Армянская семья из Сирии в Нагорный Карабах: «Счастлив тот, кто счастлив дома»

1 мая 2018
Основными клиентами мастера Нерсеса являются преподаватели и студенты Арцахского государственного университета, которые заказывают обувь по моделям, найденным в интернете (Анаит Даниелян /OC Media)

О перебравшихся в Нагорный Карабах армянах из диаспоры, как правило, пишут истории позитивные — об успешном бизнесе или достижениях в сельском хозяйстве. Но среди них немало и тех, кто живет едва сводя концы с концами. Одной из таких семей являются Демирчяны. Они решили не сбегать от проблем, а остаться в Карабахе.

67-летний Нерсес Демирчян перебрался в Нагорный Карабах из Сирии еще в 2001 году со своей женой и Анжелой и матерью. Вместе с двумя друзьями они хотели тут обустроиться и остаться.

Многие армяне из диаспоры считают Нагорный Карабах своей родиной. Во время карабахской войны здесь воевали и некоторые армяне из диаспоры.

«Мы приехали втроем, с друзьями. Поскольку нам не довелось принять участие в карабахской войне, решили приехать и просто жить тут, тем самым внося свою лепту в процветание родины», — говорит Нерсес.

Переезд в Нагорный Карабах

Рукоделье жены Нерсеса Анжелы, которое они надеются однажды продать. (Анаит Даниелян /OC Media)
Жена Нерсеса и 100-летняя мать на съемной квартире в Шуши. (Анаит Даниелян /OC Media)
Еще одна работа госпожи Анжелы. (Анаит Даниелян /OC Media)

Согласно официальным данным, 26 из 40 семей, перебравшихся из Сирии в Нагорный Карабах, проживают в Кашатагском (прежде Лачинском) районе. В основном, они переехали в период сирийской войны. Эти семьи государство обеспечило жильем.

Со стороны различных структур и благотворительных организаций они получили продукты, бытовую технику, домашний скарб, деньги и другую помощь. Тем, кто занимается сельским хозяйством, выделяли агротехнические кредиты в размере до 200 млн драмов (400 000 долларов США).

Демирчян вместе с двумя друзьями взяли 100 гектаров земли. «Решили заняться земледелием, но град уничтожил весь урожай», — рассказывает Нерсес.

Друзья его уехали. А Нерсес остался — вместе со 100-летней матерью и женой. Сначала жили в предоставленном правительством доме в селе Вазгенашен (прежде — Абдалгюлаблы) Мартунинского района. Жили на оставшиеся сбережения.

Но стало понятно, что Нерсес уже не мог сам обрабатывать землю. Поэтому Демирчяны перебрались в Степанакерт, где открыли мастерскую.

«Но вскоре, когда я понял, что не могу платить за квартиру, мы вынуждены были переехать в Шуши — там снимать жилье дешевле», — рассказывает он.

В мастерской

Сирийский армянин Нерсес Демирчян, который, несмотря на проблемы со здоровьем, много курит. (Анаит Даниелян /OC Media)

Мастер каждое утро ездит из Шуши в Степанакерт, а вечером возвращается домой, преодолевая 11 км. По профессии модельер-обувщик и не думал, что однажды ему придется не моделировать собственную обувь, а чинить старую.

«В Сирии, вообще в арабском мире обувное дело — ремесло выгодное. А здесь, наоборот, едва сводим концы с концами», — говорит он.

Так и живет в своем «мире» — в мастерской, где помимо необходимых для сапожного дела предметов и инструментов хранит цветные карандаши и фломастеры. Они нужны для рисования и записи некоторых мыслей.

На картинах, развешанных на стенах мастерской, преобладают красный и зеленый.

«Две крайности, армянин же… среднего не дано, когда на душе лад, пишу зеленым, когда беспокойно – красным. Больше работаю красным: слишком много того, что будоражит душу, поводов для беспокойства человеку хватает до самой смерти», — объясняет Нерсес.

Далее указывает на надпись: «Счастлив тот, кто счастлив дома».

«Я уже устал от переездов, да и куда ехать, где лучше человеку в моем возрасте?», — задается он риторическим вопросом.

Выживают как могут

Мысли, которые украшают мастерскую Нерсеса. (Анаит Даниелян /OC Media)
Эти браслеты скоро присоединятся к остальным аксессуарам. (Анаит Даниелян /OC Media)

У самого Нерсеса Демирчяна проблемы с сердцем, но, по его словам, о них он не думает, переживает за больную жену и мать: «Прожить можно и на 150 000 драмов (320 долларов США), но, когда дома кто-то болеет, нужно как минимум 350  000 (730 долларов США), чтобы справиться».

Стабильный доход в их семье не превышает 60 000 драмов (125 долларов США) — в основном это пенсии, остальное — что удастся заработать мастеру Нерсесу.

Помимо обуви он изготовляет и кожаные аксессуары с различными армянскими узорами — в надежде, что удастся их продать вместе с рукоделием жены.

«Думаем вынести наш товар на продажу в один из сувенирных магазинов близ памятника Дед-баба (расположенный в окрестностях Степанакерта памятник «Мы — наши горы», символизирующий связь арцахской земли и армянских корней)», — говорит мастер.

Он отмечает, что для установки прилавка ему понадобится около 200 000 драмов (415 долларов США), а таких денег у него нет.

«Как все — так и мы»

Несмотря на проблемы, Демирчяны продолжают жить в Нагорном Карабахе. Возвратиться в Сирию они не могут из-за конфликта, хотя и в Нагорном Карабахе ситуация не лучше — сохраняется угроза возобновления войны.

«Будем жить как все, чем мы лучше местного населения? Ну и что, что война может возобновиться? Мы же на родине. Как все — так и мы», — говорит Нерсес.

Они надеятся, что удастся продать земельный участок в Сирии, принадлежащий его жене Анжеле, который она получила в наследство от родителей.

«Мы очень надеемся, что на эти деньги купим здесь квартиру и откроем небольшую мастерскую. Вот тогда не нужно будет платить арендную плату, и забот станет меньше», — говорит Нерсес Демирчян.

Эта статья опуб­ли­ко­ва­на в рамках программы International Alert, которая является частью ини­ци­а­ти­вы Евро­пей­ское парт­нер­ство по мирному уре­гу­ли­ро­ва­нию конфликта вокруг Нагорного Карабаха (ЕПНК). Все выска­зан­ные мнения и тер­ми­но­ло­гия выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения OC Media, International Alert или доноров.