Трансгендерным людям нет места на рынке труда в Грузии

1 апреля 2020
Габриэла Роскипова-Романова. Фото: Тамуна Чкареули/Global Voices.

Несмотря на принятый в 2014 году антидискриминационный закон, трансгендерные люди в Грузии сталкиваются с серьёзными препятствиями на рынке труда, особенно из-за того, что правительство юридически не признает их пол. У многих нет другого выбора, кроме как идти на улицу, чтобы заработать на жизнь.

5 февраля было совершено жестокое нападение на трансгендерную женщину во время её работы в ночную смену в супермаркете Spar в Тбилиси, столице Грузии. Ясно, что жертва, которая предпочитает остаться неназванной, подверглась нападению из-за её гендерной идентичности. По словам её адвоката Тамар Заркуа, трансгендерные люди в Грузии рискуют стать жертвами преступлений на почве ненависти, просто прогуливаясь по улице, хотя большинство нападений происходит со стороны клиентов в сфере услуг и в секс-бизнесе.

Количество трансгендерных людей в Грузии сегодня трудно оценить. Хотя опросы общественного мнения, проведенные в 2019 году, выявили в основном негативное или двойственное отношение к правам сексуальных меньшинств (только 27% граждан Грузии всех возрастов считают, что их необходимо защищать), конкретных данных об отношении к трансгендерным людям нет.

Тем не менее, трансгендерные люди, как и другие члены ЛГБТ сообщества, сообщают, что часто сталкиваются со стигмой в связи с их сексуальной ориентацией в социально консервативном обществе Грузии. Для трансгендерных людей эта стигма является дополнительным препятствием в нелёгкой борьбе за поиск безопасной и надёжной занятости — что является актуальной проблемой для людей всех слоёв общества и идентичностей в Грузии сегодня.

Как показывают истории Габриэлы и Наты, найти стабильную работу трансгендерному человеку в Грузии почти невозможно.

Выброшенная на улицу

Когда Габриэла Роскипова-Романова призналась в том, что она — трансгендер, это не было до конца её собственным решением. Эта 29–летняя женщина была вынуждена выбирать между признанием своей гендерной идентичности и сохранением работы. Она выбрала первое, чтобы остаться верной своей самоидентификации как женщины. Семья Габриэлы выгнала её из дома.

Будучи не в состоянии найти другую работу, она вот уже 12 лет занимается секс-работой.

«Я даже не пыталась начать работать где-либо ещё», — говорит Габриэла. «Я просто не хочу чувствовать себя униженной, когда иду на собеседование».

Габриэла Роскипова-Романова. Фото: Тамуна Чкареули/Global Voices.

В 2014 году Грузия приняла антидискриминационный закон, который теоретически должен защищать ЛГБТ–людей на рабочем месте. Тем не менее, Габриэла говорит, что это не принесло изменений для трансгендерных людей. «Правительство нас не видит. И без юридического признания нашего пола нас не видят и работодатели », — вздыхает она.

У трансгендерных женщин в Грузии нет широкого выбора работодателей. В лучшем случае они оказываются в секторе гостеприимства или в секторе НПО. В худшем случае они оказываются на улице. Из-за низкой заработной платы и отсутствия поддержки семьи им часто приходится совмещать несколько работ, чтобы выжить.

Габриэла заработала всего 20 лари (7 долларов США) прошлой ночью. Она уже задолжала своей хозяйке. «Нас всех выгнали из наших домов. Мы должны платить за аренду и коммунальные услуги. Нам надо покупать косметику. Нам надо платить за такси; мы не решаемся пользоваться общественным транспортом», — объясняет она. У Габриэлы есть ещё две трансгендерных соседки; они втроём помогают друг другу.

«Вы абсолютно не защищены [на рабочем месте и на улице] — ни от клиентов, ни от полиции. Иногда клиенты становятся агрессивными и не отпускают тебя. Меня запирали в домах или увозили в отдалённые места и избивали. Я убегала с кровью на лице, звонила в полицию и махала проезжающим мимо машинам, прося о помощи, но никто не удосужился остановиться».

Поскольку Роскипова является активисткой и часто даёт интервью средствам массовой информации, она становится узнаваемой. В последнее время она стала своего рода защитницей законных прав трансгендерных секс-работников Грузии. «Иногда за мной приходят полицейские, или другие нуждающиеся трансгендерные женщины называют моё имя. Я читала законодательство и знаю, как защитить себя», — говорит Роскипова.

Габриэла стала активистом по защите прав трансгендеров. Фото: Тамуна Чкареули/Global Voices.

«Некоторые [ЛГБТ-люди] не смогли даже закончить школу, поэтому они ничего не знают. Сейчас я стремлюсь поступить в университет и стать настоящим юристом. С тех пор, как я стала трансгендером, я поняла, что хочу помогать таким людям, как я».

«Я многое потеряла, но это для меня облегчение. Я счастлива быть собой», — заключает она.

С издевательствами выгнали с работы

29-летняя Ната Таликишвили изо всех сил старалась не попасть в секс-бизнес, но всё было напрасно.

«Я жила в деревне и поэтому бралась за любую работу: начиная с разгрузки мешков и заканчивая работой на заводе по производству пластмассы. Я работала даже в цементной мастерской. Но меня уволили, не заплатив мою последнюю заработную плату, заявив, что я — «слабая и женоподобная». Я пыталась даже работать дворником, я думала, что они всегда нужны. Но меня высмеяли, а потом уволили».

Чтобы содержать себя, Нате пришлось вернуться к секс-работе между другими работами.

«Я работала на круглосуточной заправке за 220 лари (79 долларов США) в месяц. Я могла даже спать и принимать душ там. Со временем я достаточно осмелела, чтобы принести туда свою одежду и туфли на каблуках, но кто-то это увидел. Они сказали, чтобы я уходила, посреди ночи, остаток которой я провела на улице с другими секс-работницами», — вспоминает Ната.

Ната Таликишвили. Фото: Скотт МакКаллох/OC Media.

Ната опытный повар и она стала искать другие возможности, где бы применить свой талант. Она получила должность помощника шеф-повара в Министерстве обороны, где проработала бесплатно пять месяцев, прежде чем получить свою первую зарплату.

«Впервые в жизни я получила зарплату, которая позволила мне взять перерыв от секс-работы. На кухне я носила колпак, чтобы никто не мог видеть мои длинные волосы. Но однажды я забыла смыть с себя тушь, и один из мужчин заметил это».

Этот коллега по работе издевался над Натой до тех пор, пока она больше не смогла этого выносить. «Я сняла колпак, и все увидели мои длинные окрашенные волосы. Я ушла со скандалом и никогда не оглядывалась назад».

В поисках признания

В конце концов Ната смогла заработать на жизнь, работая на неполный рабочий день в двух НПО, что стало для неё облегчением, поскольку ей не нужно больше рисковать своей жизнью на улицах. Она зарабатывает достаточно и, что важно, способна работать, не подвергая риску свою идентичность. Тем не менее, Ната утверждает, что даже в её опыте работы в неправительственном секторе были прецеденты эксплуатации.

Она говорит, что рада делать некоторую работу бесплатно, — от организации мероприятий до обеспечения контактов. Но в какой-то момент, объясняет она, нужно сказать «хватит».

«Я активистка, поэтому для меня это нормальная практика. Но когда я вижу, что у организации есть ресурсы для того, чтобы поддержать меня, но они этого не делают, это действительно расстраивает меня».

Кети Бахтадзе, юрист Группы поддержки женских инициатив (одной из организаций, где работает Ната), говорит, что проблемы с трудоустройством для трансгендерных людей могут начинаться с раннего возраста.

«Специалистов для трансгендерных подростков нет, и они не могут получить понимания своего гендерного самовыражении со стороны общества. В колледже к ним не обращаются по их предпочтительному имени, и они должны соответствовать своей идентичности в документах», — говорит Бахтадзе.

По словам Бахтадзе, это означает, что трансгендерные люди получают доступ к образованию, только отказавшись от своей гендерной идентичности.

«Наконец, они устраиваются на работу, и если они, наконец, соберутся с силами, чтобы сделать каминг–аут, это, скорее всего, приведёт к тому, что они потеряют работу».

Но есть призывы к дальнейшим законодательным изменениям. В мае 2019 года независимый эксперт ООН по защите от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности опубликовал доклад, в котором призвал Грузию «обеспечить, чтобы процесс юридического признания гендерной идентичности основывался на самоопределении заявителя, являлся простым административным процессом, свободным от оскорбительных требований, признавал недвоичные идентичности и был доступным для несовершеннолетних».

Тем не менее, Бахтадзе считает, что Министерство юстиции пока не заинтересовано в том, чтобы начать этот процесс. «Они предпочитают ждать решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ)», — говорит она. В настоящее время Бахтадзе представляет двух трансгендерных людей, которые оспаривают отказ грузинских властей юридически признать изменение ими гендера.

Без дальнейших законодательных и административных изменений, продолжает Бахтадзе, транс–женщинам придётся продолжать работать на нелегальной секс-работе, чтобы себя содержать. Во время такой работы они часто сталкиваются с насилием. В то же время транс–люди будут продолжать работать без контрактов в почти рабских условиях. «Каждый день мы подталкиваем этих людей к совершению административных правонарушений и делаем их уязвимыми», — предупреждает адвокат.

Ещё одна проблема, говорит Бахтадзе, заключается в том, что трансгендерные люди часто боятся, что их работодатели узнают об их идентичности при подписании трудовых договоров, поскольку они должны представлять документы, удостоверяющие личность, которые часто не отражают их гендерную идентичность.

Акция протеста возле Дома юстиции в Тбилиси 8 марта 2018 года, в Международный женский день. Протестующие призывали признать гендерную идентичность транс-людей в официальных документах. Фото: Мариам Никурадзе/OC Media.

Она также подчеркивает, что Грузия — маленькая страна: «отказ от работы по причине идентичности может автоматически означать потерю потенциальной работы в той же сфере, поскольку работодатели знают друг друга».

[Читайте на OC Media: От редакции | Правительство Грузии должно прекратить легитимизацию гомофобии]

Тем не менее, Тамар Заркуа, юрист тбилисской неправительственной организации «Движение за равенство», говорит о некоторых положительных тенденциях в предотвращении дискриминации на рабочем месте. Министерство внутренних дел Грузии организовало тренинги для сотрудников полиции, чтобы лучше выявлять и документировать преступления, связанные с дискриминацией. Тем не менее, результаты этих тренингов до сих пор неясны, так как «даже если многие такие правонарушения были задокументированы в 2018 году, суды установили наличие мотива дискриминации только в двух случаях», — говорит Заркуа.

Для трансгендерных людей всегда есть другой вариант — искать убежище за границей и никогда не оглядываться назад. Устав бороться за признание и справедливое обращение, Ната говорит, что она серьезно думала об эмиграции, чтобы попросить убежища. И всё же после долгой борьбы с депрессией она решила остаться в Грузии. «Я не осуждаю тех, кто уехал, но моё место там, где я родилась и выросла. Мне нужно изменить среду вокруг себя. Если бы это начали делать предыдущие поколения, возможно, мы бы сейчас не боролись».

Примечание редактора: Global Voices обратились к Министерству юстиции Грузии с просьбой о комментарии по поводу рекомендациям, содержащимся в отчете ООН, но не получили ответа на момент публикации.

Эта статья стала возможной благодаря сотрудничеству с Global Voices и поддержке Transitions, базирующейся в Праге организации, занимающейся издательской деятельностью и обучением СМИ.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас