«У нас всех бронхит». Шахтёры в Грузии страдают от болезни чёрных лёгких

31 марта 2021
Угольные шахты в Ткибули. Фото: Лана Кокаиа/OC Media.

Руководство угольных шахт в грузинском шахтёрском городе Ткибули отрицает наличие у кого-либо из своих работников профессиональных заболеваний. Сами шахтёры рассказывают другую историю.

21 июля 2020 года Амиран Бочоришвили, 65-летний шахтёр из Ткибули, вошёл в кабинет директора шахты Миндели и порезал себе запястье.

Горнодобывающая компания «Сакнахшири» попыталась перевести Бочоришвили, который 40 лет проработал на глубине 300 метров, на работу на поверхности, сократив его зарплату с 900 лари ($270) в месяц до 300 лари ($91). Причиной этого стал диагноз Бочоришвили — хронический бронхит. Амиран отказался от этого предложения и теперь безработный.

Сегодня Амиран говорит, что жалеет о содеянном. «Они заставили меня сделать это. И сейчас, и тогда я был очень разочарован отношением нового начальства. Они отвезли меня в больницу [города] Тержола, как будто я был преступником. Мне не хватало только наручников», — сказал Бочоришвили OC Media.

Амиран Бочоришвили. Фото: Лана Кокаиа/OC Media.

«[Моей старой зарплаты] не хватало для покрытия моих расходов, как я мог работать на 300 лари? У всех шахтёров долги в магазине. У меня в деревне есть пожилая мать, которой я должен нанять сиделку. У меня семеро внуков и двое детей. Мне нужно 200 лари на бензин, чтобы поехать из Ткибули в Местию в гости к внукам».

Бочоришвили и другие считают, что перевод на новую должность связан с его активным участием в протестах и забастовках, что в Ткибули явление нередкое.

«Как правило, администрация Ткибульского рудника не увольняет сотрудников с их позиций из-за бронхита», — сказал OC Media один из коллег, пожелавший остаться анонимным. 

«У всех нас бронхит»,— сказал он.

Предотвращение — ключевая мера

Пневмокониоз, который так часто встречается среди угольных рабочих, широко известен как болезнь «чёрного лёгкого» или «запылённых лёгких» — это заболевание, при котором лёгкие человека меняют цвет с розового на чёрный из-за вдыхания угольной пыли в течение длительного периода времени.

Это хроническое заболевание, которое постепенно прогрессирует, при этом основными жалобами являются прогрессирующая одышка, кашель и стеснение в груди, что часто перерастает в хронический бронхит.

«Концентрация частиц пыли зависит от иммунной системы», — говорит Мариам Варданашвили, пульмонолог клиники LJ в Кутаиси.

«Степень заболевания также зависит от того, сколько пыли пациент вдохнул и как долго это происходило. Если это происходит долго, значит, болезнь ещё больше прогрессирует».

По словам Варданашвили, пневмокониоз неизлечим. Но, как она говорит, на угольных шахтах болезни можно избежать, если будут приняты меры по предотвращению вдыхания угольной пыли.

Уголь около Ткибули. Фото: Лана Кокаиа/OC Media.

Глен Мпуфане, директор IndustriALL по вопросам горнодобывающей промышленности говорит, что уменьшить или предотвратить вдыхание угольной пыли возможно путём принятия ряда мер, таких как ношение индивидуальной защитной одежды, включая маски, которые являются лишь завершающим элементом защитной экипировки. 

По словам Мпуфане, ключом к обеспечению безопасности для шахтёров станет принятие и соблюдение Конвенции Международной организации труда 1995 года о безопасности и гигиене труда в шахтах. По его словам, в ратифицировавших её странах здоровье и безопасность рабочих улучшились.

«Это было статистически доказано», — сказал Мпуфане OC Media.

«В результате ратификации и имплементации этой конвенции, Южная Африка превратилась из страны с худшими показателями в области гигиены и безопасности труда в одну из лучших наряду с такими странами, как Австралия, Канада, США и т.д.».

«К сожалению, Грузия — одна из тех стран, которые не ратифицировали [конвенцию]», — говорит Мпуфане.

Официальных данных о количестве шахтёров с профессиональными заболеваниями, такими как пневмокониоз, в Грузии нет.

Ника Какашвили, главный специалист по безопасности труда из Конфедерации профсоюзов Грузии (GTUC), говорит, что необходимы исследования, чтобы определить, где шахтёры заболевают — на работе или где-то ещё.

«Исследование будет начато, если заболевший сотрудник обратится в суд против своих работодателей», — сказал Какашвили OC Media.

«Ситуация на грани катастрофы»

Руководство шахт настаивает, что следует всем необходимым мерам безопасности, независимо от того, принята конвенция или нет. 

«На сегодняшний день у нас нет ни одного рабочего, страдающего от профессиональных заболеваний», — говорит Автандил Бочоришвили, заместитель директора по безопасности на шахтах в Ткибули. 

«Проводятся медицинские проверки, и если у кого-то выявлено профессиональное заболевание,  будут приняты необходимые меры — лечение и различные льготы».

Бочоришвили рассказал OC Media, что ранее сотрудники шахты страдали от пневмокониоза, но на данный момент ни одного работника с профессиональными заболеваниями не трудоустроено, настаивает он.

Шахты — самый главный источник занятости в промышленном городе Ткибули. Фото: Лана Кокаиа/OC Media.

По его словам, шахтёры, которые заняты на бурении горной породы, снабжены многоразовыми респираторами и виброзащитными перчатками, а перед началом бурения горную породу опрыскивают водой, чтобы предотвратить распространение пыли. 

Работники шахты рассказывают другую историю. «Во время бурения ситуация на грани катастрофы», — говорит 35-летний Руслан Буцхрикидзе, шахтёр в шахте Дзидзигури в Ткибули. 

«Из-за огромного количества пыли невозможно разглядеть человека в радиусе одного метра. Даже в таких условиях нам делают выговоры, если мы используем воду во время работы, потому что, по их словам, вода повреждает уголь».

«[Допустимый] максимум воды, который может использовать шахтёр — просто чтобы не задохнуться».

Буцхрикидзе рассказал OC Media, что он и его коллеги никогда не получали виброзащитных перчаток, которыми, по словам Бочоришвили, их обеспечивает компания. По его словам, у защитных респираторов истёк срок годности,  количества, в котором они были предоставлены, недостаточно, и три-четыре шахтёра были вынуждены пользоваться одним респиратором.

Шахтёры внутри угольной шахты «Миндели» в Ткибули. Фото: Лана  Кокаиа/OC Media

«Проблема в том, что эпидемиологических исследований, которые показали бы, почему у шахтёров развивается то или иное заболевание, не существует», — говорит Гиорги Цинцадзе, исследователь группы защиты местных прав EMC. 

По его словам, компанию обязали ввести на предприятии адекватную медицинскую систему, которая могла бы своевременно выявлять у сотрудников профессиональные заболевания.

Цинцадзе сказал OC Media, что эти меры покажут эффективность, если компания инвестирует в решение проблем с инфраструктурой в шахтах, в том числе починит вентиляционные туннели. 

Он также отметил, что риски для здоровья шахтёров выросли из-за пандемии, поскольку из-за ослабшей дыхательной системы они более уязвимы перед заболеванием. 

«На сменах невозможно соблюдать социальное дистанцирование, потому что шахтёрам приходится находиться близко друг к другу при использовании подземного транспорта, и риск распространения заболевания высок», — говорит Цинцадзе. 

Проблемы не только с лёгкими

Работники шахт Миндели и Дзидзигури в Ткибули жалуются, что профессиональные заболевания — далеко не самая серьёзная их проблема, потому что руководство игнорирует даже минимальные правила, гарантирующие безопасность их сотрудников. Об инцидентах в шахтах, порой со смертельным исходом, становится известно регулярно. 

«О каких профессиональных заболеваниях мы говорим, когда шахтёр на рабочем месте получает производственную травму?», — говорит шахтёр Руслан Буцхрикидзе. «Компания прикладывает все усилия, чтобы в больничных листах скрыть информацию о травме, полученной во время рабочего процесса».

Памятник погибшим на шахтах в городе Ткибули. Фото: Лана Кокаиа/OC Media.

Малхаз (имя изменено) работает на шахтах на протяжении 10 лет. Каждый день он спускается в туннель, который находится на глубине 300 метров под землёй. 

Два года назад Малхаз, подняв тяжёлый объект в шахте, повредил себе позвоночник, после чего у него разорвалась грыжа. 

Несмотря на производственную травму, Малхаз, от которого зависит его семья, говорит, что продолжил работать на той же должности. 

«Мне пришлось взять больничный, потому что я получил травмы в шахте, но компания заставила меня использовать для лечения дни моего отпуска», — рассказал он OC Media. 

Проверять, что компания защищает своих сотрудников на рабочем действие, должен Департамент по контролю над условиями труда, чьи полномочия недавно были расширены. Прокомментировать ситуацию с шахтёрами в Ткибули там отказались.

_____________________________________________________________________

Мы в соцсетях: Телеграм, Одноклассники, Instagram, Facebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас