В Дагестане судят жителя Ставрополья по обвинению в «причастности к боевикам»

5 августа 2020
Верховный суд Дагестана. Фото: Саида Вагабова / OC Media

В Дагестане судят жителя Ставропольского края, задержанного через 20 лет после событий, в участии в которых он обвиняется. Подсудимый и его адвокат считают, что у следствия нет фактических доказательств.

Батырбек Юрматов обвиняется в посягательстве на жизнь военнослужащего, бандитизме и вооружённом мятеже в 1999 году. Он был задержан в апреле 2019 года в селе Кара-тюбе Ставропольского края. 

Нарине Айрапетян, адвокат Юрматова, сказала OC Media, что сроки давности к статье о посягательстве на жизнь военнослужащего не применяются.

«Мы с самого начала настаивали на суде присяжных», — добавила она. 

По версии следствия, Юрматов в середине июля 1999 года добровольно присоединился к чеченским боевикам и участвовал во вторжении в Дагестан в августе 1999 года. 

7 августа 1999 года чеченские боевики во главе с чеченцем Шамилем Басаевым и Ибн аль-Хаттабом родом из Саудовской Аравии вторглись в Дагестан, чтобы поддержать дагестанских сторонников отделения от России. Через месяц в Чечню вошли российские войска, развязав Вторую чеченскую войну.

Согласно следствию, в ходе предварительного расследования были установлены, признаны потерпевшими и допрошены 72 военнослужащих или их близких родственника, а также проведены 72 судебно-медицинские экспертизы в отношении потерпевших.

Более 80 участников вторжения боевиков в Дагестан в августе 1999 года были осуждены и приговорены к срокам от 3 до 15 лет лишения свободы в период с 1999 по 2019 годы. Уголовное преследование в отношении 7 боевиков, в том числе Басаева, прекращено в связи с их смертью, и 28 человек объявлены в федеральный и международный розыск.

«Никогда не был в Дагестане»

На заседании Верховного суда Дагестана во вторник Юрматов отказался признавать свою вину, заявив, что не мог принимать участие в боевых действиях 1999 года, так как в это время работал скотником на ферме вместе с напарником. Он также сказал, что никогда не был на территории Дагестана. 

По словам Юрматова, летом 1999 года ушёл из дома его младший брат, и родные не знали о его местонахождении, а через полторы недели после его исчезновения полиция провела обыски в доме их родителей и сообщила, что его брат находится в Чечне. 

Юрматов в суде заявил, что считает себя виноватым в том, что не проследил за братом.

«В 2000-м году он вернулся домой, но через неделю вновь ушёл, а 11 сентября был убит в боевых действиях, — сказал он. — После этого сотрудники полиции на протяжении 20 лет к нам больше не заявлялись».

«Показания под пытками»

По словам Нарине Айрапетян, адвоката Юрматова, обвинение построено на свидетельских показаниях пятерых человек, которые «уже осуждены по тем же статьям». 

«Фактических доказательств нет. Трое из них засекречены, мы не знаем, кто они», — сказала Айрапетян.  

По её словам, один из свидетелей — односельчанин Юрматова — отправил Юрматову из СИЗО записку, в которой он «просит прощения у Батырбека и признаётся, что дал показания против него под пытками, которых не смог выдержать». 

«Мы допрашивали всех пятерых [свидетелей], ни один из них не сказал информацию, которая бы совпадала, видно, что их заставили подписать показания», — добавила Айрапетян. 

Записку от Исмаилова она продемонстрировала в суде и просила суд приобщить её к материалам уголовного дела.

По словам Айрапетян, на прошлых заседаниях люди, работавшие с Юрматовым, подтвердили, что в августе 1999 года он работал и никуда не отлучался. Кроме того, на суде тётя Юрматова подтвердила, что 24 августа 1999 года он был на праздновании её 40-летнего юбилея, и в доказательство предоставила фото с торжества, где запечатлён Юрматов.

Айрапетян сказала, что сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) при задержании Юрматова в апреле забрали его трудовую книжку и медкарту, «то есть уничтожили все доказательства».

«Мы запросили данные в архиве, ответили, что в связи с уничтожением выдать не могут, — сказала адвокат. —  Но у нас есть данные о начислении зарплаты на начало 2000 года и сальдо на конец 1999 года». 

Айрапетян и Юрматов также сказали на суде, что считают, что Юрматов «попал в немилость силовых структур» в 2012 году после волны выступлений в защиту хиджаба. Юрматов, чья дочь тогда училась в школе села Кара-тюбе, директор которой запретил детям приходить на занятия в религиозной одежде, выступил в защиту хиджаба вместе с родителями других детей.

Подписывайтесь на наш Телеграм–канал, чтобы первыми читать наши подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас