#Женщины

В Дагестане женщинам запретили посещать бассейн

Запрет на посещение женщинами бассейна в Каспийске вызвал возмущение со стороны многих женщин в Дагестане, а на руководство была подана жалоба.

В Дагестане женщинам запретили посещать бассейн

Запрет на посещение женщинами бассейна в Каспийске вызвал возмущение со стороны многих женщин в Дагестане, а на руководство была подана жалоба.

Родить чужого ребенка: суррогатное материнство в Армении

Некоторые в Армении рассматривают суррогатное материнство как последний шанс обрести семью, но для суррогатных матерей это может быть трудным опытом.

Родить чужого ребенка: суррогатное материнство в Армении

Armine Avetisyan

Некоторые в Армении рассматривают суррогатное материнство как последний шанс обрести семью, но для суррогатных матерей это может быть трудным опытом.

Голос: «Я делала все это для того, чтобы женщины не теряли надежды»

Вафа Наги рассказывает историю о том, как она оставила многообещающую карьеру, чтобы вернуться в свою деревню и помочь женщинам обрести независимость.

Голос: «Я делала все это для того, чтобы женщины не теряли надежды»

Вафа Наги рассказывает историю о том, как она оставила многообещающую карьеру, чтобы вернуться в свою деревню и помочь женщинам обрести независимость.

Нагорный Карабах: есть ли место женщинам в местном самоуправлении?

Ни одна женщина не была избрана в Совет старейшин Степанакерта, и эти цифры были столь же низкими по всему Нагорному Карабаху.

Нагорный Карабах: есть ли место женщинам в местном самоуправлении?

Anahit Danielyan

Ни одна женщина не была избрана в Совет старейшин Степанакерта, и эти цифры были столь же низкими по всему Нагорному Карабаху.

Голос | «Я, наконец, принимаю себя»: история ингушской девушки

Расти в Ингушетии для этой девушки значило бороться с «ограничивающими» традициями.

Голос | «Я, наконец, принимаю себя»: история ингушской девушки

Расти в Ингушетии для этой девушки значило бороться с «ограничивающими» традициями.

«Я молча смирилась с этим» — семейное насилие в Армении

Несмотря на принятие нового закона о борьбе с бытовым насилием, по мнению женских правозащитных организаций, все ещё делается недостаточно.

«Я молча смирилась с этим» — семейное насилие в Армении

Armine Avetisyan

Несмотря на принятие нового закона о борьбе с бытовым насилием, по мнению женских правозащитных организаций, все ещё делается недостаточно.

Мнение | Мужчинам с Северного Кавказа пора перестать указывать женщинам место

Мужчинам Северного Кавказа стоит понять, что традиции и религия не должны препятствовать активной роли женщин в обществе.

Мнение | Мужчинам с Северного Кавказа пора перестать указывать женщинам место

Lidiya Mikhalchenko

Мужчинам Северного Кавказа стоит понять, что традиции и религия не должны препятствовать активной роли женщин в обществе.

Голос | Горечь кванхидатлинской соли — женский промысел в Дагестане

В горном селе Кванхидатли женщины вспоминают о том, как «ходили на соль» с начала XX века.

Голос | Горечь кванхидатлинской соли — женский промысел в Дагестане

В горном селе Кванхидатли женщины вспоминают о том, как «ходили на соль» с начала XX века.

Грузия за 2 года не предприняла «никаких шагов» для расширения прав и возможностей женщин для соглашения с ЕС

Группа ведущих организаций гражданского общества оценивает прогресс правительства в программе Плана Ассоциации с ЕС за 2017–2020 годы.

Грузия за 2 года не предприняла «никаких шагов» для расширения прав и возможностей женщин для соглашения с ЕС

Группа ведущих организаций гражданского общества оценивает прогресс правительства в программе Плана Ассоциации с ЕС за 2017–2020 годы.

Женщины-квиры на Северном Кавказе: «сексуальное насилие, принудительные браки и убийства»

Гомофобная и трансофобная стигма еще больше усугубляет положение женщин в регионе.

Женщины-квиры на Северном Кавказе: «сексуальное насилие, принудительные браки и убийства»

Гомофобная и трансофобная стигма еще больше усугубляет положение женщин в регионе.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас