Суд продлил арест дагестанского журналиста Абдулмумина Гаджиева ещё на месяц

29 июля 2020
Слева направо: Кемал Тамбиев, Абдулмумин Гаджиев, Абубакар Ризванов на суде в июне. Фото: Дана Сакиева

Верховный суд российской республики Дагестан удовлетворил ходатайство следствия и продлил до 13 сентября арест журналиста независимой дагестанской газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева.

Верховный суд Дагестана в среду удовлетворил ходатайство следствия и посчитал необходимым продлить арест ещё на месяц.  Суд мотивировал своё решение тем, что обвиняемые могут «нелегально выехать из России, в том числе в Турцию», а «сведений о заболеваниях, свидетельствующих о невозможности их содержания в следственном изоляторе, нет».

Гаджиев был задержан 14 июня 2019 года вместе с предпринимателем из Карачаево-Черкесии Кемалом Тамбиевым и учредителем благотворительного фонда «Ансар» Абубакаром Ризвановым. Помимо них фигурантами уголовного дела являются ещё 10 человек, находящиеся в международном розыске. Все они обвиняются в финансировании терроризма и участии в террористической организации. 10 июня Верховный суд Дагестана продлил срок заключения Гаджиева под стражей до 13 августа.

[Читайте подробности на OC Media: Абдулмумину Гаджиеву предъявили новое обвинение и продлили арест]

Согласно ходатайству следователя, Следственный комитет России продлил расследование уголовного дела в отношении Гаджиева, Тамбиева и Ризванова до 15 месяцев, то есть до 13 сентября. По словам следователя, за это время «обвиняемым и защите необходимо ознакомиться с 39 томами материалов дела и произвести ряд следственных действий», и «оснований для избрания другой меры пресечения не имеется».

Адвокат Гаджиева, Арсен Шабанов, сказал в суде, что «ни на одном листе ни одного тома материалов дела нет доказательств того, что Абдулмумин Гаджиев может скрыться и оказывать давление на свидетелей», а следователю, по его словам, нечего предоставить в обосновании своих доводов.

Шамиль Магомедов, второй адвокат Гаджиева, предложил суду «хотя бы один раз рассмотреть вариант другой меры пресечения» — домашний арест, так как «за 15 месяцев [которые Гаджиев остаётся под арестом] ни разу это даже не обсуждалось», и при каждом рассмотрении меры пресечения суд принимал сторону следствия.

Гаджиев заявил в суде, что уже ознакомился «со всеми 39 томами уголовного дела», и что у следователя «даже не осталось формальной причины проводить какие-либо следственные действия». 

По его словам, для продления ареста «должны быть конкретные основания», но их нет в ходатайстве следствия.

После завершения расследования материалы дела направят для утверждения обвинительного заключения в Генеральную прокуратуру, а затем на рассмотрение в Военный окружной суд в Ростове-на-Дону.

«Абсурдные» обвинения

Изначально Гаджиев обвинялся в «финансировании терроризма через законспирированную группу во «вКонтакте» под названием «Абдулмумин Гаджиев». Эти обвинения были основаны на показаниях Тамбиева, который на суде в июне 2019 года заявил, что подписал их под воздействием пыток. 

В апреле 2020 года Гаджиеву, Тамбиеву и Ризванову предъявили  новое обвинение  — в организации деятельности экстремистской организации. Согласно обвинению, они совместно с Исраилом Ахмеднабиевым с января 2009 года по июнь 2019 года участвовали в деятельности «признанных террористическими и запрещённых на территории России» организаций.

Исраил Ахмеднабиев, известный больше как Абу Умар Саситлинский, — проповедник из Дагестана, который собирает средства для благотворительности в Африке, — с 2018 года объявлен российской Федеральной службой безопасности в международный розыск по подозрению в «причастности к финансированию террористической организации».

В интервью YouTube–каналу «alKifaya» Саситлинский опроверг эти обвинения, сказав, что ему предъявляют финансирование одновременно и «Исламского государства», и «Джебхат ан-Нусры», которые, по его словам, враждуют между собой.

По версии следствия, подозреваемые с 2013 года через благотворительные фонды, созданные Саситлинским, собирали денежные средства «для распространения идей исламского экстремизма» и продолжения деятельности «Исламского государства». 

В июле 2019 года следствие обвинило Гаджиева в том, что он устроился работать в газету «Черновик», чтобы писать материалы о благотворительности Саситлинского, и опубликовал порядка 20 статей, которыми якобы «воздействовал на сознание людей с целью вовлечения их в участие в деятельности террористической организации».

Кроме этого, по мнению следствия, Гаджиев «для финансирования террористической деятельности» в период с 23 по 26 декабря 2015 года через карту Сбербанка перечислил 16000 рублей (230 долларов США) на счёт банковской карты, реквизиты которой ему «предоставил участник Исламского государства».

В июне 2019 года редакция газеты «Черновик» сделала официальное заявление в связи с арестом Гаджиева, назвав обвинения «абсурдными». По их словам, Гаджиев не имел никаких контактов с Саситлинским. «Черновик» заявил, что обвинение в финансировании терроризма на Северном Кавказе — это «примерно то же самое, что и подбрасывание наркотиков Ивану Голунову в Москве».

[Читайте от реакции OC Media: От редакции | Я/Мы Голунов — и Гериев, и Кочесоко…]

Правозащитный центр «Мемориал» признал Гаджиева политическим заключённым.

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, чтобы первыми читать наши подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас