«Всё, что дышится, должно родиться»: полный запрет на аборты в Абхазии

29 октября 2021
Фото: Марианна Котова/OC Media.

Запрет на аборты в Абхазии снова стали активно обсуждать после того, как стало известно о женщине, вынужденной сохранить беременность вопреки медицинским осложнениям и предупреждениям врачей.

Ранее в октябре, Виктория Гулария выложила в Facebook пост, рассказав историю своей родственницы, которая вынашивала ребёнка с позвоночной грыжей. Несмотря на утверждения врачей о неизбежной гибели ребёнка, женщина не смогла сделать аборт.

Гинеколог и ультразвуковой диагностик Сария (имя изменено) сказала ОС Media, что у «такого ребёнка просто нет шансов».

«И мы заставляем эту девушку его вынашивать», — добавила она.

Аборты в Абхазии запрещены с декабря 2015 года. Закон был принят в попытке повысить рождаемость в стране, но в итоге нанёс серьёзный удар по правам женщин. Единственное исключение, когда аборт возможен — «гибель плода».   

Инициатором запрещающей аборты поправки стал депутат парламента Саид Харазия, аргументирующий свою инициативу религиозными соображениями и тем, что таким образом депутатский корпус намерен улучшить демографическую ситуацию в Абхазии. 

«Всё, что дышится, то должно родиться», — сказал Саид Харазия в ответ на возмущённые обращения граждан с просьбой внести изменения в закон и разрешить аборты хотя бы по медицинским показаниям. 

Поправка, внесённая во вторую главу Конституции, гласит, что «государство в равной степени защищает жизнь матери и нерождённого ребёнка».

В феврале 2016 года поправка была внесена в закон «О здравоохранении» была и подписана тогдашним президентом Раулем Хаджимба. Статья 40 этой поправки называется «Поощрение материнства» и она гласит: «Государство признает право на жизнь нерождённого ребёнка с момента зачатия и запрещает искусственное прерывание беременности». 

Остаётся неясным, какие санкции применяются в случае незаконного аборта. Однако один из источников в Генеральной прокуратуре сообщил OC Media, что женщине, прервавшей беременность, грозит от трёх до семи лет тюремного заключения по статье 105 Уголовного кодекса — «умышленное нанесение тяжких телесных повреждений» — и это может быть даже квалифицировано как убийство. 

Сотрудник Генеральной прокуратуры, пожелавший остаться анонимным, сообщил, что врач, делающий аборт, предстанет перед судом по статье 116 Уголовного кодекса, которая предусматривает штраф в размере от 10 000-25 000 ($140-350) или общественные работы сроком до двух лет. 

«Как [депутаты] живут после того как проголосовали, не понимаю»

Валерия, 31-летняя мать двоих детей, как и многие другие жительницы Абхазии, лишена права выбора.

Старшая дочь женщины родилась с синдромом дауна, младший ребёнок родился здоровым, но чтобы выяснить, нет ли и у него хромосомных аномалий, Валерии пришлось провести в течение беременности несколько дорогостоящих генетических исследований. Одно из них показало, что в их паре с мужем высок риск рождения ребёнка с хромосомными патологиями. 

Полгода назад женщина снова забеременела. Первый скрининг вновь показал высокий риск рождения ребёнка с синдромом дауна, но в аборте ей отказали.

Многие женщины, решившие прервать беременность, отправляются делать аборт в соседнюю Россию. Но так как у Валерии нет Абхазского паспорта, ей пришлось организовывать всё через сухумского врача. 

«Моя гинеколог позвонила своей однокурснице, которая работает в Сочи, и та приняла меня. Осмотрела, попросила анализы, сделала узи и дала две таблетки, которые я должна была выпить с интервалом в 12 часов. Она рассказала всё, что со мной будет происходить».

«Никаких осложнений не возникло. Я заплатила сочинскому врачу 13500 рублей ($190) и 5000 ($70) сунула в карман сухумскому доктору, хотя та и не просила. Но отблагодарить надо было».

По словам Валерии, она ничуть не жалеет, что прервала беременность. 

«Я знаю, что такое растить больного ребёнка, сколько это стоит нервов, сил и денег. Восемь лет подряд я плачу каждый день, глядя на свою дочь, которая никогда не будет полноценным членом общества».

«Я то жалею о том, что родила её, то ругаю себя за эти мысли. Но я точно знаю, что не пожелаю и врагу такую судьбу, а наши депутаты желают. Как они живут после того как проголосовали за этот бесчеловечный закон, я просто не понимаю», — недоумевает Валерия. 

Тщетные усилия активистов

Виктории Гулария, которая рассказала об истории своей родственницы, всё же удалила пост из соцсетей. 

Как заявила Уполномоченная по правам человека в Абхазии Асида Шакрыл в ходе пресс-конференции 7 октября, ей пришлось так поступить из-за давления со стороны. 

Шакрыл не назвала имени того, от кого исходила угроза, но намекнула, что это должностное лицо, имеющее авторитет в обществе и призвала исполнительную власть обратить внимание на подобные инциденты.

Также она рассказала о случае смерти женщины, выехавшей на аборт в Россию. По словам Шакрыл, из-за осложнений, вызванных операцией, на обратном пути пациентка умерла. 

Корреспонденту ОС Media удалось связаться с сочинским врачом, которая принимает пациентов из Абхазии с просьбой сделать им аборт. По словам специалистки, абсолютное большинство случаев — это медицински обоснованное прерывание беременности.

С самого момента принятия запрещающей аборты поправки с ней стала бороться Ассоциация женщин Абхазии. Её председатель Нателла Акаба не раз публично выступала, называя закон дискриминирующим права женщин. 

Не раз Ассоциация обращалась в парламент и к президенту, тогда ещё Раулю Хаджимба, но понимая со стороны представителей законодательной и исполнительной власти эти инициативы не находили. 

Как говорит Нателла Акаба, во многом проблема в том, что решение по абортам принималось в основном мужчинами, и это обнажает ещё один аспект — отсутствие гендерного баланса в политике Абхазии. 

Она сказала, что мужчины решили повысить уровень рождаемости и сделали это «по-мужски». 

«За прошедшие пять лет не произошло никаких существенных изменений, и демографическая ситуация в стране практически не изменилась, — сказала Акаба. — Женщины продолжают прерывать нежелательную или опасную для своего здоровья беременность — ездят для этого в соседние страны или делают нелегальные аборты в Абхазии». 

Как заявили активисты, когда был введён запрет, он не привёл к росту рождаемости, которая по-прежнему неуклонно снижается. 

По данным Государственного комитета статистики Абхазии, в 2014 году в стране родилось 2004 ребёнка, а в 2016 году — 1768 детей. В последующие четыре года эта тенденция сохранялась: в среднем в год рождалось только 1545 детей, а в 2019 году — только 1274.

«Как свидетельствует мировой опыт, запрет абортов отнюдь не способствует повышению рождаемости. При подобных запретах возрастает количество криминальных абортов, которые могут губительно сказываться на здоровье женщин», — говорит Нателла Акаба. 

Для удобства читателей редакция предпочитает не использовать такие термины, как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании политических институтов и должностей в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.