Женщина в Азербайджане пыталась покончить с собой после возмущения плакатом со словом «вагина»

11 марта 2020
Айсель Алекберзаде на шествии, посвящённом женскому дню, держит плакат, на котором слова: «Моя девушка принадлежит мне. Что хочу, то с ней и делаю» перечёркнуты и далее написано: «Моя вагина принадлежит мне. Даю, кому хочу». Фото: Радио Свобода

23-летняя женщина попыталась покончить с собой в Азербайджане после того, как общество возмутилось тем, что она употребила слово «вагина» на своём плакате с требованием соблюдать права женщин.

Айсель Алекберзаде попыталась покончить с собой в Баку рано утром во вторник, говорится в совместном заявлении Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел.

Алекберзаде была одной из нескольких десятков женщин, участвовавших в акции протеста в Международный женский день в Баку.

Она держала плакат с лозунгом «Моя девушка принадлежит мне. Что хочу, то и делаю с ней. Моя вагина принадлежит мне. Даю, кому хочу». Плакат вызвал широкую дискуссию в социальных сетях, в которой многие критиковали Алекберзаде, в то время как некоторые поддерживали её.

[Подробнее на OC Media: В Баку прошла акция протеста 8 марта, несмотря на попытки полиции её разогнать]

Власти сообщили, что Алекберзаде доставлена в Клинический медицинский центр города Баку с переломом ноги и черепно-мозговой травмой. Её состояние остаётся стабильным, и ей оказывают медицинскую помощь.

Прокуратура Ясамальского района и полиция возбудили уголовное дело по факту доведения до самоубийства.

За несколько часов до попытки покончить с собой Алекберзаде написала пост в Facebook, в котором обвиняет журналиста Нурлана Гахраманлы, его жену Асли Ализаде и ещё одного человека, Гурбана Маммадли, в доведении её до самоубийства.

В прямом эфире на Facebook в понедельник она сказала, что эти три человека по чьему-то приказу написали против неё посты в фейсбуке после того, как она участвовала в шествии в Международный женский день.

Все трое написали в Facebook в понедельник, что Алекберзаде пыталась их шантажировать, однако Ализаде позже удалила свой пост.

В заявлении прокуратуры говорится, что предварительное расследование показало, что Алекберзаде пострадала от серьёзного общественного возмущения со стороны некоторых пользователей социальных сетей из-за своего плаката.

«В настоящее время ведётся следствие с целью определить круг людей, возможно причастных к попытке самоубийства Алекберзаде», — говорится в заявлении.

«Алекберзаде — жертва феминистского движения»

Эльдар Султанов, глава пресс-службы Генеральной прокуратуры, заявил агентству «APA», что следователи считают, что Алекперзаде стала жертвой незаконных действий со стороны нескольких активистов за права женщин.

Он сказал, что были допрошены активисты Аслан Хамидли, Нурлан Гахраманлы и Юсиф Исаев.

Султанов сказал, что они расследуют, «по чьей инициативе Алекберзаде использовала провокационный лозунг» и «кто дал указания Айсель использовать его во время демонстрации».

Он сказал, что будут допрошены организаторы и участники акции, а также Рабийе Маммадова, Нармин Шахмарзаде, Хадиджа Исмаил и другие.

Во вторник Алекберзаде заявила в интервью «Alternativ TV», что никто не заставлял её делать этот плакат.

«Я сделала это сама и по собственной воле […] Моя попытка самоубийства не связана с этим плакатом», — заявила она.

Алекберзаде добавила, что никто из активисток и активистов за права женщин, упомянутых Генеральной прокуратурой, не связаны с этим инцидентом.

Она сказала, что её «друзья» Нурлан Гахраманлы и его жена Асли Ализаде «оклеветали» её, добавив, что виноваты они и Гурбан Маммадли.

Гахраманлы сказал OC Media, что попытка самоубийства «совпала с эмоциональным и стрессовым периодом в её жизни».

«У всех нас бывают тяжёлые и эмоциональные периоды в нашей жизни, но мы не пытаемся себя убить. Я не считаю себя ответственным за её попытку самоубийства», — сказал он.

Он также сообщил новостному сайту «Telegraf», что Алекберзаде была эмоционально нестабильна.

«Она подверглась различным формам унижения и публичного издевательства в связи с митингом 8 марта. Я не должен был критиковать её [за плакат] я, наверно, её обидел». 

«До этого у нас был небольшой конфликт, возможно, она подумала, что я критиковал её, чтобы отомстить ей. Я надеюсь, что виновные будут наказаны. Виновато, на самом деле, само общество», — сказал он.

Во вторник Гурбан Маммадли написал в Facebook, что его не вызывали на допрос.

«Может мне есть, что сказать? Многие люди знают, что она за человек, и она шантажировала меня, как и многих других, и получала деньги. Это само по себе преступление. Если есть что расследовать, расследуйте эти случаи мошенничества», — написал он.

«Феминистки воспринимаются правительством как серьёзная сила»

В заявлении, сделанном во вторник, организаторы протеста 8 марта заявили, что Алекберзаде не была в числе организаторов шествия, а присоединилась к акции «пользуясь свободой выражать своё мнение».

Они сказали, что осуждают действия любого, кто унижает честь и достоинство людей, нарушает их права, и сказали, что такие люди должны быть привлечены к ответственности.

Они добавили, что ни они, ни другие участницы и участники марша не несут ответственность за «группу провокаторов, заранее подготовившихся к акции».

«Учитывая тот факт, что проправительственные медиа («AzTV», «Real TV», «haqqin.az») нацелены против нас напрямую и что из многих лозунгов был преднамеренно распространён один [с плаката Алекберзаде], мы делаем вывод, что правительство воспринимает нас как серьёзную силу. Поэтому против нас провели серьёзную кампанию», — говорится в заявлении.

Они отметили, что все цели марша были перечислены в заявлении, выпущенном до его проведения.

«Мы осуждаем все кампании, направленные на то, чтобы отвлечь [внимание общества] от основных целей марша», — сказали они.

Резкая реакция на плакат

Плакат Алекберзаде и другой участницы акции, на котором было написано: «Свободу сиськам! За справедливые выборы!», вызвали широкие дискуссии в социальных сетях как до, так и после марша.

За день до марша женщины выложили фотографии плакатов: Айсель Алекберзаде (слева), плакат с надписью: «Свободу сиськам! За справедливые выборы!» (справа).

Многие критиковали содержание плакатов, утверждая, что в обществе Азербайджана ещё не настало время для посланий о сексуальном раскрепощении.

Журналистка Хадиджа Исмаил в пятницу написала в Facebook, что «нецелесообразно превращать секс в китч, это не имеет ничего общего с борьбой за равенство».

«Мы годами боролись за неприкосновенность частной жизни и за то, чтобы этот вопрос публично не обсуждался, чтобы вы теперь объявили эти вопросы открытыми для общественного обсуждения?», — написала она.

Али Каримли, лидер оппозиционной партии «Народного фронта», заявил в воскресенье, что ему «жаль слышать, что сегодня было несколько неэтичных лозунгов против общественной морали».

«Конечно, я не только не поддерживаю эти неэтичные лозунги, я считаю такие лозунги нарушением общественной морали и считаю, что это вредно», — сказал он.

Ядигар Садыглы, член исполнительного совета партии «Мусават», написал в Facebook в воскресенье, что считает этот лозунг «поверхностным».

В среде феминисток Азербайджана мнения по поводу этих лозунгов также разделились.

Мехрибан Зейналова, глава социального союза «Чистый мир», местной неправительственной организации, занимающейся правами женщин, в воскресенье написала на Facebook, что «если сегодняшняя акция направлена против насилия в отношении женщин, то эти плакаты призывали к насилию, но если они были против стереотипов, то это можно было перефразировать по-другому».

Шахла Исмаил, председательница Женской ассоциации за рациональное развитие, бакинской неправительственной организации, написала в воскресенье в Facebook, что некоторые лозунги «с огромной скоростью вывели некоторых из нас из зоны комфорта».

«Они не подходят для азербайджанской женщины, которая, возможно, десятки лет была символом добродетели и морали, пытаясь защитить свою семью любой ценой. Поэтому я понимаю гнев тех, кто называет себя прогрессивными», — написала она.

Гюльнара Мехтиева, одна из организаторов марша, заявила OC Media, что «феминистка ни в коем случае не может сказать другой феминистке: «не пиши слово «вагина» на своём плакате»».

«В Азербайджане только феминистки открыто говорят на тему вагины и вмешательстве в сексуальную жизнь. Если мы не будем говорить об этом, то кто будет?», — сказала она.

По её словам, каждой женщине следует писать на своём плакате о той проблеме, которая её беспокоит. «Марш — это платформа, на которой все женщины могут выразить себя. Мать написала об одном, студентка о другом, а женщина, подвергшаяся насилию, о третьем. Это естественно», — сказала она.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!