Восьмерых лидеров протестов в Ингушетии обвиняют в создании экстремистского сообщества

30 декабря 2019
Протест в Магасе 4 октября 2018 года. Фото: Азнаур Ташаев/OC Media.

Против восьмерых лидеров протестов в российской республике Ингушетия, находящихся под следствием по обвинению в организации и применении насилия в отношении представителей власти, возбуждено новое уголовное дело. Они обвиняются в организации и и участии в деятельности экстремистского сообщества.

О возбуждении нового уголовного дела OC Media сообщил Магомед Беков, адвокат Ростовской областной коллегии адвокатов «Правовой центр», который также защищает одного из обвиняемых, Мусу Мальсагова. 

По словам Бекова, дело об организации экстремистского сообщества возбуждено в отношении председателя Совета тейпов Малсага Ужахова, члена Ингушского комитета национального единства Ахмеда Барахоева и председателя Комитета Мусы Мальсагова. 

Также, по его словам, в участии в экстремистском сообществе обвиняются Барах Чемурзиев, Исмаил Нальгиев, Багаудин Хаутиев, Зарифа Саутиева и находящийся в федеральном розыске экс-министр внутренних дел Ингушетии Ахмед Погоров.

В постановлении о возбуждении уголовного дела, копия которого имеется у OC Media, утверждается, что Барахоев, Ужахов и Мальсагов, «являясь руководителями экстремистского сообщества, планировали, подготавливали и организовывали незаконные массовые мероприятия, а также организовывали проведение во время этих мероприятий преступлений экстремистской направленности».

В случае, если суд признает их виновными, активистам грозит от 2 до 6 лет лишения свободы за участие в экстремистской организации и от 6 до 10 лет лишения свободы за создание экстремистского сообщества.

Все обвиняемые являлись членами Ингушского комитета национального единства и лидерами протестов в Ингушетии, проходивших с октября 2018 года по март 2019 года. 

Причинами протестов было несогласие общественности Ингушетии с договором о новых границах между Ингушетией и Чечнёй.

[Читайте подробности на OC Media: Беспорядки в Ингушетии — новые протесты и «увольнение» министра внутренних дел]

«Ингушский комитет национального единства — это союз общественных сил и представителей гражданского общества Ингушетии, который был создан в ходе народного протеста в октябре 2018 года», — говорится в заявлении Комитета на ингушском сайте Фортанга.орг, критически настроенном по отношению к властям. 

Согласно этому заявлению, целью комитета является «отстаивание прав народа Ингушетии на свою государственность и территориальную целостность», и « вся работа Комитета проводилась в рамках действующего российского законодательства и не носила противоправного характера».

«Очередной повод посадить активистов»

Подозреваемые не согласны с вменяемым обвинением. По словам Бекова, один из арестованных — Багаудин Хаутиев — на допросе заявил, что он не являлся участником экстремистского сообщества и не понимает сути этого обвинения. 

Фатима Урусова, адвокат Ахмеда Барахоева, сообщила ОС Media, что первой реакцией ее подзащитного, когда ему предъявили постановление о возбуждении уголовного дела, было крайнее возмущение.

«Все время я говорил о том, что мы не должны допустить насилия, я говорил о том, что мы должны действовать в рамках закона и права, и сейчас получить обвинение в экстремизме?!», — цитирует Урусова Барахоева.

«Это очередной повод упрятать [за решетку] наших активистов», — сказал OC Media активист Абдул-Хамид Евлоев. — «С самого начала лидеры протестов призывали к соблюдению порядка и законности, в том числе и когда начались беспорядки. Я был на всех митингах и знаю это точно». 

Изабелла Евлоева, ингушская журналистка и активистки протестов, сказала OC Media, что, говоря об «экстремистском сообществе», обвинение подразумевает Ингушский комитет национального единства.

«Когда в результате обыска у моих родителей силовики нашли устав Комитета, а фактически его подбросили, я сразу поняла, что спустя время эту организацию объявят экстремистской», — сказала она. —«И вот, прошел ровно месяц, и это случилось».

Из предыдущих заявлений Комитета было ясно, что он не зарегистрирован в качестве общественной организации и у него нет устава или других учредительных документов. Евлоева сказала, что она считает, что «устав» был написан полицией.

По словам Евлоевой, адвокаты арестованных многократно сообщали, что следствие идет вяло из-за отсутствия доказательств, а результаты экспертиз, проведенных следственными органами,  были в пользу заключенных.

«Держать людей так долго за решеткой, а скоро уже год, как они арестованы, по закону нельзя. Вот и придумали новое обвинение, и, заранее вписав нужный пункт в устав, подкинули его», — говорит Евлоева. В данный момент она находится в Европе в попытке избежать преследования со стороны Российской Федерации.

«Несанкционированный митинг»

Митинг 26—27 марта, который стал последней массовой акцией протеста в Ингушетии, закончился стычкой с сотрудниками «Росгвардии». 

Главным требованием демонстрантов была отставка Юнус-Бека Евкурова, который являлся на тот момент главой Ингушетии, и отмена соглашения с Чечней о демаркации границ, заключенного 26 сентября 2018 года.

Согласно спорной сделке, подписанной в сентябре 2018 года Евкуровым и главой Чечни Рамзаном Кадыровым, около 340 квадратных километров (около 9 %) территории Ингушетии было передано Чечне.

3 апреля полиция начала обыски и аресты в домах некоторых участников несанкционированного митинга 27 марта. По этому делу было арестовано 33 человека, которые обвиняются в применении насилия в отношении представителей власти. Те из арестованных, кто являлся лидерами протеста, обвиняются в организации применения насилия. 

К концу декабря нескольким арестованным суд уже назначил от четырех до 18 месяцев колонии-поселения. Правозащитный центр «Мемориал» объявил шестерых арестованных лидеров протестов «политзаключенными».

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас