В Дагестане бывшие сотрудники полиции и Пенсионного фонда обвиняются в финансировании терроризма

5 апреля 2019
Омар Абдурашидов (справа) (Саида Вагабова/OC Media)

Суд в Российской республике Дагестан приговорил двух бывших высокопоставленных чиновников к двум месяцам предварительного заключения по подозрению в финансировании террористической деятельности.

31 марта и 1 апреля в Советском районном суде столицы Дагестана, Махачкале, состоялись предварительные слушания по делу бывшего начальника Отдела доставки пенсий республики Омара Абдурашидова и бывшего начальника полиции Махачкалы Раипа Ашикова.

Адвокаты обоих мужчин сообщили OC Media, что уголовное дело является политически мотивированным, и что силы безопасности пытали Абдурашидова, чтобы он указал на причастность Ашикова.

Абдурашидов был официально задержан 30 марта, а Ашиков — позднее той же ночью в аэропорту по прибытии из Москвы.

Тем не менее, сестра Абдурашидова утверждает, что его похитили на улице за два дня до этого — 28 марта.

В ходе заседаний суда по мере пресечения следователи заявили, что уголовное дело было возбуждено 29 марта. Они заявили, что Абдурашидов указал на причастность Ашикова к финансированию террористической деятельности.

Представитель ФСБ в Дагестане сообщил OC Media, что, согласно показаниям Абдурашидова, 1 декабря 2018 года Ашиков дал ему 1 600 000 рублей (2 500 долларов США) для покупки оружия и продовольствия на черном рынке.

Следователи сказали, что Абдурашидов затем доставил 200 000 рублей (3000 долларов) «боевику» Марату Алиничиеву.

Алиничиев был убит силами безопасности в ходе спецоперации в конце декабря.

Представитель ФСБ сообщил, что 30 марта во время обыска дома Абдурашидова они обнаружили автомат Калашникова и флешку с записью видеообращения Алиничиева с просьбой о финансовой помощи.

Похищен у магазина

Сестра Абдурашидова, Саадат Гусейнова, рассказала OC Media, что 28 марта неизвестные люди похитили ее брата, когда он выходил из магазина.

По её словам, камеры видеонаблюдения зафиксировали, как мимо Абдурашидова проехала белая «Газель» с затемненными стеклами, после чего он исчез. Это же подтвердила ей продавщица в магазине, которая видела, как двое людей затащили мужчину в машину.

«Со слов продавщицы, после того как увезли Омара, мальчик в магазин занёс его телефон, который он обронил. А через некоторое время в магазин под видом покупателей зашли двое людей и забрали со стойки телефон брата», — пояснила Гусейнова.

Она говорит, что во все отделах полиции ей говорили, что ее брата нет среди задержанных.

Гусейнова сообщила, что когда в ночь на 30 марта сотрудники ФСБ совершали обыск в доме ее брата, ее не допустили внутрь. Она говорит, что видела в руках одного из сотрудников ФСБ большую сумку и предположила, что брату подбросят оружие.

Адвокат Абудрашидова, Сапият Магомедова, сообщила OC Media, что по указанию следователя ФСБ её также не допускали к обыску.

Магомедова добавила, что её также не допустили к ее подзащитному, когда она приехала в Управление ФСБ Дагестана. По ее словам, это было связано с тем, что она представляла также интересы экс-начальника полиции Махачкалы Раипа Ашикова.

Заявления о невиновности

На предварительном слушании по делу Абдурашидова 31 марта он рассказал родственникам и журналистам, присутствовавшим в зале суда, о пытках, которым, по его словам, он подвергся, в том числе — пытках электрическим током. Он также сказал, что его вывозили к морю и стреляли рядом с его головой.

По словам Абдурашидова, это было сделано для того, чтобы заставить его дать показания против Ашикова.

Салимат Кадырова, которая представляла Абдурашидова в суде, сказала OC Media, что её подзащитный отказывался давать такие показания, но его заставили подписать какие-то бумаги.

По словам Кадыровой, Абдурашидов находится в таком физическом и психологическом состоянии, что может не выдержать дальнейших пыток — он ей признался, что готов покончить жизнь самоубийством.

Нога Омара Абдурашидова (Саида Вагабова/OC Media)

После зачтения следователем ходатайства о заключении под стражу на 2 месяца, Абдурашидов начал кричать о том, что он не совершал того, что ему предъявляют, и биться головой о клетку, в которой находился.

Родственники, находившиеся в зале суда, стали кричать судье и прокурору, чтобы те обратили внимание на следы пыток — кровоподтёки на шее, голове, ободранные колени и язык серого цвета.

По словам Кадыровой, следствие проводилось с нарушениями. По ее словам, оно ссылается на единственного засекреченного свидетеля Рашидова, который опознал Абдурашидова, передававшего в начале декабря 2018 года Марату Алиничиеву 200 тыс. рублей, из которых 160 тыс. принадлежат Ашикову.

Кадырова также сказала, что во время процедуры опознания 30 марта полицейские нарушили закон, поскольку опознание проходило в 2 часа ночи, в то время, как, по закону, оно должно проводиться до 22:00.

Кроме того, по словам защитника, следователи ФСБ Дагестана не дают начальству СИЗО провести медицинскую экспертизу арестованному Абдурашидову, на теле которого имеются следы пыток.

Гусейнова сообщила OC Media, что родственники обратились с жалобой на следователей ФСБ к прокурору Дагестана.

Конфликт с влиятельной фигурой

На заседании по делу Ашикова в суде 1 апреля Ашиков также настаивал на своей невиновности.

Он не стал называть фамилии, лишь упомянул о давнем конфликте с влиятельной фигурой в Дагестане.

Ашиков добавил, что 1 декабря прошлого года он физически не мог передавать деньги в Махачкале Абдурашидову, так как находился за пределами Дагестана.

Его адвокат Сапият Магомедова сказала OC Media, что заключение Ашикова не обосновано ни следователем, ни судом. Магомедова пояснила, что у следствия есть только показания Омара Абдурашидова, которого допрашивали без его адвоката.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас