#конфликт

Личная история травмы: Депрессия длиной в тридцать лет

Одна женщина борется с психологическими травмами, оставленными ей войной, и примиряется с тем, что может принести ей возвращение домой.

Личная история травмы: Депрессия длиной в тридцать лет

Лариса Сотиева

Одна женщина борется с психологическими травмами, оставленными ей войной, и примиряется с тем, что может принести ей возвращение домой.

Личная история травмы: Солдат без фотографий

В представленной истории ветеран рассказывает, как селфи, социальные сети и пропаганда извратили ужасы Второй войны в Нагорном Карабахе.

Личная история травмы: Солдат без фотографий

Лариса Сотиева

В представленной истории ветеран рассказывает, как селфи, социальные сети и пропаганда извратили ужасы Второй войны в Нагорном Карабахе.

Личная история травмы: Женщина войны

Каждый раз, когда начинается война, одна женщина и её семья вынуждены покидать свой дом, и каждый раз они надеются, что это будет ненадолго.

Личная история травмы: Женщина войны

Лариса Сотиева

Каждый раз, когда начинается война, одна женщина и её семья вынуждены покидать свой дом, и каждый раз они надеются, что это будет ненадолго.

Личная история травмы: Бабушка с ключами

В данной серии блогов через личные истории армян и азербайджанцев рассматривается феномен общественной травмы, её проявления, то, каким образом она питает текущую динамику конфликта.

Личная история травмы: Бабушка с ключами

Лариса Сотиева

В данной серии блогов через личные истории армян и азербайджанцев рассматривается феномен общественной травмы, её проявления, то, каким образом она питает текущую динамику конфликта.

Постоянные обновления: Бои в Нагорном Карабахе продолжаются 17-й день

Боевые действия в Нагорном Карабахе продолжаются 17 дней, несмотря на то, что в Москве было достигнуто соглашение о прекращении огня.

Постоянные обновления: Бои в Нагорном Карабахе продолжаются 17-й день

Боевые действия в Нагорном Карабахе продолжаются 17 дней, несмотря на то, что в Москве было достигнуто соглашение о прекращении огня.

Постоянные обновления: Бои в Нагорном Карабахе продолжаются, несмотря на перемирие

Боевые действия в Нагорном Карабахе продолжаются 16 дней, несмотря на то, что в Москве было достигнуто соглашение о прекращении огня.

Постоянные обновления: Бои в Нагорном Карабахе продолжаются, несмотря на перемирие

Боевые действия в Нагорном Карабахе продолжаются 16 дней, несмотря на то, что в Москве было достигнуто соглашение о прекращении огня.

Армения и Азербайджан договорились о прекращении огня

Армения и Азербайджан договорились о прекращении огня с 12:00 субботы после более чем десяти часов переговоров в Москве.

Армения и Азербайджан договорились о прекращении огня

Армения и Азербайджан договорились о прекращении огня с 12:00 субботы после более чем десяти часов переговоров в Москве.

Мнение | Как я научилась не испытывать ненависти

Мы должны противостоять гневу и травмам, не обращаясь к ненависти.

Мнение | Как я научилась не испытывать ненависти

Арпи Бекарян

Мы должны противостоять гневу и травмам, не обращаясь к ненависти.

Пока Абхазия призывает к диалогу, ответит ли Тбилиси?

После выборов в Абхазии в марте новые власти в Сухуми неоднократно призывали к расширению диалога с Тбилиси.

Пока Абхазия призывает к диалогу, ответит ли Тбилиси?

Шота Хинча

После выборов в Абхазии в марте новые власти в Сухуми неоднократно призывали к расширению диалога с Тбилиси.

Мнение | Мысли об Абхазии — земле моей души

«Я из Грузии, и 20 % моей страны оккупировала Россия» — повсеместная форма грузинского нарратива, но полезна ли она?

Мнение | Мысли об Абхазии — земле моей души

Гуранда Бурсулаиа

«Я из Грузии, и 20 % моей страны оккупировала Россия» — повсеместная форма грузинского нарратива, но полезна ли она?

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас