В Дагестане у мужчины «выбивали пытками признательные показания в убийстве»

11 января 2019
Хасавюрт (Wikipedia)

Житель российской республики Дагестан подписал явку с повинной в убийстве под воздействием пыток со стороны сотрудников полиции, говорит его адвокат. Сапият Магомедова сообщила OC Media, что сотрудники полиции города Хасавюрта намеревались «повесить» на её подзащитного Камиля Хайрудинова другие нераскрытые преступления для «повышения статистики».

Жена Хайрудинова, Забият Булатханова, рассказала OC Media, что в августе они с супругом приехали из дагестанского города Хасавюрта в Москву на заработки, чтобы расплатиться с долгами.

По словам Булатхановой, 7 декабря по дороге на работу на её глазах Камиля похитили неизвестные люди. Она обратилась в местное отделение полиции, где ей неофициально сообщили, что Хайрудинова увезли в Дагестан сотрудники полиции из Хасавюрта.

Булатханова отметила, что ни её, ни адвоката не допускали к Хайрудинову, ссылаясь на указание начальника полиции Хасавюрта.

10 декабря на заседании суда по избранию меры пресечения Булатханова узнала, что ее супруга подозревают в убийстве жителя Хасаврюта, Курбана Курбанова, в июле 2017 года, а также увидела, что Хайрудинов был сильно избит.

Магомедова сказала, что 12 декабря ей удалось поговорить с Хайрудиновым после жалобы на начальника отдела полиции руководителю межрайонного следственного отдела Хасавюрта.

На встрече с подзащитным адвокат подтвердила, что Хайрудинова избивали.

«Есть гематомы на лице, в районе почек, характерные следы от применения электрического тока на всех пальцах рук, открытые гноящиеся раны на ногах, разбит нос, ушиб или перелом лучевой кости правой руки», — сказала адвокат.

По словам Магомедовой, Хайрудинов сказал ей, что пытками с него «выбили» явку с повинной в убийстве, а затем продолжили избивать, так как он называл не те имена и обстоятельства преступления, которые имелись в материалах уголовного дела.

«Он рассказал, что в ночное время его выводили из ИВС [изолятор временного содержания], заводили в кабинет, где избивали и заставляли подписывать бумаги, угрожали расправой, в том числе с его семьёй».

По словам адвоката, врач, осматривающий Хайрудинова, подтвердил, что у него повреждены почки, переломана рука и сотрясение головного мозга, однако госпитализировать его не стал.

После этого Магомедова обратилась с письменными заявлениями в прокуратуру Хасавюрта, следственный комитет Дагестана, к директору федеральной службы безопасности Дагестана, министру внутренних дел Дагестана и начальнику управления собственной безопасности республиканского МВД и просила привлечь к ответственности сотрудников полиции Хасавюрта.

По её словам, власти никак не отреагировали на заявления о пытках, кроме того, что следователь взял пояснения у Хайрудинова по поводу пыток, а также анализ крови, чтобы сопоставить с образцами крови, которые есть в материалах дела по убийству.

Пресс-секретарь Министерства внутренних дел Дагестана отрицает, что в деле Хайрудинова применялись какие-либо пытки. Пресс-секретарь сообщил OC Media, что Хайрудинов виновен в убийстве.

Не единичный случай

Магомедова считает, что подобные случаи не единичны, и по многочисленным жалобам о пытках со стороны сотрудников полиции Дагестане и попытках обвинить в совершении преступлений невинных людей редко проводятся объективные расследования.

Она сказала, что на ее практике большинство дел с пытками и незаконными задержаниями происходит в отделах полиции Хасавюртовского и Советского районов.

«В июле этого года произошёл почти беспрецедентный случай — суд в Махачкале вынес обвинительный приговор оперативнику отдела полиции по Советскому району Махачкалы Габибуле Алиеву, который обвинялся в пытках, фальсификации протоколов об обнаружении преступлений. Удалось завести уголовное дело, в том числе благодаря СМИ, которые оперативно реагировали на жалобы задержанных и публиковали их истории».

Магомедова также рассказала о случае, произошедшем в октябре, когда сотрудники полиции Хасавюрта незаконно удерживали бывшего сотрудника полиции Казбековского района Султана Гойтимирова и требовали его признаться в разбое.

Магомедова говорит, что Гойтимирову удалось сбежать, после чего претензии к нему испарились. По ее словам, на его жалобы в прокуратуру и следственный комитет до сих пор нет ответа.

Султан Гойтимиров пояснил OC Media, что после того, как ему удалось сбежать из отдела полиции, он «по своим каналам узнал», что на тот момент на него не было заведено уголовного дело.

«Толерантное отношение к пыткам»

Абубакар Янгулбаев, юрист Комитета против пыток, сообщил OC Media, что с тех пор, как они начали работать в Дагестане в 2017 году, из 11 заявлений лишь по двум случаям были возбуждены уголовные дела, и ни одно из них не было связано с применением пыток под стражей.

«Из своего личного опыта могу сказать, что пытки в Дагестане случаются настолько часто, что у жителей региона сформировалось толерантное отношение к издевательствам со стороны правоохранителей», — пояснил Янгулбаев.

По его словам, в Дагестане используют самые разные виды пыток: подвешивание, избиение, угрозы применения пыток к родственникам, похищение и удержание в неизвестном месте (нелегальные тюрьмы, подвалы), пытка электрическим током, членовредительство и др., бывают и убийства.

Янгулбаев пояснил, что правоохранители используют пытки для «получения признательных показаний по уголовному делу, оговора себя или других лиц» в стремлении «к карьерному росту».

«Некоторые заявители сообщали, что пытавшие вымогали у них денежные средства», — добавил он.

По словам Янгулбаева, власть не предпринимает ничего для искоренения пыток в республике — в полиции или в следственных органах принимают заявления о пытках, но практически никогда не возбуждают уголовных дел.

Он говорит, что в Дагестане бытует мнение, что если человека избили полицейские, то он это заслужил.

«Все это создает чересчур благоприятный климат для практики применения пыток и других недозволенных мер дознания на территории Дагестана».

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас