этого, безусловно, есть понимание, что без роста промышленности большие задачи нам не решить. Поэтому будем следить, требовать от «Электроцинка» соблюдения экологических нормативов. В то же время, мы должны понимать, что необходимо развивать промышленность», — сказал чиновник.

«Нам надо кормить семьи»

Но не все рады таким изменениям. После того, как закрыли свинцовый цех, некоторым специалистам пришлось начать перебиваться случайными заработками. Так, один из бывших рабочих завода, не пожелавший представиться, работает в точильном цеху недалеко от предприятия.

«Я работал в свинцовом цеху, самом опасном, который закрыли. 324 человека выкинули на улицу. Нигде работы нет, вот я и хожу везде, ищу, где, что можно сделать», — рассказал он.

Инженер вельцевального цеха по имени Людмила, рассказала, что работает на «Электроцинке» уже 34 года. Там же работают ее муж и дочь и многочисленные друзья, и никаких нареканий к работе у них нет.

«Я «за» «Электроцинк», за то, чтобы он работал. Я живу возле завода и мои дети тоже. Производство стало намного безопаснее. Я работаю в вельцевальном цеху, где полностью обновились фильтры. У нас хоть и не сильно большая зарплата, но ее выдают вовремя и есть весь социальный пакет», — сказала женщина.

Еще один бывший рабочий металлургического предприятия Мурат Томаев рассказал, что посвятил работе на «Электроцинке» девять лет. По его словам, в 49 лет ему поставили диагноз рака мочевого пузыря, и по инвалидности он ушел на пенсию. Мурат Томаев подал в суд на металлургическое предприятие и потребовал возмещение вреда. В 2016 году он его выиграл. Но, даже несмотря на это, он выступает против закрытия завода.

«Я за модернизацию завода. Сейчас его закрыть невозможно, нецелесообразно. Там 2,5 тысячи людей, у них семьи, всех надо кормить. Рабочих мест нет. Я считаю, сначала необходимо создать альтернативные рабочие места», — говорит он.

Модернизация

Руководитель металлургического предприятия отчитывается о модернизации на заводе перед премьер-министром Северной Осетии. (Алина Бигаева /OC Media)

В конце 2017 года на заводе состоялась пресс-конференция с участием председателя правительства Северной Осетии Таймураза Тускаева, руководства предприятия, министерства промышленности и транспорта республики.

Там генеральный директор Игорь Ходыко заявил, что завод выполнил все свои обязательства касающиеся    программы по нормализации санитарно-эпидемиологической обстановки во Владикавказе на вторую половину 2016 года – 2017 год.

Завод представил план развития на ближайшие пять лет — до 2022 года. Сумма инвестиций в программу развития металлургического предприятия составит порядка 10 млрд. рублей (179 миллионов долларов США). Ее реализация, по словам Ходыко, позволит улучшить условия труда и снизить экологические риски.

Жители Владикавказа бьют тревогу

Участник пикета Герман Ревазов раздает автомобилистам экологические листовки. (Алина Бигаева /OC Media)
Пикет на площади Победы против деятельности Электроцинк. Владикавказ. 16 февраля. (Алина Бигаева /OC Media)

Но многие владикавказцы не верят в заявления руководства предприятия о проводимой на заводе модернизации. Так, некоторые из живущих рядом с заводом людей сказали OC Media, что выбросы с предприятия продолжаются.

«Это бывает часто, особенно по вечерам. Сколько лет уже об этом говорим, только травят людей. Пока улучшений мы не видим», — сказал OC Media житель улицы Заводской во Владикавказе Владимир Цималаидзе.

«Иногда, когда открываем окна, в квартиру заходит дым, от запаха даже дышать не можем. А что нам летом делать? Окна не открывать», — заявил житель улицы Маркова Владимир Тибилов.

Несмотря на то, что рядом с «Электроцинком» находятся и другие предприятия, мужчина убежден, что виной всему является именно металлургическое предприятие и говорит, что «у них другой запах» (обычно резкий и едкий).

По словам же экологического активиста Ацамаза Хадикова, который является ярым противником завода и регулярно проводил во Владикавказе и других городах пикеты против его деятельности, в 2011 году протестная активность спала из-за ужесточения закона против участников таких акций. Люди стали бояться протестовать открыто.

Тогда усилилась активность по вопросу в соцсетях. В связи с этим, генеральный директор «Электроцинка» Игорь Ходыко был вынужден выступить с официальным заявлением на этот счет, обвинив блогеров и пользователей Интернета в провокациях против завода.

Электроцинк должен предоставить данные

Заведующий кафедрой экологии Северо-Кавказского горно-металлургического института (СКГМИ), доктор технических наук, профессор Иван Алборов напомнил, что завод работает с 1904 года и за это время накопился большой экологический ущерб.

По его словам, проблему «Электроцинка» рассматривали еще в 1988 году. Тогда было вынесено решение о выселении 4500 людей из санитарно-защитной зоны завода. Если пересчитать на сегодняшние деньги, то получается, что на это необходимо около 15 млрд. рублей, а это почти годовой бюджет Северной Осетии. С тех пор этот вопрос так и остался нерешенным.

«Я не говорю, что во всем виноват «Электроцинк». Но надо определить степень влияния этого предприятия на здоровье жителей республики. Это можно сделать», — заявил профессор Иван Алборов.

Он добавил, что обвинения без доказательств не имеют большого веса. В свою очередь, сам «завод должен доказать, что он ни при чем».

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас