[Голос из Гали] Женщины Грузии: Натела Соселия, 87 лет, село Гудава

20 июня 2017
Натела Соселия (Nino Baidauri/Women of Georgia)

Женщины в Грузии часто обделены правом голоса. Их мнения, мечты, стремления и достижения часто зациклены и вращаются вокруг мужчин. Проект «Женщины Грузии» дает героиням возможность высказаться и рассказать обо всем своими словами. Мы собрали 150 различных историй со всей страны. На протяжение нескольких месяцев OC Media будет публиковать их на английском и русском языках. Ниже о себе рассказывает Натела Соселия.

Той ночью наша деревня была наполовину опустошена. Когда мы с Датико уже шли спать, кто-то постучался в дверь. Бегите, прячьтесь, абхазы идут и убивают всех, кто остался, сказали нам. Мы выбежали в чем были: ночнушке, халате и босиком. Единственное, успела погасить свечу, чтобы дом не сгорел. Я подумала, что мы скоро вернемся. Какой был смысл гасить свечу, если бы никогда обратно не вернулись. С тех пор дом я больше не видела.

Мой муж с другими мужчинами выбежали на край дороги. Я крикнула, чтобы он возвращался, потому что все пошли прятаться в лес, но он не послушался. Я пошла туда одна, нашла канаву и легла в нее. Когда глаза привыкли к темноте, я начал следить за дорогой и прислушивалась к голосам, надеясь узнать судьбу Датико или посмотреть, куда он идет. Через несколько часов увидела, как огонь поднялся над домом соседа Игоря Алания и подумала, что Датико может находиться там. Соседки начали ругать меня за такие мысли и сказали, что он скорее всего убежал и сейчас в безопасности.  

На рассвете мы с соседями вошли в сожженную кухню Алания. Три мужских тела все еще горели. Я опознала в одном из них мужа. Он был высоким, хорошо сложенным, его легко можно было узнать даже издалека. Я осознала, что осталась совсем одна, не знала, как жить, куда идти.

Натела Соселия (Nino Baidauri/Women of Georgia)

Одна бы я и не выжила. Мой двоюродный брат предложил мне спрятаться у родственников в Анаклии. Я направилась вдоль берега моря. Ночью ходила по камням, чтобы никто не мог меня увидеть. Анаклия встретила меня опустошенной, там жило всего несколько семей. Одна женщина вынесла мне немного воды, чтобы перевести дыхание и сказала, что нет никакого смысла здесь оставаться. Она посоветовала добраться до Зугдиди, и, возможно, комендант сможет меня доставить в безопасное место.

У одного из местных жителей был трактор, в который он посадил меня и еще четырех женщин, и мы двинулись в путь. Но по дороге нам встретилась банда Джабы Иоселиани (националистическая грузинская военизированная группа). Негодяи потребовали с нас деньги и золото. У меня ничего не было, я домой не возвращалась, только и успела, что свечу потушить, откуда у меня золото и деньги? Тогда они пригрозили убить нас. Я была самой старшей и закричала: «Нас абхазы не смогли убить, и вы, мегрелы, это сделайте?!». Тогда они приказали всем выйти из трактора, забрали его и сказали продолжать путь без него. Мы побежали не оглядываясь, а они пускали пули в воздух, чтобы запугать нас. Мы с криками ринулись в лес, а звук выстрелов не прекращались. Женщины падали в обморок, мы помогали друг другу, поднимались и бежали дальше. Спустя некоторое время бег замедлился. Я не помню, куда мы направлялись. Я бежала и в тоже время безумно сожалела, что не смогла похоронить Датико. Это все, о чем я могла думать под свист летящих пуль.

Мы добежали до кладбища Хидэ и спрятались в склепе, где провели всю ночь. Это было самым безопасным укрытием в Самегрело. Ночью все было спокойно.

Натела Соселия (Nino Baidauri/Women of Georgia)

До Зугдиди мы доехали на тачках, запряженных лошадьми и присоединились к колонне беженцев. До пункта назначения доехали благополучно, но там комендант сказал, что для пропуска ему понадобится моя фотография. Но ведь с собой у меня были лишь ночнушка и халат. Я стала умолять его не оставлять меня в зоне войны. Он выпустил.

С тех пор я живу в поселении беженцев в Зугдиди. У меня большая комната, но там только кровать, комод и стол. У меня хорошие соседи. Мы едим вместе и развлекаем друг друга рассказами из прошлой жизни.

(Пометки автора: В Зугдиди, недалеко от резиденции бывшего президента, десятилетиями стоит серое четырехэтажное здание с табличкой «поселение ВПЛ». В коридорах дома нет окон, также, как и канализационной системы. Мебели в комнатах мало, а в некоторых частях здания нет электропроводки. Дворец президента недавно превратили в технопарк)