Уязвимый и разделенный: неопределенность черкесского языка

14 марта 2018
Учебник черкесского языка (Мадина Алиева /OC Media)

14 марта черкесский народ отмечает День черкесского языка и письменности. Перед черкесским языком, родным на Северном Кавказе, стоит много вызовов, включая отсутствие официальной поддержки, отсутствие единого литературного стандарта, снижение интереса к его изучению в образовательных учреждениях и уменьшающееся использование в семьях.

Именно в этот день в 1853 году, в Тбилиси был выпущен первый «Букварь черкесского языка» известного адыгского просветителя Умара Берсея.

Черкесский язык является коренным языком Кавказа, тесно связанным с абхазским языком. Черкесский имеет богатый согласный инвентарий — в зависимости от диалекта доходящий до 60 звуков — и сложную структуру, где иногда одно слово соответствует целому предложению на русском языке.

Сегодня черкесский язык делится на два литературных стандарта — адыгейский, использованный черкесами в Адыгее и Краснодарском Крае, и кабардинский в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Несмотря на различия между стандартами, носители языка считают адыгейский и кабардинский частями одного общего черкесского языка.

ЮНЕСКО признал черкесский язык уязвимым, как и многие другие кавказские языки.

Отмена обязательного обучения в школах

В январе 2007 года Верховный суд Адыгеи отменил обязательное изучение родного языка в школах республики, которое было введенное еще в 2000 году, усугубляя и так непростое положение черкесского языка.

В Адыгее статус государственных языков имеют русский и адыгейский. Но этнические черкесы составляют только 26% населения республики.

По Конституции и закону РФ, если учащийся не хочет изучать черкесский язык, то принуждать к изучению его нельзя (даже если он этнический черкес). Опираясь на это, по наставлению прокуратуры Адыгеи обязательное изучение черкесского языка в общеобразовательных учреждениях было отменено. Вопрос изначально поднимался якобы родителями учеников, которых «принуждали» изучать черкесский язык в школах.

Напомним, что Президент РФ Владимир Путин 20 июля 2017 года сказал, что недопустимо заставлять человека изучать язык, который не является его родным, выступив против обязательного изучения в школах госязыков в национальных республиках. После этого были произведены проверки во многих республиках на нарушение прав граждан на добровольное изучение языков.

Низкий статус черкесского языка

Председатель Майкопской городской общественной организации «Адыгэ-Хасэ - Черкесский Совет» Заурбий Чундышко отметил в интервью с OC Media, что положение черкесского языка действительно тяжелое. Одной из основных проблем является сокращение количества часов, отведенных на изучение языка в школах.

Его общественная организация обращалась в конце 2016 года к руководству республики Адыгея с требованием создать специальный закон по изучению и сохранению черкесского языка.

«Другой вопрос, что наши местные власти его не принимают. Почему? Для нас это непонятно до сих пор», — говорит черкесский общественник.

Чундышко отмечает, что на их обращение местные власти ответили, что в Республике Адыгея уже существует закон о двух государственных языках — русском и адыгейском — и что черкесский язык изучается в полной мере, согласно предписанию Министерства образования России и Адыгеи.

Чундышко говорит, что несмотря на такие заявления властей о выполнении требований в использовании черкесского языка в республиканских учреждениях, официальное делопроизводство и документация производятся только на русском языке.

Чундышко также сообщил, что сейчас его общественная организация ко Дню черкесского языка готовится обратиться к властям с требованием принять закон о черкесском языке.

Попытки сохранить язык

Учебник черкесского языка (Мадина Алиева /OC Media)

Бывший руководитель Адыгейского Института гуманитарных исследований, видный черкесский языковед и ученый, профессор Батырбий Берсиров говорит, что изучение черкесского языка переживает кризис. Он отмечает то, что интерес к изучению языка резко снизился в университетах за последние два-три года и на гуманитарных факультетах снизился интерес к черкесскому.

К тому же, он отмечает, что практически нет начальных школ, где обучение шло бы только на родном языке. По словам Берсирова, тревожно и то, что отсутствует хорошая подготовка школьных педагогов.

«Мы, на уровне Института гуманитарных исследований, Министерства образования, общественности, пытаемся активизировать работу с учащимися в школе, заинтересовать их в том, чтобы они после школы пошли учиться на Факультет адыгейской филологии культуры», — рассказывает Берсиров.

По последним данным Министерства образования и науки Адыгеи, на территории республики сейчас находится 148 школ, в которых учатся примерно 50 000 учеников. Только в 34 из них изучаются предметы адыгейского языка и литературы.

Хотя ситуация тяжела, в республике регулярно выходит газета «Голос адыга» («Адыгэ макъ») на родном языке, выходят журналы, и печатаются научные вестники университетов.

«Функционально черкесский язык выполняет возложенные обязанности. Кроме этого, сейчас делается многое, чтобы подготовить федеральные учебники», — поясняет Берсиров.

Черкесский, если используется, то только на бытовом уровне

В дошкольных учреждениях города Майкопа сейчас действуют кружки «адыгейского языка», рассказала в беседе с OC Media Ася Шевоцукова, которая работает в детском саду в Адыгее.

«У нас в детском саду есть кружок адыгейского языка, но мало времени дается на это. И не все дети могут посещать этот кружок. Только определенное количество — 15 детей», — сказала воспитательница.

Она отметила, что желающих войти в кружок больше имеющихся мест. К тому же, проводится это мероприятие два раза в неделю по пол часа.

«Если в семье постоянно будут говорить на родном языке, то это большой плюс. Но этого мало кто делает», — считает она.

Ей вторит Фатима Пшизова, офисный работник в одной из фирм в Адыгее: «Положение родного языка, конечно, не из лучших, а все потому, что мы все реже говорить стали на родном языке. Даже среди родных. Скорей всего, мы сами же и виноваты в этом».

Фатима рассказывает, что два месяца назад устроилась на новую работу и больше всего ее удивило то, что в довольно-таки большом коллективе, все разговаривают между собой только по-черкесски. «Это так здорово!» — говорит собеседница.

Жамбот (захотел назвать только имя), по образованию филолог из Кабардино-Балкарии, считает, что говорить на языке на бытовом уровне недостаточно. Если родной язык используется самими носителями только на бытовом уровне, это значит, что используются только простые выражения и предложения. А этого, по мнению Жамбота, недостаточно для сохранения языка.

«Чтобы понять насколько понизился наш уровень черкесского языка, я предлагаю каждому сомневающемуся послушать старинные черкесские песни. Вообще, откуда берутся в языке слова? Они приходят с новыми явлениями, изменениями в жизни» — считает собеседник.

Как говорит собеседник, возможно и есть молодые писатели. Но они не видят перспективы издаваться и должны заниматься чем-то другим, чтобы прокормить семью.

«У нас очень мало журналов на родном языке, снимается мало передач на черкесскую тематику, у нас нет своего телевидения, очень мало молодых авторов, которые издаются на родном языке. А как известно, авторы и являются индикаторами состояния общества на тот или иной период», — заключает Жамбот. Он добавляет, что и в интернете практически не найдешь информации на черкесском языке .

Единый черкесский язык

Говоря о проблемах черкесского языка, нельзя обойти и вопрос унификации и создания единого алфавита для адыгейского и кабардинского литературных стандартов, который обсуждается не один десяток лет. Некоторые высказываются за латиницу, некоторые за кириллицу, а некоторые предлагают иероглифический алфавит, основанный на древних черкесских тамгах.

Однако учитывая то, что черкесская письменность и труды существуют преимущественно на кириллице, перевести это все на другой алфавит будет практически невозможно.

Однако, как отмечают некоторые специалисты, черкесского языка, ни один из представленных вариантов не подходит адыгейскому языку, так как они в полной мере не отражают фонетические особенности языка.

Координатор общественного движения «Черкесский союз» в Кабардино-Балкарии Руслан Кеш говорит, что сначала необходимо сформулировать принципы единого литературного языка, и только потом обсуждать проблему единого алфавита. На его взгляд, уже сегодня можно исправить существующие алфавиты: сделать так, чтобы одни и те же звуки не обозначались разными знаками.

«Например, один и тот же звук в восточном и западном диалектах зачастую обозначается по-разному. Это надо решить уже сейчас», — объясняет он. Следующим шагом, по его словам, будет объединение диалектов, а не замещение одного другим. Это увеличит богатство языка.

«Затем из разных способов словообразования нужно выбрать наиболее простые, и после утвердить единую литературную форму произношения слов», — считает он.

И только после этого откроется дорога для единого литературного алфавита, говорит Кеш.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас