Голос: «Я делала все это для того, чтобы женщины не теряли надежды»

25 декабря 2019
Вафа Наги. Фото: Туркан Башир.

Вафа Наги — 36-летняя бывшая журналистка и выпускница стамбульского Университета имени Сабахаттина Заима. Она могла бы сделать блестящую карьеру в Баку или за границей. Но после окончания обучения она вернулась в деревню Холгарагашли, в которой она родилась, чтобы открыть небольшую швейную мастерскую и помочь местным женщинам найти работу и обрести независимость. После публикации этой статьи Наги была избрана членом городского совета.

«Когда я училась на четвертом курсе [моего университета], умерла моя бабушка, и мне пришлось вернуться в деревню, в которой я не была 16 лет. На похоронах я увидела женщин. Они говорили о своих проблемах. В целом, я видела, что женщины в деревне чувствуют себя несчастными и безнадежными».

«У них было много проблем, это произвело на меня очень сильное впечатление. Когда я вернулась [в Стамбул], я долго думала над увиденным [в деревне]. Я думала, чем я могу им помочь?»

«Я обратилась в несколько мест для получения поддержки для женщин в деревне. После долгих поисков мою идею [открыть швейную мастерскую, для помощи женщинам] поддержала международная организация. После получения от них помощи, сразу после сдачи экзаменов  в университете, я начала свою работу в деревне».

«Сначала я вернулась в Баку и сообщила своим родителям, которые жили в той же деревне. Когда я приехала в деревню, мой отец уже сообщил сельским жителям [о моих планах]. Ко мне приходили многие люди и обращались за работой».

«Женщины в деревне обрадовались, услышав о моих планах. Эта работа была для них проблеском надежды. Но я была расстроена тем, что я не могла обеспечить работой всех женщин, которые обратились ко мне. Я должна была выбирать». 

«Я отдавала предпочтение тем женщинам, которые находились в самых сложных ситуациях, нуждающимся женщинами и тем, у которых не было никакого дохода. Я дала им работу. Я хотела бы обеспечить работой их всех, но это было невозможно».

Фото: Туркан Башир.

«Сначала я обратилась в муниципалитет села с просьбой выделить мне место для швейного предприятия в селе. Мэр попросил меня заплатить 1000 манат (590 долларов США) за это место. Но у меня не было таких денег. Я попросила муниципалитет оказать поддержку моей идее. Но не получив положительного ответа, я сняла однокомнатное помещение в деревне. Я отремонтировала его и начала работать».

«В комнате сегодня — три швейные машины, один стол — для глажки, а другой — для кройки. В комнате работают шесть женщин. Я очень рада возможности вести бизнес в таких скромных условиях».

«Моей целью было помочь женщинам в деревне. Я делала все это для того, чтобы женщины не теряли надежду. Я могла бы вернуться и работать журналистом. Я прекрасно владею английским языком, я даже могла бы работать в международных организациях, но я сделала это, чтобы реализовать свою идею и принести пользу многим людям».

«Нам удается продавать наши постельное белье и другие товары через ярмарки и социальные сети. В первые же месяцы я смогла заплатить зарплату женщинам от дохода от продаж. Это очень меня радует». 

«Мы также получаем оптовые заказы через Интернет. Я сама доставляю заказы клиентам. У меня пока нет команды, но я надеюсь, что она скоро появится. Я также сама выполняю заказы от покупателей. И я сама отвечаю клиентам, как в социальных сетях, так и в [более широком пространстве] Интернета».

«Каждый раз, когда я получаю заказ из столицы, мне приходится приезжать в Баку. В Баку я покупаю новые ткани. Я оставляю товар в кафе в Баку или в районном центре, где его забирает покупатель, позже я прихожу и забираю деньги. Или покупатели платят деньги, и я  лично доставляю товар».

«Честно говоря, я никогда не мечтала стать предпринимательницей, иметь много денег и свой бренд. Моя единственная цель — помочь людям. Я пытаюсь развивать это дело, чтобы помочь большему числу людей. Я не хочу, чтобы это касалось только людей в деревне. Я хочу, чтобы это дело расширялось».

«Пусть это дело поможет большему числу людей и даст надежду многим людям».

Фото: Туркан Башир.

«После основания мной швейной фабрики, мэр села также попытался сделать что-то для женщин. Он собрал женщин в доме культуры в деревне и сказал, что хочет открыть для них швейное предприятие. Женщины не согласились с этим предложением, вместо этого было решено открыть для них кондитерскую фабрику».

«Возможно, послушав меня, мэр подумал, что женщинам следует дать работу, и что он должен их слушать».

«В деревне так много проблем, что их нельзя решить самостоятельно или дав людям несколько рабочих мест. Поэтому я выдвинула свою кандидатуру в муниципальный совет. Хоть у муниципалитетов и мало полномочий в Азербайджане, я хочу использовать эти полномочия и попытаться решить эти проблемы».

«Большинство людей в деревне смеялись над моей кандидатурой. Для них было странно то, что молодая девушка пытается быть членом муниципального совета. Но я настроена позитивно. Люди говорили мне, что будут голосовать за меня. Даже люди, которые никогда не голосовали раньше, проявили большой интерес. Я считаю, что необходимо вернуть доверие людей к голосованию».

«Я хочу, чтобы женщины в деревне имели возможность общаться. Есть много мест, где люди собираются вместе. Но для женщин такого места нет».

«[Женщины] сидят дома. Они зависят [от других]. Они не могут исполнить свои желания. Они должны быть экономически независимы для этого. Я считаю, что необходимо создавать рабочие места, чтобы дать им такую ​​независимость».

«Я правда не могу платить им высокую зарплату. Но я надеюсь, что в будущем все наладиться».

«Сегодня в швейную мастерскую приходят не только шесть женщин [работниц], там собираются почти все деревенские женщины. Я создала это место для них сама. Я хочу создать в деревне центр для молодежи и женщин. Чтобы в этом центре был бесплатный Интернет. Чтобы они проводили там время. Чтобы смотрели фильмы, пользовались социальными сетями и Интернетом. Чтобы там были курсы английского языка для детей и подростков».

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас