В Москве и Санкт-Петербурге прошли пикеты в поддержку арестованных ингушских активистов

13 января 2020
«Против 33 участников митингов в РИ заведены уголовные дела #свободуполитзаключённым». Женщина с плакатом на пикете в Москве. Фото: Елизавета Александрова-Зорина.

В пятницу в Москве и Санкт-Петербурге прошли одиночные пикеты в поддержку ингушских активистов, арестованных после протестов против чечено-ингушского договора об обмене землями.

Пикеты прошли у администрации президента России в Москве и у станций метро в Санкт-Петербурге.  

В результате мартовских протестов 2019 года в столице Ингушетии, Магасе, было арестовано 33 человека.

Организаторами акции в Москве стали активисты группы «Бессрочный пикет», созданной для привлечения общественного внимания к политическим заключенным, и журналистка Елизавета Александрова-Зорина. 

Александрова-Зорина сообщила OC Media, что пикет был запланирован продолжительностью в три часа, но закончился на 40 минут позже заявленного. 

«Были постоянные активисты «Бессрочного пикета», были ингуши, были какие-то новые люди, прочитавшие про пикет и захотевшие его поддержать», — сказала Александрова-Зорина, добавляя, что полиции также было много.

«На других наших пикетах такого [количества полиции] не было. А ингушская тематика как-то напугала нашу полицию», — добавила она.

Полиция подошла к женщине, пикетирующей в Москве. Фото: Елизавета Александрова-Зорина.
Женщина с плакатом, призывающим освободить Зарифу Саутиеву —  активистку, арестованную в июле. Фото: Елизавета Александрова-Зорина.

[Читайте на OC Media: Восьмерых лидеров протестов в Ингушетии обвиняют в создании экстремистского сообщества]

По словам Александровой-Зориной, прохожие подходили к протестующим редко, но она слышала, как люди обсуждали между собой тему протеста. 

«А это, собственно, и было целью — чтобы люди, как минимум, узнали, что в Ингушетии что-то происходит, и хотя бы с помощью интернета поискали информацию».

Мустафа Дзагиев, IT-специалист и блогер родом из Ингушетии, также участвовал в пикете в Москве. Он сказал OC Media, что он вышел на пикет, потому что считает пикеты одной из действенных форм влияния на политическую повестку.

«Пикеты — это элемент мягкой силы и окно возможностей, позволяющий как до власти так и до общественности доносить свою боль и актуализировать вновь и вновь наши проблемы», — сказал он.

«Убежден что всё имеет значение: и пикеты, и письма узникам, и работа адвокатов, и соучастие в жизни родственников, страдающих от репрессий, и простое искреннее слово правды». 

В России, где крупные демонстрации требуют разрешения властей, одиночные пикеты являются распространенной формой протеста. При этом только один человек держит плакат, но люди поочередно сменяют друг друга.

«Метропикеты»

В Санкт-Петербурге пикеты в поддержку ингушских заключенных прошли в рамках более широкой акции «метропикетов» — одиночных акций у станций метро города. 

Марина Кен — активистка из Санкт-Петербурга, которая уже неоднократно становилась участницей акций в поддержку ингушских заключенных, — рассказала OC Media, что в рамках метропикета участники проводят пикеты на станциях метро или в других оживленных местах, общаясь с прохожими.

«Этот формат предложили москвичи, а Питер, Ростов и некоторые другие города подхватили его. Метропикеты проходят раз в неделю по пятницам», — сказала она.

Пикет в Санкт-Петербурге в декабре. Фото: Марина Кен.

Кен сказала, что, хотя было достаточно холодно, но прохожие останавливались задать вопрос или поспорить.

«На каждом пикете [ко мне] подходят люди, которые просто ничего не знают об «ингушском деле», и просят рассказать о нём. Есть те, кто не идет на контакт [со мной], но останавливаются прочитать плакат, сфотографировать, и, видимо, потом они всё-таки идут в интернет, чтобы самостоятельно заполнить информационный вакуум». 

«Несанкционированный митинг»

Правозащитники называют серию уголовных дел, возбужденных против участников мартовских протестов в Ингушетии, «ингушским делом». 

Митинг 26—27 марта, который стал последней массовой акцией протеста в Ингушетии, закончился стычкой с сотрудниками «Росгвардии».

Акция протеста в Назрани в ноябре 2018 года. В Ингушетии прошел ряд акций протеста против обмена землями между Ингушетией и Чечней после того, как было объявлено об этой сделке. Фото: Доминик К Цагара/OC Media.

Главным требованием демонстрантов была отставка Юнус-Бека Евкурова, который являлся на тот момент главой Ингушетии, и отмена соглашения с Чечней о демаркации границ, заключенного 26 сентября 2018 года.

Согласно спорной сделке, подписанной в сентябре 2018 года Евкуровым и главой Чечни Рамзаном Кадыровым, около 340 квадратных километров (около 9 %) территории Ингушетии было передано Чечне.

3 апреля полиция начала обыски и аресты в домах некоторых участников несанкционированного митинга 27 марта. По этому делу было арестовано 33 человека, которые обвиняются в применении насилия в отношении представителей власти. Те из арестованных, кто являлся лидерами протеста, обвиняются в организации применения насилия. 

К концу декабря нескольким арестованным суд уже назначил от четырех до 18 месяцев колонии-поселения. Правозащитный центр «Мемориал» объявил шестерых арестованных лидеров протестов «политзаключенными».

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас