Церковный приют в Грузии обвиняется в жестоком обращении с детьми

Протестующий держит плакат с надписью: «Облачение священника не снимает с тебя ответственности». Тата Шошиашвили/OC Media

Несмотря на имеющиеся доказательства фактов насилия над детьми и несколько продолжающихся уголовных разбирательств, в том числе по делу об изнасиловании несовершеннолетнего, двери церковного приюта Ниноцминда остаются закрытыми для публичного доступа. Даже Народная защитница Грузии (омбудсмен) лишена возможности проверить, что же происходит в учреждении. 

1 июня перед зданием Канцелярии правительства Грузии прошла акция протеста, в ходе которой около ста человек требовали проведения проверки и обнародования информации об условиях проживания  детей в закрытом церковном приюте Ниноцминда.

Ни сама Народная защитница Грузии Нино Ломджариа, ни её наблюдательская группа не смогли получить разрешение посетить детей в приюте.

Религиозная школа-интернат Ниноцминда, принадлежащая патриархату Грузинской православной церкви, была почти полностью, за редким исключением, скрыта от общественного внимания на протяжении многих лет. При этом регулярно поступают сообщения об ужасающих условиях жизни в приюте.

Всего в приютской школе проживают и учатся 57 несовершеннолетних в возрасте до 18 лет, младшему из которых всего лишь пять лет.

«Существование приютов на общественных началах является нарушением прав [детей]. Необходимо, чтобы государство закрыло их все, а детей направило либо их семьям, либо приёмным родителям», — правозащитница и организатор протестной демонстрации Баиа Патараиа сказала OC Media.

«Народная защитница [Грузии] обязана попасть на территорию интерната», — подчеркнула она.

Баиа Патараиа. Фото: Тата Шошиашвили/OC Media

Как пояснила Тамта Микеладзе, программный директор базирующегося в Тбилиси «Центра социальной справедливости», грузинское законодательство гарантирует Народной защитнице чрезвычайные полномочия, дающие ей право доступа и проверки любого закрытого объекта.

Последний раз социальный работник смог попасть на территорию приюта Ниноцминда в июне 2020 года. С тех пор почти всем посетителям, не имевшим разрешения Схалтского архиепископа преподобного Спиридона, возглавляющего приют, было отказано в доступе.

Священнослужитель, известный открытыми гомофобскими взглядами, заявлял, что выступает против визитов в детский дом представителей Управления Народной защитницы, так как она сама поддерживает однополые браки.

«Это те люди, которые требуют легализации однополых браков! Таких личностей нельзя пускать ни в приют, ни в любую другую честную семью, — заявил Спиридон 17 апреля. — Они лишь осквернят это место».
Небольшая группа участников контрпротеста пришла во вторник на акцию протеста. Фото: Тата Шошиашвили/OC Media

15 мая он открыто обратился к Народной защитнице со словами: «Ты даже не сможешь отличить педераста от приличного человека». 

Народная защитница Грузии никогда ранее не делала открытых заявлений в поддержку однополых браков. При этом она выступала против поправок в конституцию, которые могли бы запретить создание семьи гражданами одного пола.

OC Media неоднократно предпринимали попытки связаться с преподобным Спиридоном, однако все они оказались безуспешными. Глава пресс-службы патриархата Андриа Джагмаидзе заявил OC Media, что только архиепископ Спиридон вправе отвечать на вопросы касательно детского дома.

За закрытыми дверьми 

Детские дома в Грузии стали закрываться в 2012 году, при этом несколько из них, в которых проживают десятки несовершеннолетних, до сих пор продолжают работу. Впервые общественная дискуссия об условиях в религиозном приюте Ниноцминда началась шесть лет назад.

В 2015 году занимавший тогда должность Народного защитника Уча Нануашвили опубликовал доклад, описывающий жестокий режим наказаний в приюте, в том числе лишение пищи, запрет покидать комнату, а также факт принуждения детей «ходить на коленях с руками за головой вдоль коридора перед сверстниками». В докладе за 2017 год упоминается использование «метанойи» в качестве наказания.
Детский приют Ниноцминда. Фото: «Самхретис Карибче»

Религиовед Гиорги Тигинашвили рассказал OC Media, что метанойя означает «выражение покаяния, которое применяется к особенно согрешившим людям» и «ни в коем случае нельзя требовать от детей совершать его». 

На практике же метанойя состоит из многократно повторяющихся «коленопреклонений, молитв, нанесений крёстного знамения, повторных коленопреклонений и касаний пола лбом». В итоге данный ритуал представляет собой болезненную и тяжёлую физическую нагрузку.

«Применение метанойи к детям является неслыханной жестокостью», — добавил Тигинашвили. 

11 мая архиепископ Филипп Абашидзе снисходительно отозвался об обвинениях в ненадлежащем обращении с детьми в интернате. «Несколько лет назад в приюте работали воспитатели, которые были несколько строги с детьми», — сказал он, добавив, что впоследствии они были уволены. 

По информации Управления Народной защитницы, с 2016 по 2021 год были инициированы три уголовных дела на почве предполагаемых фактов насилия в отношении детей из приюта и ещё одно по факту сообщений об изнасиловании несовершеннолетнего.

Привилегированные посетители 

Народной защитнице по-прежнему запрещено посещать приют, хотя 1 июня попасть в учреждение удалось Серафиму Джоджуа, бывшему митрополиту Боржомской и Бакурианской епархии, который обвиняется в сексуальных домогательствах. 

Преподобный Спиридон сказал, что Джоджуа прибыл в приют, чтобы отметить День памяти Святой Нино. Видеозапись этого визита была показана на телевизионном канале Грузинской православной церкви. В апреле канал транслировал 18-минутную историю о сиротах и их условиях жизни.

«Окружение там такое, какое вы могли бы наблюдать и в семье, и с любящими учителями», — говорит руководитель детского дома Кетеван Чхатришвили в документальном фильме. «Да, иногда дети конфликтуют друг с другом, но это также происходит и в семьях». 

Есть и другие привилегированные посетители, которые могут без труда войти в приют. 2 мая ультраконсервативный гомофобный активист Гурам Палавандишвили посетил мероприятие приюта в ознаменование Пасхального воскресенья.

Гурам Палавандишвили, лидер ультраконсервативной группы «Грузинская идея». Фото: Мариам Никурадзе/OC Media

Молчание властей

Власти Грузии, за исключением Народной защитницы, хранят молчание по поводу скандала вокруг приюта Ниноцминда. Между тем со стороны НПО и правозащитных групп протесты только усилились. 

После того, как 15 апреля членам Управления Народной защитницы запретили войти в детский дом, неправительственная организация Партнёрство за права человека обратилась в Тбилисский городской суд с просьбой защитить права детей, проживающих в крупных учреждениях, и разрешить Народной защитнице посетить детский дом. Суд отклонил эту просьбу. 

Затем организация обратилась в ООН и 7 мая получила ответ от Комитета организации по правам ребёнка. «Государство должно немедленно обеспечить проверку уполномоченными госорганами правового статуса детей в школе-интернате Ниноцминда», — говорится в заявлении Комитета ООН по правам ребёнка.

3 июня Гиорги Гогиа, заместитель директора международной правозащитной организации Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии, осудил бездействие правительства. 

«Это возмутительно, что в течение нескольких недель [Народной защитнице] Грузии запрещают осуществлять мониторинг в школе-интернате, управляемой Церковью!» — написал он в Twitter. 

Тамта Микеладзе, директор «Центра социальной справедливости», сказала OC Media, что бездействие правительства — результат «чрезмерной политической лояльности [Грузинской православной церкви]» и её «неприкосновенности». 

Согласно недавнему опросу IRI, Патриарх Илиа II остаётся самой популярной фигурой в Грузии с рейтингом одобрения в 89%.