Жить с ВИЧ в Дагестане

(dagspid.ru)

Число ВИЧ-инфицированных в Дагестане за первое полугодие 2017 года оказалось больше, чем за тот же период прошлого года. Врачи республики обеспокоены отсутствием информированности населения и нехваткой ресурсов.

ВИЧ не приговор

У 39-летнего Марата положительный ВИЧ-статус. Об этом он узнал 13 лет назад. Приняв свой диагноз, Марат не «закрылся» от общественности, более того — сам занялся общественной деятельностью.

«Раньше я думал, что ВИЧ бывает только у тех, кто увлекается наркотиками или у мужчин с нетрадиционной ориентацией. А когда сам, не являясь ни тем, ни другим, столкнулся с этим, понял, что это касается каждого, под угрозой могут оказаться все», — говорит OC Media Марат.

Чуть позже Марат познакомился с молодыми людьми и вместе с ними стал одним из создателей Дагестанской региональной общественной организации «СВОИ» (Свобода выражения общих интересов). Идея группы взаимопомощи заключалась в поддержке и помощи «своим», таким же оказавшимся в беде людям.

«Я не думал быть активистом, у меня поменялся круг общения, да мне и не хотелось на эту тему говорить», — говорит Марат.

Марат рассказывает, что у каждого зараженного, отмечается два важных периода: когда человек узнает о своем диагнозе и когда нужно принимать медикаменты.

«Тебе нужно принять решение, что сейчас нужно выпить таблетку, и ты будешь пить ее всю жизнь по часам. Прерывать нельзя, опаздывать в приеме лекарства нельзя. Это стало для меня бо́льшим ударом, чем принятие диагноза».

После того, как Марат узнал о своем диагнозе, поменялась его жизнь: ушла жена в страхе, что он заразит ребенка, началась активная общественная деятельность. О создании новой семьи молодой человек уже не думал, но вскоре познакомился с будущей женой.

Девушка знала, что ВИЧ не лечится, но, если следить за здоровьем, вовремя принимать препараты, то есть большая вероятность создать семью, не заразившись от мужа, родить здоровых детей и помочь супругу жить полноценной жизнью.

«Мы дискондартная пара — когда один из супругов болен, второй — здоров. Я знал, что в мире много таких пар, но сам не думал о новой семье. Часто больные не создают семьи, так как думают, что ВИЧ им будет мешать. Но это ложный стереотип, и наша семья — показатель того, что создать семью возможно», — рассказывает Марат.

В 2004 году, когда Марату поставили диагноз, мало кто верил, что ему удастся выкарабкаться в течение 2–3 лет. Однако пример этого мужчины доказывает, что при соблюдении определенных правил лечения диагноз «ВИЧ» не приговор и с этим диагнозом можно научиться жить. По этим же правилам живет и супруга Марата. Сейчас у пары трое здоровых детей, и молодые люди помогают другим людям справляться с этим диагнозом.

Реальная проблема

Согласно официальной статистике Министерства здравоохранения Республики Дагестан, за первые шесть месяцев 2017 года ВИЧ выявлен у 117 человек. Это на 16 человек больше, чем за тот же период прошлого года.

Специалисты Управления Роспотребнадзора по республике сообщают, что за последние годы наблюдается тенденция изменения возраста возраст заразившихся: с 18–29 лет он сместился в возрастную группу 30–49 лет. Причем, большинство заразившихся приобрели инфекцию после незащищенного полового контакта — в 66% случаях.

«Проблема в том, что дагестанцы не часто сдают кровь на анализ. Чаще всего делают это при необходимости. Нередки случаи, когда женщину заражает супруг, но она узнает об этом, уже будучи в положении», — говорит OC Media специалист дагестанского Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Лаура Умаханова.

Не все дагестанцы знают, где можно сдать кровь на обследование. Хотя сделать это можно во всех медицинских учреждениях республики, как государственных, так и частных. Кроме того, в Махачкале работает анонимный кабинет при Центре по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями.

Специалисты говорят о частых случаях, когда инфекция выявляется у недавно созданной супружеской пары. То есть, некоторые молодые люди, зная о своем ВИЧ-статусе, создают семьи, но не предупреждают своих супругов о проблеме. Многие дагестанцы считают постыдным обсуждать эту проблему, потому предпочитают скрывать свой ВИЧ-статус. И, как правило, проблема выявляется при обследовании женщины во время беременности.

Хотя подобные действия могут быть уголовно-наказуемыми. Статья 122 Уголовного Кодекса России предусматривает наказание за заражение ВИЧ-инфекцией в виде лишения свободы на срок до 8 лет.

Специалисты Минздрава и Роспотребнадзора республики неоднократно выступали с предложением ввести закон, обязывающий ВИЧ-тестирование перед вступлением в брак. Однако, депутаты эту идею до сих пор не поддержали.

«Наши депутаты говорят, что эту идею сложно подвести под какую-либо законодательную базу, и это нарушение прав человека. Хотя в Чечне Рамзан Кадыров запретил вступать в брак без свидетельства ВИЧ-статуса. Там без справки в ЗАГСе не зарегистрируют, и ни один мулла не станет заключать мусульманский брак», — рассказывает Лаура Умаханова.

По словам Лауры Умахановой, местные СМИ не уделяют достаточное внимание проблеме. Центр пытается распространить информацию о ВИЧ и СПИДе с помощью распечатанных буклетов, но этот метод не очень эффективный. А снимать социальные ролики — затратно.

По воле Аллаха

Со слов сотрудников Центра по профилактике и борьбе со СПИДом, не все заразившиеся, узнав о заболевании, согласны регистрироваться и получать медикаментозную помощь. По словам Лауры Умахановой, встречаются те, кто отказывается от лечения, ссылаясь на «волю Аллаха». Таких немного, отмечает врач, но они есть.

Специалист Центра исламской медицины, врач-терапевт Мухаммад Абдурахманов называет такой подход неправильным. По его словам, лечение в исламе является фарзом, то есть, строго обязательным предписанием.

«Пророк Мухаммад лечился сам и призывал лечить других людей. Он говорил, что вместе с болезнью Аллах отправляет и лечение. В исламе есть много хадисов по поводу лечения. «Лечитесь, о, ради Аллаха», — сказано в одном из них. Это является фарзом», — говорит OC Media Мухаммад Абдурахманов.

По его словам, мусульмане, которые добровольно отказываются от лечения, грешат.

«Если тонущему человеку бросают спасательный круг, а он отказывается от него, уповая на волю Аллаха, это грех», — сказал Мухаммад Абдурахманов.

Мечта о Центре

По словам активиста и директор Дагестанской региональной общественной организации «СВОИ» Сабият Гаджиева, для лечения таких больных в республике не хватает хорошо оснащенного комплексного центра.

«В Дагестане почти три тысячи больных, но у нас нет стационара, куда можно было бы уложить больного в случае необходимости. Есть отделение гепатологии в инфекционной больнице, но, к примеру, в Чечне для ВИЧ-положительных построили комплексный центр в несколько этажей», — рассказывает OC Media Сабият Гаджиева.

«Врачи нашего Центра по профилактике и борьбе со СПИДом очень стараются, они всегда отзываются на помощь, но ведь можно создать лучшие условия для их работы. Мы не хотим останавливаться на достигнутом, и нам есть к чему стремиться. Например, мы бы очень хотели иметь полноценный Центр с хорошим стационаром, полным спектром услуг и узкопрофильными специалистами: гинекологами, стоматологами, психологом. Но все это должно быть в одном комплексе», — дополняет она.

К сожалению, пока комплексный Центр для лечения больных с Вирусом в Дагестане — это мечта. Потому больные выезжают на лечение за пределы республики, в другие города России.

Специалисты Центра по профилактике и борьбы со СПИДом говорят, что реальное число заразившихся гораздо больше.

Пройти тест на ВИЧ можно в любом медицинском учреждении Дагестана. Бесплатную диагностику и консультацию можно получить в кабинете анонимного обследования в Махачкале по адресу ул. Шихсаидова, 43.

 

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас