Голос | «Я не девка, я спортсменка»

3 января 2020
Патима Айшалова. Фото: Евгений Костин / Daptar

Когда Патима Айшалова пришла в секцию по боксу, она услышала отказ: «Девок не тренирую». Через год после этого она стала чемпионкой Дагестана по боксу и мастером спорта России по любительскому боксу.

«Пока папа был жив, по ночам они с дядей смотрели по телеку бои, тогда еще был черно-белый экран, они подключали антенну и смотрели а, я думала, как они это смотрят, когда это закончится? А потом и сама не поняла, как стала смотреть фильмы спортивного жанра, связанные с единоборствами».

«Папы не стало, когда мне было девять лет. Но и до этого какое-то время его с нами не было, мне исполнилось два годика и его посадили, освободился он, когда мне было шесть. Совсем немного я с ним прожила». 

«До шестого класса я училась у бабушки в Ставропольском крае. Мама сейчас живет в селе, 60 километров от Ставрополя, работает».

«Помню, еще в садике как-то меня обидели, я пожаловалась дедушке. Дедушка мне ответил: «Еще раз придешь и пожалуешься, я тебя побью. Бери и сама бей». И я дралась до второго класса». 

«В Кизляре в школьные годы с мальчиком подралась. Он сам полез ко мне, видите ли, ему мой внешний вид не нравился. У нас девочки покрытые ходили и в юбках, а я ходила как хотела: джинсы, рубашка, как в американских фильмах. И прическа была неординарная: распущенные волосы и длинная челка – я стеснялась своей внешности и пыталась прикрыть лицо. И он все время ко мне цеплялся. В той драке я локоть повредила, но не сдалась. А потом какая-то женщина кинулась нас разнимать и ругала меня, что мальчика бью, хотя он был старше и крупнее меня».

«Звонила каждый день»

«Мама считала мое увлечение боями ненормальным, но когда мне было 17 с половиной лет, она с сестрами переехала в село, и я стала жить самостоятельно. Первым делом записалась в кизлярскую школу кикбоксинга. Когда пришла первый раз в зал, сильно стеснялась, что ничего не умею».

«Занималась недолго, полмесяца, параллельно работала официанткой в семейном кафе. График – пять через пять. Пять дней приходилось пропускать, а для спортсменов это очень большой промежуток. Еще для мальчиков было непривычно, что в зале среди них девочка. Они подкалывали: «Ой, так сильно не бей, [грушу боксерскую] сломаешь». Кто-то предлагал познакомиться: «Не будешь со мной дружить, я скажу, чтобы тебя на тренировки не пускали»». 

Патима Айшалова. Фото: Daptar

«Я перестала ходить, мне не нравилось такое отношение. Но тогда же решила - как исполнится восемнадцать, пойду тренироваться, только в другом городе. В 2012 году я поехала к маме в Ставрополь и на остановке увидела объявление «Школа кикбоксинга»». 

«Я переехала, нашла жилье, работу, и через месяц записалась на тренировки. Утром – тренировки, вечером – работа». 

«В мае рядом с моей работой открылся клуб тайского бокса. Звоню: так и так, хочу заниматься, у вас есть утренние группы? «С сентября будут», — отвечают. Дождалась сентября, звонила каждый день».

«Я эту дату прекрасно помню, 23 сентября 2013 года я пришла в зал тайского бокса, и вот с этого дня я в спорте. Спустя два месяца удалось выступить на соревнованиях и выиграть. Сама удивилась, не верила, думала, пожалели как новенькую, победу отдали».

«Во время соревнований усиленно тренировалась – каждый день по две тренировки. Начались проблемы с работой, тогда пошла в ночную смену. Мне было все равно, я горела, я хотела выступать. Заканчивала тренировку в девять вечера, потом шла на работу с одиннадцати ночи до девяти утра. Приходила домой утром, принимала душ, ела и ложилась спать. А в четыре часа дня снова подъем». 

«Ты женщина, ты не сможешь»

«В 2015 году я предложила тренеру по кикбоксингу сделать утреннюю группу для детишек. Он не хотел утром заниматься, я говорю: «Давайте попробую». Он мне: «Ты женщина, ты не сможешь». Я настаивала».

«Начала набор группы, у меня было 10 деток – девочки и мальчики. Приезжала одна мама с тремя детишками из Михайловска. Она сидела и ждала их, а потом решила тоже ходить: «Какая разница, я их все равно жду, и мне физкультура, не помешает». Три матери со своими детками начали тоже заниматься. Я и вечером стала тренировать, иногда заменяла тренера».

«Мне нравилась моя работа. Она не приносила больших денег, но я могла снимать себе комнату».

Фото: страница Патимы Айшаловой во «ВКонтакте»

«Когда работала официанткой, я могла себе позволить новую одежду. Но потом начался период, когда тренировки были на первом месте. Я вот хожу в той одежде, которую я шесть лет назад покупала. Главное, чтобы было место, где жить, и все».

«Очень выручало, что у мамы в селе коровка, птички, кролики есть. Большой огород. Я каждые выходные старалась ездить туда, огород вскопать, в сарае убраться. Такое хозяйство позволяло мне сильно экономить на еде — яйца, молоко, молочные, растительные продукты я брала у мамы».

«Я не развлекалась, не гуляла, не устраивала шопинг. У меня и сейчас такое же положение, я также подрабатываю тем, что тренирую». 

«Не могу объяснить почему, но физически я была там, в Ставрополе, а душой всегда здесь [в Дагестане]».

«На северокавказских чемпионатах, сидит, допустим, сборная ставропольского края и сборная Дагестана и я думаю: «Это же мое родное, а я за чужой регион борюсь. Хочу за сборную Дагестана!»»

«В последний мой чемпионат России по кикбоксингу в 2018 уже знала, что чемпионат выиграю и вернусь домой [в Дагестан]».

«Либо бокс, либо смешанное единоборство»

«Я почему сразу в бокс не пошла, мне не нравилось руками бить, больше ногами. Но я не жалею, что пришла в бокс».

«Когда я еще занималась тайским боксом, мне предложили выступить по боксу в 2016 году, нужно было заменить девочку. А у меня за пять дней до этого намечался мой первый чемпионат России по кикбоксингу, оплачивать нужно из своего кармана, у меня денег на дорогу не было».

Патима Айшалова. Фото: Евгений Костин / Daptar

«Мне предложили бой по правилам бокса, девочка была мастером спорта, для меня было главное не проиграть нокаутом. После боя за выход я получила 40000, как раз ровно 38000 мне нужно было на поездку. После этого меня потихоньку начал привлекать бокс, и я поняла, что хочу драться в профессиональном боксе. Не любительском, не олимпийском, а именно профессиональном, где я могу деньги получать». 

«У меня был выбор: либо бокс, либо смешанное единоборство. Чтобы в боксе что-то получилось нужно минимум года два. Зная это, два года назад я выбрала смешанное единоборство. У меня были все навыки, но только борьбой не занималась. Начала ходить и поняла, что не мое, эта борьба мне не нравилась. Однажды мне предложили поучаствовать в тренировочном бое на боксе. Я пришла, и с того дня у меня загорелось. И уже решила ходить только на бокс».

«Я девок не тренирую»

«Тренер мне сразу сказал: «Я девок не тренирую». А я в ответ: «Я не девка, я спортсменка, такая же, как и все». И стала ходить заниматься. Он вроде и внимания на меня не обращал. Но, наверное, присматривался. Как-то провел тренировочный бой, а через четыре дня был чемпионат Дагестана, и он буквально за неделю меня подготовил. Я выиграла. Я думала, он и имени моего не знает, а тут слышу, окликает, меня выделяет из толпы, подсказывает». 

«С [тренером по боксу] у нас тандем, он меня понимает. На данный момент, не в обиду родителям, мой родитель он. Человек, которому я интересна не просто, как спортсмен, но и вообще, который за меня переживает – это мой тренер».

«Он один раз повысил на меня голос – это было недели три назад. Я сама виновата, там такая история была. Как закончился наш последний турнир, за три месяца я в зале появилась буквально пять, шесть раз. У меня период был депрессивный, с одной работы ушла, не было учеников. Не было денег даже на проезд, тренировки не посещала, было стыдно об этом сказать. А потом пришла и ему объяснила, он мне говорит: «Так, а почему ты молчала?». Мою экипировку, все, что надето на мне, вплоть до обуви, купил он». 

«Он в меня вкладывает свое время, здоровье».

«Я очень ревнивая, но этого не показываю. Если [на тренировку] придет новая девочка, я знаю, что я лучше нее буду. Я буду больше стараться, чтобы тренер мной больше гордился».

Мастер спорта

«Тренер выставил меня на чемпионат Дагестана, по очкам я одержала победу, вошла в сборную Северо-Кавказского федерального округа, выиграла и отправилась на чемпионат России. К сожалению, уступила в одной четвертой. Мне не хватило опыта, в кикбоксинге другая траектория удара». 

«На международном турнире памяти Магомед-Салам Умаханова 28 стран, кажется, присутствовало. В моем весе было семь человек. На первом из трех боев девочка попалась из Ставрополя, я так хотела выиграть, мне было стыдно проиграть. Она была очень высокая и левша. А как драться с левшой? Я с ней боксировала, мне даже понравилось. Второй бой — девочка из Беларуси. Плотнее, крупнее меня. Выиграла. В финале я была уверена, что выиграю, потому что физически я мощнее оппонентки, но проиграла один балл. У нее многолетний опыт, а я боксом полгода занималась».

Фото: страница Патимы Айшаловой во «ВКонтакте»

«На следующий день узнала, что стала мастером спорта. Тренер выставил пост в «Инстаграм» с моей фотографией и победами. Я звоню тренеру: «В смысле?» Он мне: «Ты на международном турнире провела три боя, выиграла. Ты выполнила норматив мастера»».

«Мастер спорта по боксу — это много. Я никогда не могла подумать, что по боксу мастера получу, да еще и за полгода. Начала понимать — то, во что я не очень верю, у меня получается». 

«Третьего декабря – ровно год, как я в боксе, сейчас мне 26. Больше боксирую для себя, это мое будущее, это мой хлеб».

«Тренировать могу только девочек и детей»

«Не любила никогда с девочками боксировать на тренировках, хотя это полезно для боя. Когда девочка в зал приходит, я думаю, а если я сейчас сильно ударю, вдруг ей больно станет. У меня такое ощущение, что я мальчик, а она – девочка. Но с мальчиками на ринге я бы не хотела встречаться».

«Тренировать могу только девочек и детей. Мужчина ко мне не пойдет: «Что, я буду девушке подчиняться? Она знает лучше меня?»».

«Да он и физически сильнее, он мощнее, какой бы здоровой и крепкой я ни была. По природе все же женщина физически слабее мужчины».

Патима Айшалова. Фото: Евгений Костин / Daptar.

«Сейчас тренирую вечером в фитнес-зале. Направление — фитнес с элементами кикбоксинга. Есть девочки, которые хотят поучиться, но смущает присутствие мужчин в зале, кому-то родители не разрешают с мальчиками тренироваться. Всего ко мне ходит шесть человек».

«Ультиматум»

«В жизни у меня нет агрессии, желания кого-то побить. Когда вижу, что у соперницы кровь пошла, жалею, а потом понимаю: эй, дура, сейчас тебя побьют, ты проиграешь! Хотя многие думают: «Ой, не повезет твоему парню, будешь его бить». А вот в жизни у меня нет такого, чтобы я доминировала, чтобы мне мужчина подчинялся».

«Мужчина в первую очередь должен быть мужчиной, важно, чтобы я с ним чувствовала себя девушкой. Если я искренне полюблю человека и это будет взаимно, я буду стараться для него. Но не так, чтобы я все для него делала. Мы оба будем друг друга мотивировать. Ноги об себя вытирать, пользоваться мной я не позволю».

«У меня будет муж, семья. Я буду послушной женой. Но если кто-то поставит ультиматум — не заниматься боксом, вряд-ли я на такое соглашусь. Из-за этого, может, и замуж не выхожу. Были, которые предлагали, но условие — ты не будешь заниматься, будешь дома сидеть. Извините, но нет. Не могу я. Не хочу».

Над партнерским материалом работала Патимат Амирбекова. Впервые статья была опубликована на Daptar, 18 декабря 2019 года.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас